26 июня 2016

 $65.15€72.53

18+

«Мне жена запретила называть свою зарплату»

Онлайн-интервью с вице-президентом фонда «Сколково» Александром Черновым

Фотография: Кирилл Лебедев/«Газета.Ru»

В законопроекте о создании «Сколково» говорится, что этот центр должен стать «настоящим городом будущего, инновационной Меккой». Удалось ли новому проекту достичь заявленных высот, когда он сможет похвастаться созданием революционных технологий и сложно ли стать студентом Сколтеха? На эти и многие другие вопросы в рамках онлайн-интервью отвечал вице-президент фонда «Сколково» Александр Чернов. Читатели «Газеты.Ru» затронули и скандальную тему, связанную с лекциями депутата Ильи Пономарева.

Сегодня в редакции «Газеты.Ru» проходит онлайн-интервью с вице-президентом фонда «Сколково» Александром Черновым. Здравствуйте, Александр. // "Газета.Ru"

Здравствуйте!

В силах ли «Сколково» решить задачу перевода на инновационный путь развития такой огромной страны, как Россия? // Павел, журналист

Хочется надеяться, что в силах. Получится или нет — это вопрос, на который у нас, может быть, тоже еще нет ответа. Но проект задуман как механизм, который обеспечит перевод национальной экономики на инновационные рельсы. Пилотный проект. «Сколково», как один фонд, как один инноград, конечно, такой задачи решить не способен. Но мультиплицировать свой успех, создать несколько таких центров, в случае если мы выйдем на необходимые показатели, тогда эта трансформация может произойти. Я очень на это надеюсь.

Каковы реальные результаты работы фонда? // Максим

Какими успехами может похвастаться «Сколково» за три года своего существования? // Иван

Вы знаете, три года существования для такого проекта — это, конечно, очень немного. Я не избегаю ответа, я обязательно сейчас об успехах расскажу, они есть. Но я бы здесь некую аналогию с созданием футбольного клуба привел. Мне просто близка эта тема — спорта. Надо набрать игроков, надо взять тренера, надо внедрить какие-то практики тренировочного процесса, надо построить базу, надо построить стадион — и все это надо сделать за один короткий период времени. Таких случаев вообще-то не бывает. Либо есть стадион, на который притаскивают клуб, либо есть клуб, под который строят стадион. Либо есть футбольная команда, которая постепенно через некоторые лиги проходит, вырастает до лигочемпионского уровня. Что, я надеюсь, скоро произойдет в российском футболе. А мы должны все сделать сразу.

Так была сформулирована задача. Три года — это абсолютно недостаточный срок для того, чтобы судить об успехах или разочарованиях. И то и другое, конечно, там в нашем портфеле существует. Но есть количественные показатели, которые могут дать промежуточную оценку и сказать, в правильном мы направлении движемся или нет. Я вам могу сказать, что, например, у нас есть предмет нашей гордости — это Сколтех. Университет, который создан, который зарегистрирован, который существует, студенты в который набираются, студенты в котором обучаются, и профессура, которая приезжает и выставляет соответствующие оценки студентам-исследователям, которые проходят там практику и уезжают в иностранные университеты, тоже на зарубежную практику.

Во-вторых, это тысяча наших стартапов. То есть мы набрали, как и планировали, более того, с опережением сроков, тысяча компаний-участников, идеи которых носят инновационный характер и соответствуют нашим кластерам. У нас, я напоминаю, пять кластеров: ядерный, биомедицинский, космический, айтишный, энергоэффективный. И тысяча компаний работают там, отвечают запросам и требованиям, которые предъявляются к ним. Не все из них эффективны. Более того, далеко не все из них выйдут на какие-то результаты. Но те результаты, которые некоторые из них демонстрируют, уже достаточно убедительны. Например, выручка за 2012 — начало 2013 года составила 9 млрд рублей. В рамках той деятельности, которую они ведут в «Сколково», 9 млрд рублей — это результат деятельности этих компаний.

Это компании сами уже успели заработать?

Да. То есть результаты их инновационной деятельности получили оценку от рынка в виде 9,5 млрд рублей. Есть продукты, которые уже вынесены на рынок. В первую очередь, конечно, это касается айтишных технологий, часть из которых уже превратилась в рыночный продукт, уже востребована, уже приобретена. Часть из которых уже получила очень высокую оценку, в том числе и зарубежных исследователей, и зарубежных компаний. Сложней происходит процесс, конечно, в биомедицинских технологиях, потому что там сам период исследований очень тяжелый, очень непростой, очень долгосрочный. У него горизонт чуть больше, чем у айтишников, которые собрались, придумали, реализовали, вынесли на суд рынка, получили оценку — и дальше начинают зарабатывать на этом деньги. У биомедиков этот процесс сложнее. Но есть успехи и в космических, и в ядерных технологиях, и, конечно, в энергосберегающих.

Когда «Сколково» сможет похвастаться созданием новых прорывных технологий — российским «Гуглом», лекарством против рака? // Mihalych

Вы знаете, нет и не будет, я предполагаю, таблетки, которая вылечит человечество от рака. Рак многообразен, к сожалению, имеет разные формы, и разные стадии, и разные принципы, до сих пор не совсем понятно его возникновение. Исследования этой проблемы в рамках стартапов наших ведутся. Они ведутся в содружестве с крупными медицинскими институтами. И стартапы, некоторые из них, являются частью исследовательских центров, медицинских знаменитых российских. Но ответ автору вопроса очень простой: мы, как только получим лекарство от рака, сразу похвастаемся. Назвать год я не смогу. Но серьезные медицинские препараты, которые на выходе сейчас у некоторых наших стартапов, — это 2014—2015 года. Что касается «Гуглов», ну второго «Гугла» не будет. Будут какие-то новые технологические решения, которые могут завоевать мир. Часть из них в рамках фонда «Сколково» реализуется. Мне, например, очень нравится система, когда каждый человек может сам на компьютере создавать свое кино: писать сценарий, по сути, облекая свои мысли уже в видеоряд на компьютере. Эта система опробована, эта система уже запатентована, рынок ее ожидает, и она уже близка к тому, чтобы превратиться в то, что можно купить на полках наших и не наших магазинов.

В чем смысл «Сколково»? Не правильнее бы было пустить все эти деньги на поддержку научных исследований, проводимых в рамках Российской академии наук, отраслевых научных центров и вузовской науки? // Арина Владимировна

Ну, во-первых, запуск проекта «Сколково» не исключает выделения средств на вузовскую науку, отраслевую науку. Более того, как я уже сказал, мы значительную часть своих стартапов черпаем из знаменитых, известных, разбросанных по всей стране наукоградов. Из практически всех наукоградов у нас есть стартапы. Но мы не про науку. Мы про коммерциализацию результатов деятельности, часть из которых созревает, — это научная деятельность в рамках знаменитых наших научных учреждений. Здесь ни у кого нет сомнений в научном потенциале России. Но у всех у нас и у вас, наверное, есть сомнения в способности зарабатывать деньги на том, что изобрели наши ученые. Здесь фонд должен разработать технологии, механизмы, алгоритмы, которые позволят донести до покупателя, до вас и до меня, до моей семьи, до ваших семей, результаты деятельности в том числе и наших знаменитых научных центров.

Откуда к вам приходят студенты, обучающиеся в Сколтехе? Какой конкурс они проходят? // Kristy

Сколько студентов Сколтеха уже прошли стажировку на Западе? // хирург

Многим непонятна структура «Сколково». Какова связь Сколтеха и его исследовательских центров с соответствующими кластерами? // Васек

Это Васек, наверное, задал вопрос.

Да.

Этот Васек, он необычный, видимо. Потому что либо он все знает про фонд «Сколково», либо он где-то чего-то нахватался. Я исхожу из того, что этот человек достаточно много знает и задает этот вопрос на какую-то запрограммированную уже тему. Речь идет о центрах науки, инновации, образования, ЦНИО так называемых, которые создаются в рамках Сколтеха. Их всего 15. Они сориентированы в том числе на пять направлений, которые развиваются кластерами. Подвох, который я увидел в этом вопросе, заключается в том, что задействованы ли кластеры в формировании этих центров. Наверное, в недостаточной степени. Но если говорить собственно об этих центрах, они создаются с очень сильной международной экспертизой. В конкурсе на создание этих центров участвуют, если не ошибаюсь, 12 нобелевских лауреатов. Три центра уже таких зарегистрированы, они начинают свою работу. Я названия сейчас не назову вам, чтобы не ошибиться, но они на сайте висят у нас, можно посмотреть. На самом деле без участия, активного участия кластеров я уверен, что эти ЦНИО будут менее успешны. А та экспертиза, которая сформирована у нас в экспертной панели, и та экспертиза, которая привлекается через эти центры научные в экосистему, собственно, является гарантом нашего успеха. Создается критическая масса инновационного опыта. Давайте посмотрим, куда это все выведет. Но я уверен, что эти центры станут такими очень серьезными ядрами, которые обеспечат рост нашей инновационной системы. Что касается обучающихся в Сколтехе, то прошлом году конкурс был более 10 человек на место. Физтех, МИФИ, СпГУ, Казанский университет, Томский политехнический и др. Есть выпускники - бакалавры из MIT и Эдинбургского университета. Всего в этом году мы набрали студентов из 13 стран.

Присоединяюсь к многочисленным интересующимся скандальными темами и репутационными проблемами «Сколково» и хочу спросить, есть ли какая-то понятная и простая статистика о работе фонда, чтобы стало ясно, что это прозрачная структура, как распределяются средства, сколько людей там работают, какую примерно получают оплату (в том числе за чтение лекций), что происходит со студентами и грантами, да и вообще, что происходит в этом загадочном месте понятного и значимого для научного мира? // Виктория

Ну давайте тогда все остальные вопросы закроем и я минут сорок-пятьдесят буду отвечать на этот вопрос. Потому что в этом вопросе очень много.

Я его попытаюсь расширить как бы, чуть больше конкретики внести. В начале этого года, как мы все помним, была история с лекциями депутата Пономарева, была история про 24 млн рублей, которые якобы за аренду были выплачены. Явно фонд понес какие-то репутационные издержки, которые не пошли ему во благо. Как само руководство относится к этому? Кто-то отслеживает, следит за тем, чтобы таких репутационных издержек не было?

Проект новый. Проект уникальный. Я бы сказал так, законодательное сопровождение этого проекта формировалось вместе с ним. И в противоречие вступали действующие нормативы, действующие правила и принципы, которыми руководствовались сотрудники, принимая решения. То есть иногда на обоснование того или иного решения, может быть, не хватало законодательной какой-то подосновы. Но это на самом деле лирика. Такой фонд, оперирующий такими средствами, — это огромные средства, которые выделило государство на реализацию этого проекта, — должен быть святее папы римского.

Внутри фонда существуют механизмы контроля. Есть система внутреннего аудита, которая обеспечивает контроль за теми решениями, за качеством их, за законностью, за правомочностью тех решений, которые принимаются внутри фонда. Но помимо этого фонд является объектом проверки всех тех правоохранительных органов, которые имеют на это право. Счетная палата нас проверяла и собирается проверять еще раз. Это нормально. По итогам проверки Счетной палатой у нас были вопросы к нам со стороны Следственного комитета, со стороны Генеральной прокуратуры. На эти вопросы были даны ответы. Часть из них, значительная часть из них, была сформулирована в претензиях в плане корректирующих мероприятий, которые мы разработали совместно со Счетной палатой. И потом все корректирующие мероприятия были реализованы. Практически все.

Вот на сегодняшний момент все эти вопросы сняты. Что касается лекций Пономарева, что касается претензий по таможенной компании, с выплатой 24 млн рублей, следственные действия по этим вопросам продолжаются. По Пономареву даже состоялся, если не ошибаюсь, арбитражный суд, который часть исков удовлетворил. Потому что фонд предъявил иск Илье Пономареву за... Часть исков, кстати, арбитражный суд отверг, признав правоту в данном случае Ильи Пономарева. Но давайте мы дождемся окончательных решений, чтобы комментировать уже принятые судебные решения. По выплате 24 млн — там сумма претензий значительно снижена, во-первых; во-вторых, там была недостоверная информация, связанная с тем, что эта таможенная компания провела всего одну операцию. 200 деклараций таможенных стало предметом деятельности этой компании. То есть она создана для того, чтобы обеспечивать таможенную очистку грузов, которые ввозят стартапы наши из-за границы. И опять же я предлагаю вам дождаться окончательных решений. И потом уже будем их комментировать.

Хотел бы почитать лекции в «Сколково» и получить достойный гонорар, как депутат И. Пономарев. Возможно ли это? Темы могут быть разные, от будущего России или США до современного состояния гуманитарной науки. // Александр

Я предлагаю Александру почитать форсайты наших кластеров. Лекции больше нам, конечно, нужны, связанные с нашей тематикой, с ядерной технологией. Если он считает себя компетентным в этой сфере — ядерной технологии, да и медицинские технологии, IT и так далее, — если он обладает необходимым международным уровнем и компетенцией, то с удовольствием его приглашу на чтение лекций в рамках нашего открытого университета либо для наших стартапов.

Здравствуйте, у меня к вам два вопроса про «Сколково»:
1. Первый вице-премьер России Игорь Шувалов заявил, что серьезного инновационного развития в России не будет до тех пор, пока не упадут цены на нефть и газ, сообщает РИА «Новости». Поскольку ни нефть, ни газ не собираются дешеветь (нефть подорожала с 1996 года в пять раз, газ — в три), значит ли это, что «Сколково» уже пора закрывать?
2. Из архивов агентства Reuters о возможных хищениях в «Сколково»: «Alexander Chernov, vice president of the Skolkovo Foundation in charge of communications, declined to comment on the criminal case. He said Lugovtsev had left the foundation, while Khokhlov was still in the job but was on temporary leave». Reuters, 13 Feb, 2013.
Не могли бы вы теперь, спустя полгода, прокомментировать этот печальный, но довольно заурядный для современной России случай? 24 млн рублей — мелочь для «глобального урки» ((С) В. Пелевин), но приличные деньги для российского ученого. Спасибо, успехов в нелегком труде. observer // observer

Не мне комментировать слова Игоря Ивановича. Но я надеюсь, что даже при дальнейшем росте цен на нефть и газ вопрос о закрытии «Сколково» стоять не будет. Игорь Иванович говорил, я предполагаю, интерпретирую его слова, что мы должны уходить от сырьевой зависимости, переходить к инновационным. Сырьевая зависимость, она, конечно, базируется на высоких ценах на газ. Но запуск инновационных процессов нашей экономики — это некая компенсация возможного падения цен на газ. Мы должны научиться зарабатывать на других механизмах, на других продуктах, а не только на сырьевых.

Александр Дмитриевич, расскажите, пожалуйста, исходя из каких задач фонд «Сколково» отказывает в относительно небольших грантах? Например, отказано компании «СМП Роботикс» из Зеленограда в гранте на создание колесного робота в размере 5 млн рублей. И в то же время выделяются несоизмеримо большие средства — 9,5 млрд рублей Массачусетскому технологическому университету. Чьих разработчиков призван поддерживать фонд, зарубежных или отечественных? // Артем

Конечно, отечественных. Да, участие MIT в создании нашего университета, кстати, как и других девяти российских университетов в создании Сколтеха, — это попытка, с моей точки зрения, абсолютно обоснованная, воспользоваться лучшими мировыми практиками для формирования у нас университета нового типа. Что касается принципов, на которых отказано одной из компаний в получении мини-гранта, потому что пять миллионов рублей — это мини-грант, я не готов. Я посмотрю и, может быть, дальше на вашем сайте отвечу на этот вопрос. Но, видимо, то предложение, которое сделала компания, те проектные решения, которые она вынесла для получения мини-гранта, не соответствовали нашим форсайтам, или нашим требованиям, вот и все. Они не были либо инновационными, либо бизнес-модель по реализации этого проекта не соответствовала, не выглядела реальной, либо не было привлечено софинансирование. Там много вопросов, которые возникают. Но надо сказать, что гранты у нас принимаются на основании грантового комитета, который состоит в том числе из независимых членов. И там совсем непросто получить деньги.

25 октября 2012 года «Сколково» анонсировало некий саммит. Подскажите, где можно ознакомиться с «революционными» решениями и выводами этого саммита. Подскажу, тема заявлена «Энергодиалог на тему «Вечный двигатель: от научной фантастики к инновации века». Скажите, вам не стыдно тратить бюджетные деньги на откровенных шарлатанов и лженауку? Или, учитывая, сколько денег закопано в ваш проект, когда будет создан вечный двигатель? // Константин

Подождите, в подзаголовке этого саммита название «От научной фантастики к инновации века». Так вот я знаю о чем, я помню эту ситуацию. Первое, что анонсировалось, — это о том, что речь пойдет о возможности или невозможности создания вечного двигателя. При этом было сказано: ребята, это абсурд, этого не будет и поэтому давайте говорить о серьезных вещах. Речь шла о ядерных технологиях, речь шла об энергосберегающих технологиях. Конечно, человеческая мечта о создании вечного двигателя не является предметом рассмотрения в рамках фонда «Сколково». Это была маркетинговая, я бы сказал, такая пиар-тонкость. И трафик, который мы получили на онлайн-трансляции с этого саммита, оправдал полностью такой заход.

Почему не видно работ из «Сколково» в престижных научных журналах? Конкретно я имею в виду Nature и Physical Review. // Олег Шалаев

Во-первых, это не совсем соответствует действительности. Очень многие ученые, серьезные ученые, входящие в состав стартапов, команд-резидентов фонда «Сколково», — это и носители серьезных научных знаний, и обладатели публикаций. Сотрудники фонда «Сколково», среди которых, кстати, тоже есть ученые, не имеют своей задачей обеспечить большое количество публикаций. Но, для понимания, у нас на одного выпускника Сколтеха, на одного исследователя Сколтеха планируется 0,85 публикации в Web of Science. Что достаточно высокий показатель. Это к 2020 году мы планируем выйти на эти данные. Но, еще раз, сотрудники фонда далеко не все ученые. Я, например, не ученый. У нас водители не ученые, у нас финансисты не ученые. Мы обеспечиваем процесс строительства иннограда. Но в экосистеме фонда «Сколково» ученых, в том числе и с мировым именем, достаточно много. И профессура Сколтеха, и исследователи, которые работают в стартап-компаниях. И я уверен, что в научно-исследовательских центрах, которые создаются на территории фонда «Сколково», а их будет около 30, и это крупнейшие корпорации мира, там, конечно, будут в том числе и разработчики с мировым именем. Публикации-то есть. Просто вы мне сейчас подсказали идею. Надо провести некую ревизию тех публикаций, которые производятся участниками нашей экосистемы, и продемонстрировать ее, чтобы показать уровень экспертизы, которая формируется в нашем инновационном центре.

Откуда к вам приходят студенты? Какой конкурс они проходят? // "Газета.Ru"

Конкурс очень жестокий. Это на самом деле не совсем студенты. Это люди с высшим образованием. Чаще всего технологическим высшим образованием. Которые решили посвятить себя исследованиям и считают, что, я бы сказал, такое инноваторское изобретательство — это их будущая профессия. Мы посмотрели результаты работы первого набора студентов — 20 студентов, часть из которых в том числе приехали из MIT. Знаете, они потрясают. Давайте назовем это некоей курсовой работой: через несколько месяцев обучения они уже предъявили нам результаты, которые готовы для того, чтобы быть предложены рынку. Например, у нас сейчас в «Сколково» уже установлены велосипеды с системой навигации, которая не требует наличия навигатора и планшета. Давайте я попробую переформулировать. Когда вы едете на велосипеде и не знаете, куда ехать, вам сложно смотреть в навигатор, или в айфон, или в планшет, потому что неудобно держаться за руль. Так вот ребята изобрели систему, которая, раз выставив маршрут на навигаторе своем, вы ее подключаете к велосипеду — и дальше велосипед сам вас везет. Вы крутите педали, а он вам подсказывает, велосипед, через специальные индикаторы на руле: поворачивать налево, ехать прямо, поворачивать направо и так далее. Вы не отвлекаетесь на экран своего планшета.

А как он без навигатора это может делать?

Вибрация. Через планшет идет система вибрации, на ручку подается. Вибрирует — ты поворачиваешь направо, вибрирует — поворачиваешь налево.

Откуда велосипед знает, где он находится, без навигатора?

Навигатор установлен на велосипеде, вы не смотрите на экран. Это мелочь, но она такая, с моей точки зрения, она абсолютно рыночная мелочь. Вот такие решения в том числе обеспечивают нам какое-то соответствие рыночным задачам.

Сколько всего студентов Сколтеха уже прошли стажировку на Западе? Какие-то, может быть, еще примеры, с чем они приезжают. // "Газета.Ru"

20 прошли. Сейчас новый набор, еще 50 студентов мы набрали. Соответственно, все они будут проходить стажировку. И они будут проходить стажировку и в Америке, и в Англии, и в Голландии, и в Бельгии, и в Сингапуре.

Они приезжают с какими-то проектами, типа как тот, о котором вы рассказали? И, возможно, они тоже будут находить воплощение.

Система обучения разная. В том числе эффективность их обучения оценивается по тем идеям, которые они разработали. Мы совсем недавно проводили так называемый инновационный субботник в «Сколково», где в том числе девять коллективов студенческих презентовали свои разработки, с которыми они собираются выходить на рынок. Они над ними работают уже как... Более того, там у некоторых из них уже есть патенты. Это ребята после всего года обучения.

Уважаемый Александр! Проект «Сколково» практически уничтожил старейший в России НИИ сельского хозяйства, расположенный на территории р.п. Новоивановское, отобрав земли, используемые для селекции. Достижения института отмечены в Книге рекордов Гиннесса, сорта зерновых, выведенные сотрудниками НИИСХ, занимают миллионы гектаров и кормят хлебом россиян. Не считаете ли вы возможным компенсировать ущерб, нанесенный отечественной науке, привлечением научного потенциала сотрудников НИИСХ и самого института как площадки для инновационных исследований в области биологии? Может быть, стоит объединиться? И второй вопрос. У жителей поселка НИИСХ гаражи, находящиеся в собственности более 20 лет и расположенные на неудобных землях (овраги и т.п.), попали на территорию «Сколково». Нас практически выживают, лишают возможности даже пройти к своим гаражам, требуют оформления пропусков, а гаражи впоследствии предполагают снести. Развивается конфликт. Владельцы гаражей — граждане нашей страны,ваши ближайшие соседи, а также коллеги по науке. Или не коллеги? Прокомментируйте ситуацию. Как предполагаете ее разрешить?

C уважением, Щеглова Ирина Юрьевна // Щеглова Ирина Юрьевна

Вы знаете, земля выделена под «Сколково» федеральным законом. Бывали месяцы, когда я проводил там и день и ночь, на этой земле. Там у нас чуть больше 300 гектаров. Признаюсь честно, сельских угодий я там не увидел, ни разу. Разбитые дороги, битый кирпич, пустыри — видел. Задворки рынка — видел. Задворки большого торгового центра — видел. Дом отдыха, территория которого передана нам в управление в ужасном состоянии и приведенная в порядок, — видел. Вот сельхозугодий я не видел. Я, честно говоря, не очень в курсе того, что мы причастны к уничтожению НИИ сельского хозяйства. Но думаю, что этого нам предъявить нельзя. Что касается гаражей, ну опять же надо конкретный этот случай смотреть. Но любая стройка, — а я вам скажу, что это очень масштабная стройка: вводится больше миллиона квадратных метров, триста с лишним гектаров под застройку, строятся огромные центры, бизнес-центры, деловые центры, Сколтех, технопарк, жилая зона, — она, безусловно, для соседей может означать некий дискомфорт.

Во-первых, я приношу извинения за этот дискомфорт. Во-вторых, предлагаю набраться терпения, потому что гордиться соседством с нашим инноградом, я уверен, будут все. Потому что он строится по абсолютным принципам, я бы назвал, при максимальном соблюдении зеленых принципов, принципов экологичности. Во-вторых, это будет очень современный, очень красивый, очень дружелюбный город. Где сама атмосфера будет формировать в том числе и отношение людей друг к другу, и взаимоотношения с соседями. Так что просто надо набраться чуть-чуть терпения.

Какую часть из запланированных объектов уже построили в «Сколково»? // Георгий

Есть процесс стройки, когда невидимая часть строительства, то, что находится под землей, занимает достаточно большое время. Представляете, обеспечить всю систему, всю инфраструктуру подачи тепла, воды, электричества для большого количества объектов, для десятков и десятков зданий — этот цикл у нас практически уже завершен. У нас построены две подстанции электрические подземные уникальные. У нас проведены работы по прокладке всех коммуникаций. Сейчас просто идет уже этап выведения, то, что называется коробок на поверхность. Я думаю, что в течение 2014 и 2015 годов первый этап строительства будет завершен. Будет построен кампус университетский, будет построен технопарк полностью, который примет всех участников, а это почти тысяча резидентов. В том числе жилая зона и целый ряд других объектов, в том числе социальных объектов, связанных с времяпрепровождением проживающих в городе, на территории инограда.

Говорят, что у зданий «Сколково» — пятиэтажные окна. Как это согласуется с инновациями, энергоэффективностью и российским климатом? // Маша

В здании Гиперкуба большие окна. Более того, это все здание снаружи выглядит как стеклянное. Но примененные там энергосберегающие технологии, во-первых, полностью соответствуют российскому климату — раз. А во-вторых, это здание построено с учетом всех самых современных технологий в градостроительстве. Для того чтобы на этом здании посмотреть, как это работает в том числе в нашем климате. Это пилотное здание. И эти технологии в случае подтверждения своей эффективности будут применяться и применяются в строительстве новых зданий на территории иннограда.

Если представить облик, там будут большинство зданий похожи на такие стеклянные здания в дальнейшем?

Ну у нас практически не предусмотрено строительство в стиле барокко. Все-таки это будет современный город.

«Сколково» считалось детищем Суркова. Кто теперь покровительствует фонду? // Lane

Владислав Юрьевич большое участие принимал в жизни «Сколково». Причем он жесткий руководитель и, я бы сказал так, не спускал с нас глаз. При этом он является руководителем попечительского совета Сколтеха, и это требует в том числе от него большого участия в разработке этого проекта. Кто теперь является нашим руководителем. У нас, если зайти на сайт и посмотреть структуру управления фонда «Сколково», то руководителем наблюдательного совета является Дмитрий Анатольевич Медведев. А в органы управления фонда «Сколково», в том числе в совет фонда «Сколково», входят представители целого ряда госучреждений — Минфина, Минэкономразвития, Минобра. Так что от недостатка контроля за нами со стороны государства мы не страдаем.

Какая у вас зарплата? // Елена

Вообще мне жена запретила называть свою зарплату. Но я бы сказал так, что она значительно ниже, чем на моем предыдущем месте работы, и находится на уровне где-нибудь среднего звена менеджеров крупных госкорпораций России. Ну я бы сказал, в рынке. Я доволен своей зарплатой. Но ничего сногсшибательного.

Недавно был на пресс-конференции одной из компаний, арендующих офисные помещения в «Сколково» и в Силиконовой долине в США. Директор компании сказал, что арендная плата квадратного метра в «Сколково» примерно в 100 раз выше, чем арендная плата квадратного метра в Силиконовой долине. Можете как-то это прокомментировать? Откуда такие аппетиты? // Andrew

Здесь есть какое-то лукавство. Потому что если метр в Силиконовой долине стоит $10, а у нас $1 тыс. получается... Ну явно в Силиконовой долине метр стоит не $10. Если метр в Силиконовой долине стоит $100 в год, а у нас, значит, получается $10 тыс., то тоже какое-то несоответствие. То есть это какая-то, видимо, метафора со стороны автора этого вопроса. Я не исключаю, что у нас стоимость аренды выше, чем в Силиконовой долине. Но, во-первых, мы не коммерческая организация, мы на этом не зарабатываем. А мы просто обеспечиваем функционирование тех объектов, которые предлагаются для аренды стартапами и другими арендаторами, которые у нас будут. Но я уверен, что мы ниже рынка будем по арендным платежам.

Я хочу продолжить про аренду. Мы арендуем сами помещение в бизнес-школе. И там арендная ставка, мы сдаем в субаренду нашим стартапам, — $300 за метр в год. Во-первых, по московским меркам это совсем недорого, а во-вторых, исходя из вопроса, который задал Александр, получается, что в Силиконовой долине $3 за метр в год, в 100 раз меньше. Не верю, что в Силиконовой долине такие низкие цены.

Насколько фонд «Сколково» обращает внимание на текущую занятость претендентов? Поясню свой вопрос. В начале 90-х годов я был сотрудником академического института и занимался исследованиями на стыке математики, computer science и генетики. По понятным экономическим причинам я покинул институт и вполне преуспел в области IT, работая для крупных компаний. Однако не оставил интереса к cоmputer science, публиковался в России и за рубежом и в настоящее время предлагаю воплотить интересное (что признано многими российскими экспертами и практиками) решение в области СУБД. Проблема заключается в том, что из моего официального CV вообще не видно, что могу представлять интерес как инноватор. Это издержки нашего времени, переходного периода, имевшего место 10—20 лет назад в России. Учитывает ли фонд такие обстоятельства? // Евгений Григорьев

При вынесении решения по грантам фонд очень пристально смотрит на команду, которая реализует проект. И вот тут он, если выйдет за рамки этот человек своего официального резюме, в котором он почему-то не указывает, что он был научным сотрудником таких-то научно-исследовательских институтов, то, конечно, это будет весомым аргументом в его пользу. Его опыт, его экспертиза, его компетенции, связанные с научной деятельностью. Я считаю, что я ответил на вопрос. Конечно да. Ну, во-первых, ему этот опыт помогает в разработке проектов. Вопрос: он говорит о себе, как о человеке, который предполагает идти на работу, или у него есть проект, с которым он хочет прийти в «Сколково»? Тогда есть очень простая, понятная, прозрачная процедура получения статуса резидента, а затем возможности претендовать на грант.

А получить статус резидента могут стартапы, проекты, которые уже нашли инвестора себе, да, до этого?

Нет. Грант получается на условиях софинансирования. А стать резидентом можно с идеей, с разработкой, которая отвечает форсайтам наших кластеров и в которой наши эксперты — а у нас очень большая и, с моей точки зрения, уникальная экспертная панель — увидели инновационность. То есть это не повтор каких-то уже существовавших решений, а это инновационное предложение. Это предложение анонимно отправляется экспертам, они выносят свою оценку. В случае положительной оценки автоматически присваивается статус резидента.

В продолжение темы про резидентов. Много, конечно, говорилось уже, и не один раз ответ на этот вопрос звучал, но все-таки. Вот сейчас есть человек с идеей. Что ему нужно делать для того, чтобы стать резидентом? И достаточно ли иметь только идею, представление о том, как реализовывать? Или ему нужно иметь какие-то внебюджетные средства, соинвестора? Вот такая краткая инструкция начинающему... // "Газета.Ru"

Помните анекдот? Купи билет лотерейный. Когда обращался человек к Господу Богу: ну почему же я никогда не выигрываю в лотерею? Господи, почему ты мне не помогаешь? Он говорит: ну купи лотерейный билет. Зайдите на сайт: там очень прозрачная, очень простая процедура присвоения статуса резидента. Не требующая, поверьте мне, никакого участия сотрудников фонда в этом. То есть человек практически саморегистрируется при выполнении определенного набора условий, которые все там перечислены. И дальше он попадает на экспертизу к нашим экспертам. И автоматически, без участия сотрудников кластеров, получает статус резидента. Поэтому если ты обладаешь инновационной идеей, если ты веришь в то, что она обретет успех на рынке, если ты обладаешь компетенцией для ее реализации, доведения ее до ума, то тебе прямой путь к нам. В случае если ты вписываешься в форсайты наших кластеров.

Когда патенты РФ станут реальными нематериальными активами? То есть когда будет изменена инструкция Центрального банка РФ, считающая кредиты, выданные в залог этих патентов, плохими кредитами? Одним из первых шагов ускоренной капитализации Российской Федерации должно стать подписание инструкции Центрального банка России, согласно которой патенты и другие нематериальные активы должны стать залоговым инструментом при выдаче кредита на инновационные проекты. Лауреат премии правительства РФ в области науки и техники, автор более 50 патентов в области NBIC (nano, bio, info, cogno)-конвергенции Виктор Сараев // Сараев Виктор

Не совсем по адресу вопрос. У нас есть Центр интеллектуальной собственности, очень компетентная история. Вопрос патентования — это вопрос оценки работы наших резидентов и успехов фонда «Сколково». У нас есть целый набор KPI, по которым мы должны выйти на определенное количество патентов, для того чтобы быть уверенными, что движемся в нужном направлении. Уже сейчас, по-моему, 25% всех патентных заявок, которые регистрируются в стране, регистрируются резидентами «Сколково». То есть у нас достаточно высокий патентный потенциал на уровне нашей страны. Но вот эта специфика патентного права у России и материальности патентов как активов, принимаемых Сбербанком к регистрации, — наверное, это все-таки не совсем ко мне вопрос.

Уважаемый господин Чернов, а не могли бы вы начать свое интервью с детального представления на тему «Кто я лично есть такой, инноватор»? А то ведь слухи разные ходят, что правительственными новоделами типа «Сколково» управляют люди недостойные, в инновациях безграмотные, не говоря о научной составляющей их образа мышления. Итак:
1. Вуз, который вы окончили (год, тема диплома, оценка);
2. Сколько лет проработали по специальности по окончании вуза?
3. Время/тема/специальность ВАК/ защиты ваших кандидатской и докторской диссертаций (если имеются)?
4. Ваши публикации в базе Web of Science: количество/число цитирований/ индекс Хирша?
5. Каков экономический эффект народному хозяйству от внедрения ваших личных патентов, изобретений и рацпредложений; в какой области экономики это случилось?
Спасибо за подробные ответы, без которых, по моему мнению, интервью будет расцениваться большинством реципиентов в виде заказного от властей по оправданию нецелевого расходования средств бюджета, когда эти деньги надо было бы направить на Олимпиаду в Сочи и последующий чемпионат мира по футболу! // mishkam@newmail.ru

Вопрос с подтекстом: могу ли я, обладаю ли я достаточно учеными степенями, для того чтобы работать в фонде «Сколково». Я не обладаю учеными степенями. Я закончил Иняз, я журналист по образованию, много лет работал журналистом. Но сфера моей деятельности в фонде «Сколково» — это как раз предмет моей работы на протяжении 20 лет. Я работал журналистом в Латинской Америке, я был корреспондентом ТАСС много лет. После этого я занимался пиаром, маркетингом в крупных корпорациях, в том числе в компаниях Coca-Cola, ТНК-BP. Я занимался спортивными проектами, выдвижениями на Олимпийские игры, на чемпионат мира по футболу. И поэтому в той сфере, в которой я занимаюсь и за которую отвечаю в фонде «Сколково», я, наверное, компетентен.

How can you justify the huge price tag of $300M to MIT? // Alex Umantsev

Наше соглашение с MIT, в рамках которого занимающее первое место среди исследовательских университетов мира учреждение помогает нам создавать наш университет, Сколтех, оправдывается именно рейтингом этого университета. Если ты хочешь получить лучшие рекомендации, лучшую экспертизу, содействие в формировании лучшей научной программы, образовательной программы, то ты привлекаешь лучших. MIT — это лучшие.

А откуда вообще возникает... Вот на этапе, когда не шла речь о 300 млн, кто-то же в недрах какой-то организации или части «Сколково», родилась эта идея? Кто решил и проводился ли аудит, а почему 300, почему не 500? Мало ли, много — 300? Как вообще это делается?

Давайте мы не столько про цифру будем говорить, сколько про принятие решения. Еще раз, стоит задача создать уникальный, единственный в России предпринимательский исследовательский университет. Для того чтобы его создать, у вас есть развилка: пытаться это делать самим, полностью с нуля, со всеми рисками, вытекающими из того, что не хватает здесь понимания, как это делается, и не хватает примеров успешной реализации такого рода проектов; либо обратиться к тем, кто умеет это делать. Не для того, чтобы они за тебя это сделали, а для того, чтобы они стали частью процесса формирования этого университета.

И заработали на этом тоже.

Ну а как же, конечно, а почему нет?

Вот поэтому люди и спрашивают, это отчасти деньги налогоплательщиков.

Но эти деньги возвращаются к нам виде серьезной профессуры, в том числе митшной, в виде образовательных программ, разработка которых стоит больших денег. И поэтому мы выбираем лучшего. Мы остановили свой выбор в том числе на MIT. С моей точки зрения, остановили бы мы его на каком-то другом предпринимательском университете, был бы точно такой же вопрос: а почему на другом, почему не взяли MIT, который занимал на тот период времени первое место в мире?

По сути, успех Силиконовой долины смогли повторить только в Индии, и то не в полной мере. Почему это не получилось у других стран? Получится ли это сделать вам? // йцу

Я протестую, ваша честь, против этого вопроса. С моей точки зрения, успех Силиконовой долины повторили не только в Силиконовой долине, но есть целый ряд других успешных инноградов. В том числе в Бельгии, в том числе во Франции и в Сингапуре. Просто, может быть...

Скажите, для их создания нужно было участие первых лиц государств?

Государства участие нужно было. А если вы здесь, в данном случае, намекаете на активную роль в формировании, в запуске проекта Дмитрия Анатольевича Медведева, который на тот период времени был президентом нашей страны, то я могу сказать, что активная роль Дмитрия Анатольевича позволила нам самый начальный этап проекта пройти с очень высокой скоростью. То есть я считаю, что без такой активной и, я бы сказал, даже очень напористой роли Дмитрия Анатольевича мы бы дольше запускали его. Безусловно да. Но все проекты такого рода создаются с участием государства. По указке и при непосредственном участии государства. В том числе и Силиконовая долина.

Тогда вопрос, не означает ли то, что, чтобы все начало вертеться и стартапы начали приносить деньги и как-то чтобы упрощать, почему у нас так необходимо участие первых лиц? Не говорит ли об этом и ваше участие в монетизации различных проектов? Что у нас в стране много отсутствующих институтов, хорошо работающих, которые сами ограничивают развитие бизнеса? Может быть, эти вещи могли бы и сами пойти, различные бизнес-проекты, внедряться, будь у нас более прозрачны какие-то межхозяйственные отношения, правоохранительные структуры, таможенные вещи, которые вам приходится специально ослаблять? // "Газета.Ru"

То есть вы вице-президенту «Сколково» задаете вопрос с предложением оценить эффективность госаппарата, системы управления?

Не госаппарата, но существующей связи.

В российской экономике все взаимосвязано. Совершенны ли наши институты, которые вы перечислили? Нет конечно, несовершенны. Требуется работа по их совершенствованию? Безусловно, требуется. Но, наверное, здесь как раз роль государства должна быть более активной. Отражается ли это на нас? Мы еще пока слишком маленький проект, для того чтобы выносить компетентное мнение об эффективности государственных институтов управления. Не моя зона ответственности, я бы так сказал.

Тогда что вам больше всего мешает при выходе на рынок различных стартапов? // "Газета.Ru"

Да мы сами себе больше мешаем. Очень легко сослаться на то, что нас проверяют правоохранительные органы, на то, что у нас какие-то системы несовершенны, на то, что там какие-то механизмы не работают. Пока весь наш успех зависит только от нас. И прикрываться ссылками на какие-то внешние обстоятельства, с моей точки зрения, абсолютно неуместно. Если мы будем работать нормально, то успех реализации проектов придет.

Все-таки, возвращаясь к вопросу, который задал читатель, про успех Силиконовой долины, который не удалось повторить в других странах. Вы начали говорить о том, что это не совсем верное утверждение, а дальше мы вас перебили. // "Газета.Ru"

Потому что я считаю, что успех Силиконовой долины, который очевиден, в своих масштабах был повторен в том числе и соответствующими образованиями и в Сингапуре, и в Бельгии, и во Франции, например. А в общем, их достаточно много, таких центров, которые можно перечислять и которые абсолютно успешны и развиваются. Их масштабы могут быть меньше. Так и масштаб экономики Сингапура слегка уступает масштабу экономики Соединенных Штатов. И история Силиконовой долины насчитывает десятки-десятки лет. В то время как другие центры созданы значительно позже. Дайте им развернуться. Нас тоже пока еще рано с Силиконовой долиной сравнивать. Нам три года, а им, слава тебе господи, пятьдесят.

Какие изменения произошли в грантовой политике фонда «Сколково» за последнее время? Расскажите, пожалуйста, о негативном и позитивном личном опыте работы в фонде. Какие решения фонда вы считаете ошибочными, а какие, наоборот, успешными. Спасибо. // Алексей

Грантовая политика все время совершенствуется. И требования к предъявляемым проектам, и состав грантового комитета меняются. И глубина проработки проектов, и отчетность, которая требуется на разных этапах прохождения, на разных стадиях проекта, для получения следующих траншев, она меняется. Ну это такой очень технологический вопрос. Я в следующий раз предложу вам пригласить руководителя грантовой службы нашей, и он ответит. Потому что это действительно такая комплексная тема.

Что касается негативного опыта моей работы... Вы знаете, я, пожалуй, каких-то ярких примеров разочарований в рамках своей работы в фонде на протяжении двух с половиной лет привести не смогу. То, что я там накосячил неоднократно, — это безусловно. Но это нормальный процесс. Мы занимаемся проектом, по которому учебников не написано. Я не знаю, как многие вещи делать. Мы идем интуитивно. И неоднократно двигались в рамках моей компетенции, связанной с маркетингом, пиаром, в неправильном направлении. Ну меня поправляли. Иногда делали это в достаточно жесткой форме.

А что касается самого проекта, есть ли у меня негативный опыт? Вы знаете, у меня есть всеобъемлющий позитивный опыт. Такого количества мотивированных людей, которые пришли в проект не самореализовываться, а именно быть участниками, пожалуй, самого амбициозного за последние годы проекта России, я не встречал. Подавляющее число сотрудников — это глубоко верящие люди. Потому что сомневаться в успехе и работать в проекте практически не получается. Сама система — а мы уже можем говорить о том, что она сформирована в проекте, — не оставляет таким людям возможности продолжать работать дальше. Только если ты веришь в то, что делаешь, допускаешь ошибки, но продолжаешь двигаться, осознавая себя частью команды, только они могут быть состоятельны в этом проекте. И вот общение с этими людьми — это большая удача для меня.

Тогда, если про них продолжить говорить, про этих энтузиастов, которые получают ваше покровительство, вашей экосистемой пользуются, у вас же, наверное, три года назад были и сейчас есть какие-то расчеты, на которых вы предполагаете, какая часть стартапов будет успешной, какая-то часть, видимо, будет не очень успешной. Вот насколько оправдывались ваши предположения, сейчас, уже имея некую статистику, кто выходит, кто выстреливает, а кто отбраковывается? // "Газета.Ru"

Вы знаете, у нас был период, естественный для молодого проекта, погони за количеством. Ведь когда мы запускали проект, мы вообще не знали, а придут ли к нам стартапы. То есть мы предполагали, что они придут, мы создавали условия для этого. Но громко объявляли: вот десятый участник, а вот уже сотый участник. Большую акцию сделали, когда получилось 200. А потом как-то постепенно стало сходить на нет, потому что поток проектов стал таким большим, что мы понимали, что с цифрой в тысячу постоянно присутствующих в системе стартапов мы справимся задолго до намеченных каких-то графиков. И мы действительно на эту цифру вышли практически в середине этого года, хотя должны были в 2014 году до нее дойти. И сейчас, вы правильно задали этот вопрос, сейчас идет отход от количественных показателей к качественным.

Должен признаться откровенно, ужесточаются требования к качеству проектов, которые приходят. Есть целый ряд проектов, которые поменяли свой профиль, в рамках проводимых исследований ушли в какую-то сопутствующую историю, в параллельную. То есть они вывалились из наших форсайтов. И они говорят: ребята, мы дальше не будем работать в рамках фонда «Сколково», потому что наши исследования не отвечают форсайтам, но мы будем продолжать исследования там, где нам кажется интересным. Есть то, что, помните, в пенсионном вопросе называется молчунами. Вот есть компании, которые зарегистрировались, начали работать или не начали работать. Вот сейчас мы их выявляем. Их немного, это небольшой процент. Но тем не менее они тоже есть. Я думаю, что процентов восемь-девять «молчунов». Я могу ошибаться, потому что они от кластера к кластеру разнятся. Но вообще ротация проектов, с моей точки зрения, — это очень правильная вещь.

Есть проекты, которые вышли на рынок и начинают уже коммерческое производство, — они перестают быть нашими, потому что у нас компании исследовательские. Они уже налаживают свое производство, и, собственно, фонд уже не должен предоставлять им услуги по налоговому льготному обложению и так далее. А есть компании, которые «молчуны», как я уже сказал, есть компании, которые зарегистрировались и, видимо, рассчитывали на что-то иное. Такие тоже выявляются. Вот этот уровень в тысячу компаний плюс-минус мы будем поддерживать. Но качество, безусловно, будет расти.

Непосредственно компании, которые получают грантовую поддержку, крупную, их не так много, довольно небольшая часть, насколько я помню. // "Газета.Ru"

Достаточно много. Всего мы оформили 209 грантов на сегодняшний момент.

А среди них вот тоже есть такие «молчуны», которым каким-то образом получилось вас убедить и исчезли?

Нет. Там гораздо сложнее молчать. Потому что есть четкая система отчетности, поэтапной, за проделанную работу. Хочешь получить грант, хочешь получить его в полном объеме — ты отчитался за первый этап, доказал, что ты вышел на заявленные показатели по своим бизнес-процессам, по набору команды, по результатам исследований, — и получаешь вторую часть. И так далее. Там отмолчаться не удастся.

Человек должен отчитаться перед вами за каждый рубль, он не может себе дачу построить на это.

Да, дачу не может. А вот купить помещение для создания цеха — может, купить оборудование — может, зарплату заплатить иностранному специалисту большому — может.

Какое будущее проекта «Открытый университет Сколково»? Редакция добавит от себя: до нас доходили слухи, что с развитием Сколтеха данный проект может немножко как-то быть сведен на нет. Насколько это слухи или насколько это правда? // Андрей

Вы знаете, я надеюсь, что у Открытого университета нормальное, хорошее будущее. Он являлся и является очень интересным и важным элементом формирования нашего фонда. Долгое время, до появления физического места, где мы ныне располагаемся, я имею в виду Гиперкуб, и «Полет», и помещение технопарка в МШО, он был, по сути, главным местом наших встреч — это Открытый университет. Встреч с лекторами, общения. И целый ряд студентов Открытого университета стали уже участниками, нашими резидентами. Поэтому это такой источник формирования молодого поколения, на который я рассчитываю и в дальнейшем.

То есть это слухи — про то, что этот проект может...

Это живой проект, который, безусловно, будет и реформироваться, и трансформироваться в дальнейшем.

Еще все-таки чуть конкретизирую. Это конкурент Сколтеха или дополнение?

Да нет, конечно. Это не конкурент Сколтеха. А станет ли он дополнением — я надеюсь, что да. Таковым он, во всяком случае, являлся.

¿Existen programas específicos de colaboración con empresas privadas/publicas españolas? ¿Adónde se pueden mandar las propuestas de colaboración o proyectos a desarrollar?

Gracias, Elena Larkova. // Elena Larkova

Ну явно Елена русскоговорящая. Мне на испанском отвечать или на русском? Вопрос взаимодействия с частными исследовательскими компаниями испанскими. Но он такой, специфический.

Можно взять не только Испанию...

Нет, не не только Испанию, а не столько Испанию. Дело в том, что ключевые партнеры, с которыми у нас заключены соглашения постройки на территории фонда «Сколково» центров исследовательских, НИОКРов, вот ни один из них не является испанским. Что это — это демонстрация роли испанского бизнеса в современном инновационном распределении труда на планете — я не знаю. Там есть американские, английские, есть французские компании, есть немецкие компании. Но вот испанских нет. Что касается инновационных разработок из Испании или необходимости их взаимодействия с испанскими институтами инновационными — если их уровень, их качество таковы, что мы должны с ними общаться, то, конечно, мы будем с ними общаться. Но пока я не могу сказать, что Испания — ключевой рынок, который в нашем списке приоритетов занимает первое место. Там, конечно, больше фигурируют Соединенные Штаты. Хотя Европа, как единое целое, конечно, там присутствует.

Вот вы вице-президент фонда. Есть, соответственно, президент фонда. Как часто вы с ним общаетесь? // "Газета.Ru"

Ежедневно. На русском языке.

А сколько часов в день в среднем?

Вы знаете, иногда он меня вызывает — и это занимает полторы минуты. Чтобы я ушел и понял, что я делаю не так. Этого достаточно. Иногда мы общаемся долго, когда речь идет об обсуждении, рассмотрении каких-то вопросов. Но надо понять, что я не единственный вице-президент в фонде «Сколково». Система управления в фонде выстроена таким образом, что стратегическими вопросами занимается президент фонда, а операционной деятельностью занимается правление фонда, членом которого я тоже являюсь. То есть за ежедневное принятие решений отвечает у нас правление. И в его рамках мне хватает моей компетенции. Еще раз говорю, бывают дни, недели, когда я не общаюсь с Вексельбергом. А бывает, когда я общаюсь, и делаю это с большим удовольствием, по несколько раз в день.

В начале года была история с лекциями Пономарева, уголовное дело по аренде недвижимости на 24 млн рублей. Недавно Вексельберг и Сурков заявили, что 90% претензий Счетной палаты к «Сколково» обоснованны. Подобные истории приносят «Сколково» немалые репутационные потери. Фонд вообще дорожит своей репутацией? // Marfa

Если не ошибаюсь, в этом вопросе есть цитата из интервью Сергея Владимировича Степашина о том, что Вексельберг и Сурков... Это было интервью, если не ошибаюсь, в «Коммерсанте», что ли, про эти 90%. Поэтому давайте это... Я не слышал комментариев на эту тему Вексельберга и Суркова. Тем не менее план корректирующих мероприятий, как я сказал, который мы подписали с Счетной палатой, полностью выполнен. То есть все недостатки, которые были зафиксированы в акте проверки Счетной палаты, устранены. Значительная часть из них носила технологический характер. Регламенты отсутствовали и так далее. Но были и серьезные какие-то вещи, часть из которых, кстати, попала в материалы Счетной палаты на основе наших внутренних проверок. То есть мы представили материалы Счетной палате по поводу тех вопросов, которые у нас есть, тех претензий, которые мы сами к себе имеем. Они были потом рассмотрены Счетной палатой и легли в план корректирующих мероприятий.

А кто у вас является инициатором внутренних проверок?

У нас есть подразделение внутреннего аудита. Которое имеет право проверять всех нас и проверяет на ежедневной основе.

Большая часть его работы сосредоточена с чем? С грантовым выделением каких-то средств...

Со всем. Со стройкой, с деятельностью каждого подразделения, с бухгалтерией — со всем. Просто со всем.

Контроль выделения средств, например, на такие вещи, как лекции. Лекции — это один из примеров. Но оно тоже этим занимается?

Конечно.

Кто занимается оформлением договоров на подобные внешние приглашения, разовые, многоразовые?

Мы здесь ничем не отличаемся от любой организации. Если есть необходимость принять какое-то решение, то оно последовательно проходит целые этапы. Менеджер, принимающий это решение, если он компетентен, пишет заявку на реализацию. Если это финансовое обеспечение, это попадает на юридическую экспертизу, на финансовую экспертизу, в бухгалтерию и заключается договор — и происходит оплата услуг предоставленных.

Как фонд «Сколково» взаимодействует с РАН? Как вы лично относитесь к реформе РАН? // Вова

Ну я не специалист по реформе Академии наук. И для того, чтобы ее комментировать, надо дождаться, наверное, результатов этой реформы. Но и при этом все равно не я буду тем экспертом, мнение которого будет иметь сколь-нибудь важное значение. Потому что я не обладаю необходимой компетенцией. Мы, конечно, взаимодействуем с Российской академией наук. И президент РАН входит в наблюдательный совет фонда «Сколково». И целый ряд академических институтов — мы с ними имеем соглашения, которые находятся на разной степени реализации. Требует ли улучшения это взаимодействие? С моей точки зрения, да. Но и с учетом нашего возраста — у нас еще все впереди.

Немножко хотел расширить этот вопрос, потому что для вас не секрет будет, что многие ученые из академических институтов, те, кто сейчас озабочен начиная с середины лета тем, что будет происходить и происходит с структурой управления Академией наук, они, мягко говоря, раздраженно комментируют все эти происходящие вещи, думаю, что при этом государство вливает большие средства и внимание оказывает «Сколково». Вот недавно буквально прозвучало утверждение о том, что Академия наук не смогла себе сделать запасной аэродром и «Сколково» может на некоторое время аккумулировать у себя ученых, которые сейчас могли бы уехать на Запад, не дай бог, а потом в обновленную Академию наук они обратно вернулись бы. Как вы оцениваете это? // "Газета.Ru"

Какая-то очень хитрая система. Очень нелинейная. Я по-обывательски, может быть, чуть более внимательно, чем по-обывательски, слежу за дискуссией вокруг реформы. Но, еще раз, мне трудно выносить свои оценки, потому что я не очень глубоко погружен ни в проблемы Российской академии наук, ни в механизм принятия решений, связанных с реформированием. То, что наши центры научно-исследовательские могут быть местом внимания российских ученых, безусловно. Но называть нас запасным аэродромом, сравнивая наш очень небольшой проект и очень молодой с огромной Академией наук, которая обладает репутацией и историей, которой могут позавидовать практически все академии наук мира, наверное, преждевременно.

Может быть, вы можете привести какие-то примеры стартапов, проектов, которые у вас вызывают личный интерес, за судьбой которых вы следите, они вам лично интересны по каким-то своим причинам? Я не имею в виду, оказываете какое-то личное покровительство. Но я надеюсь, что они все равно удалены, скорее всего, так и есть. Но просто какой-то интерес у вас вызывают. // "Газета.Ru"

Я приведу один или два стартапа приведу. Есть стартап, компания называется «Браво Моторс». У нас в середине этого лета было большое мероприятие, когда собрались стартапы со всей страны, не только из России, в мае. Кстати, следующее будет в июне, начале июня следующего года, которое будет раза в три больше, я надеюсь. И вот там один из первых призов получила компания «Браво Моторс». Это такой странный механизм, который представляет из себя то ли велосипед, то ли мотоцикл, то ли автомобиль, способный полностью компенсировать неудобство городской среды для передвижения. Тротуары, лестницы, узкие дороги, парковки... Некая капсула, которая трансформируется для передвижения по городу. Она в каких-то формах, в каких-то частях находила решение раньше у других разработчиков. Но вот в таком комплексном...

Зарубежных?

Да. Я видел нечто подобное, но с меньшими, с худшими характеристиками у японцев, у корейцев. Но вот то, как это предлагается разработчиками, они вышли уже на прототип, он уже у нас ездил по «Сколково». Он выставлялся, кстати, на питерском форуме в том числе — вот это очень интересный проект, мне очень нравится.

Можно в техническом плане на нем остановиться? Он имеет бензиновый двигатель? Что помогает преодолеть какие-то...

Он имеет электродвигатель. Как выглядит... Представьте себе капсулу на двух человек, которая в случае передвижения по анфрендной среде, по такой пересеченной местности, она подбирает под себя колеса. А когда ей нужно передвигаться с большей скоростью, она раскладывается и становится более обтекаемой и движется уже в ряду автомобилей по нормальной дороге. При этом практически она занимает место... То есть это автомобиль, который занимает место как мотоцикл и в себе имеет характеристики такого вот и квадроцикла, и мотоцикла, и автомобиля. Вот эти технологические решения, которые собраны в кучу в этом проекте, с моей точки зрения, имеют серьезный рыночный потенциал.

В России, с нашими дорогами?

Безусловно, не только в России. Безусловно, в том числе и в мегаполисах. Это такое интересное городское решение в первую очередь. Второй проект, который мне тоже очень нравится, он тоже сейчас на слуху, — это проект «Дора». Это дозиметр, который может стать абсолютно естественным гаджетом для каждого из нас. Потому что он подключается к нашему мегапопулярному айфону. И практически уже имеет форму рыночного продукта, уже предлагается на рынке. Это два моих фаворита. Но вот сейчас мы готовим каталог на 50 лучших проектов и каталог на 300 лучших проектов, которые будут показаны в рамках форума «Открытые инновации».

Общаетесь ли вы с Жоресом Ивановичем Алферовым? // "Газета.Ru"

Значительно меньше, чем хотелось бы. Хотя он очень активный участник многих наших руководящих органов. Он член и сопредседатель консультативного научного совета. Но я вам скажу, что каждое общение с ним — это очень memorable, такая вещь. Потому что, ну, глыба, а не человек.

А поподробнее можете?

Ну нобелевский лауреат, что тут подробнее-то? Вы знаете, стоишь рядом с ним и понимаешь, почему он стал нобелевским лауреатом. Не буду говорить, что от него исходит какой-то дополнительный свет. Но это уникальный и очень интересный человек.

А его отношение к «Сколково» не поменялось после конца мая, после начала реформирования РАН? Потому что он активным тоже являлся борцом против того, не что делается, а как делается в Академии наук. // "Газета.Ru"

Самый простой путь — это спросить у него, поменялось ли у него отношение к «Сколково» или нет.

А последний раз когда вы его видели и общались по сколковским делам, ну или когда он приезжал в «Сколково»? // "Газета.Ru"

Я виделся с ним последний раз в Питере. А приезжал он, я сейчас не могу сказать, но заседание консультативно-научного совета было в Питере, соответственно, он там был. Ну он у нас частый гость.

Российские ученые много страдают от бюрократии, как сотрудник Астрономического института, могу это подтвердить. Когда мне одну командировку чтобы оформить, надо часов пять-шесть своего рабочего времени потратить. Ну чтобы лично обойти, все подписи собрать, печати. А в фонде существует ли проблема бюрократии? // "Газета.Ru"

Ну конечно.

А насколько она портит жизнь?

Мне?

И вам лично. И, ну, наверняка там ходят сотрудники...

Вы знаете, бюрократия — такая странная вещь, без которой жить нельзя, а хвалить которую неприлично. Но без бюрократии невозможно получить решение о командировке. Потому что есть набор процедур, которые надо пройти. Без бюрократии невозможно подписать соглашение на работу с каким-то подрядчиком и так далее. Это все неким неприличным словом «бюрократия» называется. На самом деле это механизмы принятия и реализации решений. У нас они несовершенны в фонде. Над их совершенствованием работает в том числе, кстати, и правление, на которое выносятся вопросы, связанные с забюрократизацией процессов. Но они принимаются. Мы, наверное, должны бороться с бюрократией, улучшать ее, повышать ее качество. Но не бюрократия станет причиной нашего неуспеха, если вдруг, не дай бог, мы не добьемся своих результатов.

Тогда заключительный вопрос. Какие результаты в ближайшие годы от вас ждать? // "Газета.Ru"

Я могу прямо перечислить параметры результатов, которые ждать надо от нас в ближайшие годы. От нас в ближайшие годы надо ждать 1200 слушателей, исследователей, студентов Сколтеха. От нас надо в ближайшие годы ждать постройки 1,3 млн квадратных метров помещений. Это планы до 2020 года. И так далее. От нас надо ждать инвестиций — на 15 млрд частных инвестиций ежегодно. От нас надо много чего ждать. Это надо ждать успехов в реализации нашего проекта. Он очень комплексный, он очень тяжелый. Мы многие решения принимаем по мере формирования ситуации. Просто потому, что не все проблемы были предусмотрены. Но я считаю, что проект движется в правильном направлении. Иногда чуть-чуть сбиваясь с пути, но в целом скорость, которую...

Вы знаете, я интересную вещь тут заметил. Когда мы ездим по разным международным конференциям и рассказываем о результатах нашей деятельности, где мы находимся, вот прошло два с половиной, вот прошло три года — мы находимся там-то и там-то, вот что мы построили, вот сколько у нас участников, вот какие результаты их деятельности, вот какой у нас университет... Там первая реакция многих в этих аудиториях — а это целевые аудитории, это ученые, это бизнесмены, это чиновники, которые занимаются такой же деятельностью на этих рынках, — их реакция такая: не может быть, так быстро на такие результаты выйти нельзя. Мы ими недовольны, а для них это некая демонстрация таких очень качественных достижений, которыми может гордиться фонд.

Спасибо большое. На этом мы завершаем наше интервью. По традиции в заключение ваши пожелания нашим читателям. // "Газета.Ru"

Вы знаете, это скорее пожелание нашему фонду в отношении ваших читателей. Если к 2020 году в семье каждого вашего читателя, а значит, и меня, потому что я тоже ваш читатель, из 20 гаджетов, которые станут неотъемлемой частью бытия, один или два будут с надписью Made in Skolkovo, я буду счастлив. Если в аптечке каждой семьи будет как минимум одно лекарство, а лучше несколько разработки наших резидентов, то я буду счастлив. Если в автомобиле, на котором будет передвигаться семья вашего читателя, один из энергоэффективных механизмов, энергосберегающих решений, будет рожден на территории фонда «Сколково», я тоже буду очень доволен. Кстати, возвращаясь к аптечке, если аптечек не будет и это станет результатом деятельности нашего медицинского кластера, это будет означать, что мы добились своего результата.

То есть ключевая дата — это 2020 год.

Нет, давайте сделаем это в 2018 году. Просто в 2020-м я больше уверен, что мы выйдем на эти показатели.

Отлично. Спасибо большое. // "Газета.Ru"

Спасибо.


42

Как фонд «Сколково» взаимодействует с РАН? Как вы лично относитесь к реформе РАН? // Вова


41

Какое будущее проекта «Открытый университет Сколково»? Редакция добавит от себя: до нас доходили слухи, что с развитием Сколтеха данный проект может немножко как-то быть сведен на нет. Насколько это слухи или насколько это правда? // Андрей


40

По сути, успех Силиконовой долины смогли повторить только в Индии, и то не в полной мере. Почему это не получилось у других стран? Получится ли это сделать вам? // йцу


39

Присоединяюсь к многочисленным интересующимся скандальными темами и репутационными проблемами «Сколково» и хочу спросить, есть ли какая-то понятная и простая статистика о работе фонда, чтобы стало ясно, что это прозрачная структура, как распределяются средства, сколько людей там работают, какую примерно получают оплату (в том числе за чтение лекций), что происходит со студентами и грантами, да и вообще, что происходит в этом загадочном месте понятного и значимого для научного мира? // Виктория


38

Говорят, что у зданий «Сколково» — пятиэтажные окна. Как это согласуется с инновациями, энергоэффективностью и российским климатом? // Маша


37

Уважаемый, Александр! Наш поселок Новоивановское с трех сторон окружен «Сколково» с четвертой стороны Минское шоссе, существуют у Вас какие либо планы на развитие Новоивановского, как на фоне (даже в буквальном смысле) «Сколково» будет выглядеть поселок // Николай


36

Хотел бы почитать лекции в «Сколково» и получить достойный гонорар, как депутат И. Пономарев. Возможно ли это? Темы могут быть разные, от будущего России или США до современного состояния гуманитарной науки. // Александр


35

Уважаемый Александр! Проект «Сколково» практически уничтожил старейший в России НИИ сельского хозяйства, расположенный на территории р.п. Новоивановское, отобрав земли, используемые для селекции. Достижения института отмечены в Книге рекордов Гиннесса, сорта зерновых, выведенные сотрудниками НИИСХ, занимают миллионы гектаров и кормят хлебом россиян. Не считаете ли вы возможным компенсировать ущерб, нанесенный отечественной науке, привлечением научного потенциала сотрудников НИИСХ и самого института как площадки для инновационных исследований в области биологии? Может быть, стоит объединиться? И второй вопрос. У жителей поселка НИИСХ гаражи, находящиеся в собственности более 20 лет и расположенные на неудобных землях (овраги и т.п.), попали на территорию «Сколково». Нас практически выживают, лишают возможности даже пройти к своим гаражам, требуют оформления пропусков, а гаражи впоследствии предполагают снести. Развивается конфликт. Владельцы гаражей — граждане нашей страны,ваши ближайшие соседи, а также коллеги по науке. Или не коллеги? Прокомментируйте ситуацию. Как предполагаете ее разрешить?

C уважением, Щеглова Ирина Юрьевна // Щеглова Ирина Юрьевна


34

Александр Дмитриевич, расскажите, пожалуйста, исходя из каких задач фонд «Сколково» отказывает в относительно небольших грантах? Например, отказано компании «СМП Роботикс» из Зеленограда в гранте на создание колесного робота в размере 5 млн рублей. И в то же время выделяются несоизмеримо большие средства — 9,5 млрд рублей Массачусетскому технологическому университету. Чьих разработчиков призван поддерживать фонд, зарубежных или отечественных? // Артем


33

В начале года была история с лекциями Пономарева, уголовное дело по аренде недвижимости на 24 млн рублей. Недавно Вексельберг и Сурков заявили, что 90% претензий Счетной палаты к «Сколково» обоснованны. Подобные истории приносят «Сколково» немалые репутационные потери. Фонд вообще дорожит своей репутацией? // Marfa


32

Недавно был на пресс-конференции одной из компаний, арендующих офисные помещения в «Сколково» и в Силиконовой долине в США. Директор компании сказал, что арендная плата квадратного метра в «Сколково» примерно в 100 раз выше, чем арендная плата квадратного метра в Силиконовой долине. Можете как-то это прокомментировать? Откуда такие аппетиты? // Andrew


31

Какая у вас зарплата? // Елена


30

Уважаемый Александр, мы, жители пос. Новоивановское, ваши ближайшие соседи и с интересом и надеждой смотрим на развитие Иннограда. Это связано еще и с тем, что все наши «зеленые» территории сейчас находятся в вашем распоряжении. Мы очень рады тому, что вами был принят «Зеленый кодекс» Сколково и мы надеемся, что и на наш поселок ваши стандарты и экологические требования будут распространяться! Хотели бы, чтобы и Сколково взяло шефство над развитием нашего поселка, особенно на участке между Гиперкубом, бизнес-центром «матрешка» и нашей школой и помогло превратить эту территорию в так нужный нам и вам парковый комплекс! Искренне желаем вам и нам процветания и успехов на благо России!!! // Оксана Юрьевна Цитцер


29

Здравствуйте, у меня к вам два вопроса про «Сколково»:
1. Первый вице-премьер России Игорь Шувалов заявил, что серьезного инновационного развития в России не будет до тех пор, пока не упадут цены на нефть и газ, сообщает РИА «Новости». Поскольку ни нефть, ни газ не собираются дешеветь (нефть подорожала с 1996 года в пять раз, газ — в три), значит ли это, что «Сколково» уже пора закрывать?
2. Из архивов агентства Reuters о возможных хищениях в «Сколково»: «Alexander Chernov, vice president of the Skolkovo Foundation in charge of communications, declined to comment on the criminal case. He said Lugovtsev had left the foundation, while Khokhlov was still in the job but was on temporary leave». Reuters, 13 Feb, 2013.
Не могли бы вы теперь, спустя полгода, прокомментировать этот печальный, но довольно заурядный для современной России случай? 24 млн рублей — мелочь для «глобального урки» ((С) В. Пелевин), но приличные деньги для российского ученого. Спасибо, успехов в нелегком труде. observer // observer


28

Уважаемый Александр! Как вы относитесь к деятельности Дезорганизационного комитета «Стоп и Бойкот Сколково»? // Alex


27

Уважаемый господин Чернов, а не могли бы вы начать свое интервью с детального представления на тему «Кто я лично есть такой, инноватор»? А то ведь слухи разные ходят, что правительственными новоделами типа «Сколково» управляют люди недостойные, в инновациях безграмотные, не говоря о научной составляющей их образа мышления. Итак:
1. Вуз, который вы окончили (год, тема диплома, оценка);
2. Сколько лет проработали по специальности по окончании вуза?
3. Время/тема/специальность ВАК/ защиты ваших кандидатской и докторской диссертаций (если имеются)?
4. Ваши публикации в базе Web of Science: количество/число цитирований/ индекс Хирша?
5. Каков экономический эффект народному хозяйству от внедрения ваших личных патентов, изобретений и рацпредложений; в какой области экономики это случилось?
Спасибо за подробные ответы, без которых, по моему мнению, интервью будет расцениваться большинством реципиентов в виде заказного от властей по оправданию нецелевого расходования средств бюджета, когда эти деньги надо было бы направить на Олимпиаду в Сочи и последующий чемпионат мира по футболу! // mishkam@newmail.ru


26

Какие реальные (достижимые в 3- 5 лет) цели ставит перед собой фонд «Сколково»? // Юрий


25

How can you justify the huge price tag of $300M to MIT? // Alex Umantsev


24

Какие изменения произошли в грантовой политике фонда «Сколково» за последнее время? Расскажите, пожалуйста, о негативном и позитивном личном опыте работы в фонде. Какие решения фонда вы считаете ошибочными, а какие, наоборот, успешными. Спасибо. // Алексей


23

Не могли бы Вы объяснить цель проекта Сколково и его практическую применимость? Занимаетесь ли Вы научными изысканиями или поиском практической применимости уже сделанных открытий, помогаете ли внедрить готовые технические решения? Что может этот центр предложить изобретателю, что инвестору, и что - научному исследователю? Может быть, Вы работаете над каким-то другим кругом задач в интересах другой категории лиц? Как взаимодействовать со Сколково? Куда и по каким вопросам можно обращаться? // Александр


22

Насколько фонд «Сколково» обращает внимание на текущую занятость претендентов? Поясню свой вопрос. В начале 90-х годов я был сотрудником академического института и занимался исследованиями на стыке математики, computer science и генетики. По понятным экономическим причинам я покинул институт и вполне преуспел в области IT, работая для крупных компаний. Однако не оставил интереса к cоmputer science, публиковался в России и за рубежом и в настоящее время предлагаю воплотить интересное (что признано многими российскими экспертами и практиками) решение в области СУБД. Проблема заключается в том, что из моего официального CV вообще не видно, что могу представлять интерес как инноватор. Это издержки нашего времени, переходного периода, имевшего место 10—20 лет назад в России. Учитывает ли фонд такие обстоятельства? // Евгений Григорьев


21

В Сколково хоть что нибудь изобретают/открывают связанное с наукой, или только бюджет осваивают, да лекции дипутаны читают? // Andrew


20

Когда патенты РФ станут реальными нематериальными активами? То есть когда будет изменена инструкция Центрального банка РФ, считающая кредиты, выданные в залог этих патентов, плохими кредитами? Одним из первых шагов ускоренной капитализации Российской Федерации должно стать подписание инструкции Центрального банка России, согласно которой патенты и другие нематериальные активы должны стать залоговым инструментом при выдаче кредита на инновационные проекты. Лауреат премии правительства РФ в области науки и техники, автор более 50 патентов в области NBIC (nano, bio, info, cogno)-конвергенции Виктор Сараев // Сараев Виктор


19

Есть Уральский филиал, Сибирский, Дальневосточный... Зачем ещё Сколково? // Владимир Николаевич


18

25 октября 2012 года «Сколково» анонсировало некий саммит. Подскажите, где можно ознакомиться с «революционными» решениями и выводами этого саммита. Подскажу, тема заявлена «Энергодиалог на тему «Вечный двигатель: от научной фантастики к инновации века». Скажите, вам не стыдно тратить бюджетные деньги на откровенных шарлатанов и лженауку? Или, учитывая, сколько денег закопано в ваш проект, когда будет создан вечный двигатель? // Константин


17

Почему не видно работ из «Сколково» в престижных научных журналах? Конкретно я имею в виду Nature и Physical Review. // Олег Шалаев


16

Откуда к вам приходят студенты, обучающиеся в Сколтехе? Какой конкурс они проходят? // Kristy


15

Недавно один из руководителей фонда заявил: «ученых, которые едут на Запад, лучше оставить в сколковских компаниях, а потом вернуть в обновленную академию». Вы разделяете такой подход? // Chunya


14

«Сколково» считалось детищем Суркова. Кто теперь покровительствует фонду? // Lane


13

Сколько студентов Сколтеха уже прошли стажировку на Западе? // хирург


12

Существует ли в Сколково собственный аудит и кто вообще следит за репутационными издержками? // Иван Золотов


11

Какую часть из запланированных объектов уже построили в «Сколково»? // Георгий


10

Многим непонятна структура «Сколково». Какова связь Сколтеха и его исследовательских центров с соответствующими кластерами? // Васек


9

¿Existen programas específicos de colaboración con empresas privadas/publicas españolas? ¿Adónde se pueden mandar las propuestas de colaboración o proyectos a desarrollar? Gracias, Elena Larkova. // Elena Larkova


8

Каковы реальные результаты работы фонда? // Максим


7

В чем смысл «Сколково»? Не правильнее бы было пустить все эти деньги на поддержку научных исследований, проводимых в рамках Российской академии наук, отраслевых научных центров и вузовской науки? // Арина Владимировна


6

Когда «Сколково» сможет похвастаться созданием новых прорывных технологий — российским «Гуглом», лекарством против рака? // Mihalych


5

Какими успехами может похвастаться «Сколково» за три года своего существования? // Иван


4

На 2013 год планировалось проведение большой работы по созданию инфраструктуры для строительства. Что сделано из задуманного? Каков механизм освоения средств, привлеченных частными инвесторами («Сименс», Schneider Electric и др.)? Когда, по-вашему мнению, можно будет сказать, что фонд работает на все 100%? // Жемлиханов Тимур Энверович


3

Фонд Сколково является некоммерческой организацией в идее схожей с Фондом «Исследовательский Треугольник» в Северной Каролине, США. В фонде «Исследовательский треугольник» работает всего 20 человек и он является полностью некоммерческой структурой, несмотря на то что организация генерирует прибыль, в основном это аренда своих помещений. Похожа ли структура Фонда Сколково на данную некоммерческую организацию? Оперирует ли фонд какими-то коммерческими организациями? Если я захочу арендовать помещение в Сколково в какую организацию пойдут мои денежные средства? // Михаил Каплан


2

В силах ли «Сколково» решить задачу перевода на инновационный путь развития такой огромной страны, как Россия? // Павел, журналист


1

Не стоило ли создавать инноград на основе какого-либо из уже существующих наукоградов? // petrik

  • Livejournal
Читайте также:

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Все интервью

Главное сегодня






/interview/nm/s5714637.shtml