28 сентября 2016

 $63.96€71.59

18+

ЭКОНОМИКА РОСТА

Георгий Аликошвили: «Мы нашли то, что дает рост прибыли»

Гендиректор PONY EXPRESS – об интернет-покупках россиян, монополии на выдачу шенгенских виз и о том, когда «постучат снизу»

Фотография: sendit.ru

В 2015 году россияне получат из зарубежных интернет-магазинов 110-120 млн посылок. Интернет-торговля стала точкой роста для бизнеса и инструментом антикризисного выживания для потребителей. Но власти в России и в Евросоюзе недооценивают значимость логистики и визовых услуг, считает гендиректор группы компаний PONY EXPRESS Георгий Аликошвили.

— В названии компании заложено некоторое противоречие: пони, маленькая лошадка, она не может доставить груз быстро, как экспресс…

— У меня была коллега англичанка, она увлекалась конным поло. Рассказывала, что у нее 17 пони. Я спрашиваю: как же ты играешь в поло на пони, они же маленькие? Нет, что ты, говорит, это не те пони, это кони. Выносливых и быстрых лошадей, на которых играют в поло, в Англии и в Америке называют пони. Поэтому пони – не только маленькие лошадки. PONY EXPRESS – легендарная почтовая служба, которая появилась в Америке конца 19 века, когда еще не было железной дороги, соединившей позднее западное и восточное побережья страны.

Дорогу построили, почтовые лошади стали историей, а бренд продолжает жить.

— А насчет экспресса поясните. Как быстро доставляете посылки?

— В классическом понимании – это overnight, на следующий день, за сутки. Если трактовать расширенно, экспресс – это оперативная доставка в ближайший возможный день.

— А в масштабах России это правило тоже работает?

— Работает, поскольку 90% отправлений доставляется в крупные города с помощью авиаперевозок. Мы одни из самых крупных в России покупателей квот у авиакомпаний. Перевозим экспресс-грузы в багажных отделениях коммерческих рейсов авиакомпаний.

— Если я, например, отправляю из Калининграда посылку во Владивосток…

— Туда груз поступит утром следующего дня, а уже к вечеру доберется до получателя.

— Сколько у вас отправлений в сутки?

— Около 40 тысяч.

Ежедневно только через московский транспортный узел PONY EXPRESS перевозит более 100 тонн грузов.

Причем 60% из этого – почтовые отправления весом менее 2 кг.

— Чем, собственно, PONY EXPRESS лучше конкурентов?

Прежде всего – комплексным подходом и гибкостью в решении логистических задач наших клиентов. Еще недавно PONY EXPRESS была только компанией экспресс-доставки. Но в прошлом году мы существенно расширили спектр наших компетенций. Начали активное развитие складского бизнеса, грузоперевозок, разработали ряд отраслевых решений полного логистического аутсорсинга. А сделали мы это потому, что сегодня именно широкой компетенции требует рынок. Бизнесу больше не нужно, чтобы одна компания хранила груз на складе, другая организовывала грузоперевозки, третья – экспресс-доставку. Такая цепочка усложняет контроль за процессом и повышает его стоимость. Поэтому мы приняли решение сделать PONY EXPRESS универсальным логистическим оператором. Наша задача – максимально полно покрывать потребности клиентов в логистических услугах.
Если же говорить о конкуренции непосредственно в бизнесе экспресс-доставки, то тут преимущества понятны – в лидерах тот, кто максимально оперативно и за меньшие деньги доставит груз из точки А в точку Б. Благодаря развитой филиальной сети у нас очень хорошие цены и отличный показатель транзитного времени по всем ключевым направлениям, как по России, так и за рубеж. А по некоторым направлениям мы однозначно быстрее всех.

— Если вы доставляете быстрее других, значит, услуги у вас дороже?

— Далеко не всем нашим клиентам важно доставить быстро, часто приоритет – доставка вовремя, к определенному времени. А цены у нас весьма конкурентные. Широта регионального присутствия и качественная операционная платформа позволяют вести эффективную ценовую политику. Выгодно и клиентам, и нам.

— Это шутка или правда, что логистика в России неразвита настолько, что в некоторых случаях выгоднее отправлять груз из Иркутска во Владивосток через Москву?

— К сожалению, это так.

Россия так организована – здесь вся логистика сосредоточена в Москве. Все идет через Москву. Но ситуация меняется.

Происходит переход от централизации к региональности. В связи с кризисом идет он медленно. Пока существует дефицит региональной логистической инфраструктуры. Мы работаем в этом направлении. Развиваем межрегиональные перевозки. Два важнейших хаба сделали: в Москве и Питере. И еще планируем. Всего нам надо семь хабов в регионах. Прежде всего - Владивосток. Под него уже и проект есть. Кроме того, в планах обновленные логистические терминалы в Нижнем Новгороде, Ярославле, Самаре, Ростове-на-Дону и Казани.

— Сейчас рынок доставки конкурентный?

— Рынок был поделен еще в 90-х. В начале двухтысячных рынок уже полностью сложился, но сейчас у него появляется новое дыхание и новая трансформация.

— Онлайн-торговля?

--Да, онлайн. Интернет-торговля – это однозначно точка роста. Мы нашли то, что дает рост прибыли, и активно развиваем сотрудничество с сегментом e-commerce. Там пока далеко не везде классические экспресс-сроки, хотя и в сегменте e-commerce уже сегодня мы доставляем за два-три дня. Зато в доставке для интернет-магазинов появляется большое количество новых для нашей индустрии нюансов. Это наложенные платежи, частичный возврат товара, примерка. Мы начали оказывать нашим клиентам, интернет-магазинам, услугу «торговый представитель», и она весьма успешно продается. Судите сами: курьер, который доставляет товар, в e-commerce становится единственной точкой «живой» коммуникации магазина и покупателя. Поэтому наш курьер становится торговым агентом продавца и может напрямую влиять на количество возвратов. К примеру, заказывает женщина два платья – красное и желтое. Очень часто именно курьер убеждает ее, что оба наряда ей к лицу, и помогает интернет-магазину избежать возврата. Есть много нюансов. Интересных для бизнеса, для конкуренции, для развития.

— Но рубль же просел к доллару и, вроде, подкосил всю интернет-торговлю.

— Далеко не всю. Знаете, как некоторые делают? Идут в ГУМ, в бутик какой-нибудь, выбирают, меряют, например, прекрасные ботинки за 500 евро. Определившись с моделью, заказывают точно такую же в российском интернет-магазине за 400 евро, ну или в европейском за 300 евро. Кстати, внутренний рынок онлайн-торговли в денежном выражении сейчас больше, чем трансграничный. И этот рынок растет. В зарубежных онлайн-магазинах средний чек по итогам этого года может снизиться с $30 до $25–27. А в магазинах рунета средний чек вряд ли будет меньше $70.

Телепортации не боимся

— Но сейчас даже у китайцев стало дорого покупать, им же тоже доллары нужны. Разве нет?

— В Англии стало дорого, в Америке стало дорого, во Франции стало тоже как-то не очень дешево. Но вот насчет Китая не согласен.

Сейчас расцвет китайской торговли. И неважно, что товары номинированы в долларах, если вы переведете цену в рубли, это все равно значительно дешевле, чем где бы то ни было.

Направление из Китая в Россию растет двухзначными темпами. По данным НАДТ — Национальной ассоциации дистанционной торговли — в 2014 году россияне получили из зарубежных интернет-магазинов около 75 млн посылок. В этом году их может быть уже 110 - 120 млн. Причем на три четверти это товары из Китая.

— Странно…

— В России немало городов, где люди не охвачены качественными ритейловыми услугами. У них нет доступа к товарам, к которым мы привыкли в Москве. По адекватной цене вы не можете где-нибудь в Нижневартовске купить нужный товар. А интернет-торговля – это реальный выход из положения.

Половина всех товаров из Китая идут именно в российскую провинцию, остальную половину поглощают Москва и Питер, где кризис заставил многих задумываться об экономии.
Те, кто раньше покупал в США и Европе, стали клиентами китайцев. А мы все это возим. От диванов до косметики и пластиковых тазиков.

— А офлайн-магазины в крупных городах скоро отомрут?

— Всегда будет человек, который хочет прийти своими ногами в магазин, для него шопинг – это шоу, развлечение и времяпровождение.

— Но крупные ритейлеры обзавелись интернет-торговлей и через сайты свою доставку грузов развивают. Поджимают вас?

— Нет, напротив, мы в этот тренд вписываемся как подрядчики. Ритейлерам партнерство с нами выгодно. Если вы ритейлер и отдали на сторону доставку груза, это ваши переменные издержки. А если построили логистику внутри – постоянные. Потому что сегодня вы продали тысячу телевизоров, а завтра - только два. А если вы завтра продали два, то толпа ваших водителей будет нервно курить у офиса, без работы. Еще и менеджмент накостыляет.

— Я понял, ваш бизнес подорвет только телепортация…

— И телепортация не подорвет. Будем владельцами этих телепортов. И будем снова на коне. Для телепортации в любом случае нужна точка входа, точка выхода. Надо, чтобы кто-то в эти точки осуществлял доставку и выгрузку.

Партнеры немецкие, швейцарские, ближневосточные …

— Сколько регионов охвачено вашими услугами?

— Все. И это не только областные центры. Во всех значимых населенных пунктах мы присутствуем. Это более 200 городов.

Региональная сеть PONY EXPRESS покрывает 95% населения России.

Кроме того, наши клиенты – и в ближнем зарубежье. У нас есть присутствие в Украине, Белоруссии, Казахстане, там наши собственные компании. И есть агентская сеть. Это Закавказье, страны Средней Азии.

— Геополитические риски чувствуете?

— Нет. Мы занимаемся бизнесом, а не политикой. PONY EXPRESS – международная компания. У нас есть партнеры в разных странах. Среди них есть китайские, немецкие, швейцарские, английские, ближневосточные…

— И даже с Украиной нет проблем?

— Нет. И мы их не предвидим. Выход есть всегда, если захотеть его найти и много работать. Помните, была ситуация: Россия запретила полеты в Грузию. Ну, запретили. Что придумал авиаперевозчик? Самолет сначала летел по маршруту «Москва – Ереван», садился на 15 минут в Ереване. Из самолета никто не выходил. Потом он взлетал и летел рейсом «Ереван – Тбилиси». Людям все равно надо жить, ездить, летать, отправлять посылки, получать почту. А дурные политические телодвижения – они никому пользы не приносят.

След от фуражки

— Раз уж мы заговорили о границе. Таможня участвовала в реализации дорожной карты Агентства стратегических инициатив и отрапортовала, что у них все процедуры прохождения грузов через границу упростились, стали прозрачными, бумажный документооборот уменьшился…

— Это они хорошо отрапортовали. На самом деле, это в основном касается отправлений категории В2В. Но есть еще очень большой и быстрорастущий сегмент трансграничной торговли В2С, и здесь, на наш взгляд, таможня является пока слабым звеном.

Идет так называемый эксперимент по упрощенному оформлению. Включены в него только избранные компании, и счет этому экспериментаторству идет уже на годы.

Станет ли этот процесс постоянной практикой для всех – остается только догадываться.

— А в чем проблема? Не мозги, а след от фуражки?

— Нет, мозги, я думаю, у всех нормальные. Видимо, просто нет мотивации сделать свою работу нормально, выйти из старых привычных рамок и начать жить цивилизованно.

— Вы упомянули Владивосток. Там будет открыта одна из территорий опережающего развития (ТОР). Вы как-то участвуете в этой госпрограмме?

— В госпрограммах мы не участвуем. Но мы работаем во Владивостоке, развиваем там бизнес, будем создавать в этом городе новый логистический терминал. Там есть прилегающая китайская провинция Цзилинь. Мы подписали контракт с одной из компаний этой провинции. Пока не могу озвучить всех подробностей, но будем возить, и именно через Владивосток. Хочу уточнить: мы, логисты, вторичны. Сервисная функция. Если в регионе развивается бизнес, появляется спрос на логистику. Но с чего появятся новые возможности для бизнеса, если ВВП страны падает?

У нас основной бизнес падает вместе с ВВП, все очень просто.

Клиенты меньше производят, меньше отправляют. Бизнес стагнирует сейчас у всех.

Пока экономика росла, все было прекрасно. Оказалось, очень много бизнесов умели работать только в условиях растущей экономики. Вы знаете, сколько компаний разорилось на этом? Брали любые деньги под любой процент. И ты понимал: сейчас я воткну палку – и она вырастет завтра в огромное денежное дерево. Неважны издержки, неважен четкий расчет. А когда рост остановился, все сели.

— А дно кризиса показалось или нет?

— Я думаю, в следующем году постучат снизу.

— Только в следующем?

— Или даже в 2017-м. Это затяжной прыжок вниз.

Пока бизнес не будет освобожден от административных барьеров, пока не будет структурных изменений в экономике страны, поводов для оптимизма нет.

С приложением указательного пальца

--Сколько вы вложили в визовый центр и как быстро он окупится?

— Вложили 40 млн рублей. Открыли в июле, в центре Москвы, на Курской, это флагманский визовый центр PONY EXPRESS. При этом сократили расходы на аренду неэффективных площадей. Поэтому все наши вложения окупятся быстро, максимум за полтора года. Визовый бизнес - очень перспективное направление.

Наш визовый центр стал первым в стране, полностью оборудованным для приема биометрических данных на шенгенские визы. Отпечатки пальцев снимаем на новейшем оборудовании за секунды буквально.

— Но народу немного у вас в визовом центре, я видел. Испугались россияне?

— Не в этом дело. Мы открывали центр так сказать «на вырост». Более 30 окон – рассчитывали и рассчитываем на увеличение количества стран, с которыми будем сотрудничать. Но не все так просто. МИДы стран Евросоюза выбирают себе визового провайдера с помощью тендеров. Обычная схема – одна страна Шенгена выбирает одного партнера для оформления виз. И проходят их тендеры, мягко говоря, не очень прозрачно. Зачастую даже информация о проведении тендера не публикуется в доступных источниках. Мы иногда просто случайно узнаем: там прошел тендер, кого-то в нем участвовать пригласили, критерии приглашений далеко не ясны. Почему так происходит? Остается только догадываться.

Но конечный потребитель – российский турист – в итоге сталкиваются с монопольной историей по предоставлению виз.

Есть глобальный игрок, индийский, который владеет 80% рынка визового сервиса в нашей стране. Всего же на визовом рынке в России четыре игрока, причем PONY EXPRESS – единственный российский. У нас самое широкое региональное покрытие. У нас 97 визовых центров от Калининграда до Южно-Сахалинска, 38 из них уже оснащены оборудованием для приема биометрии, до конца года их будет 60. И все работы, включая поддержку контактного центра, логистику – передачу паспортов в консульства, доставку заявителю – мы единственные делаем сами, не привлекая аутсорсинг.

— Это влияет на стоимость визы?

— Еще как влияет! Наша цена однозначно лучше, чем у конкурентов, ведь издержки и себестоимость гораздо ниже. Выход из этой ситуации есть, и мы верим, что руководство Евросоюза все-таки его увидит. Ведь помимо нас этот выход видят и лоббируют туроператоры.

Если все визовые центры, соответствующие условиям оснащенности и безопасности, получат возможность принимать документы на оформление виз всех стран ЕС, никто не останется проигравшим.
Необходимо убрать монополию и обеспечить рынку визового сервиса развитие в условиях нормальной добросовестной конкуренции. Это увеличит доступ граждан и туристических компаний к визовому сервису, расширит географию и снизит цены. Человек, который сейчас должен проехать тысячу километров, чтобы сдать документы и отпечатки пальцев, сможет сделать это в своем городе, заплатив меньше. Это важно и выгодно, в том числе, и для европейских стран и туристических операторов, ведь они всеми силами хотят сохранить турпоток из нашей страны.

Свежий пример: крупнейший греческий туроператор «Музенидис Тревел» прислал нам недавно официальное письмо с просьбой начать прием документов на визы в Грецию. Мы бы с удовольствием, мощности позволяют. Но вот незадача: оказывается, МИД Греции только что завершил тендер, и его выиграл совсем другой поставщик услуг с узкой географией. Туроператоров это не устраивает. Мы донесли свое предложение об изменении схемы «одна страна – один визовый провайдер» на мультиоператорскую схему до МИДов всех стран ЕС. Более того, с тем же предложением вышла к ним и ассоциация туроператоров России (АТОР). Пока ждем результатов.

— А помощь от государства вам нужна?

- Было бы неплохо, если бы государственные службы посмотрели на ситуацию с визами как на причину отсутствия конкуренции в отрасли. Безусловно, очень ждем нормализации в таможенном вопросе. Кроме того, хотелось бы, чтобы почтовая лицензия, которой мы владеем и за которую компания платит, начала все-таки давать нам хоть какие-то преференции: езда по выделенным полосам, бесплатные стоянки для разгрузки и погрузки почтовых машин, особенно в центре Москвы.

Пока наличие почтовой лицензии – просто факт. Второй год обещают внести необходимые поправки в закон о почтовой связи.

Нам нужен доступ к почтовому обмену – это упрощенный порядок растаможивания почтовых отправлений. Но пока сдвигов нет.

— Жаловались регулятору?

— Мне что делать, бизнесом заниматься или по регуляторам бегать? Если бы я не понимал эффективность этих пробежек, я бы, может быть, этим занимался бы регулярно. Но мне все-таки скоро уж 47 лет и я в курсе, насколько полезен этот вид спорта. Я лучше в спортклуб схожу, на дорожке побегаю.

— Зато как в России жить интересно!

— Это правда. Я школу закончил в Тбилиси, учился в Бауманке, в Москве, здесь и остался. А теперь, приезжая в Тбилиси, понимаю, что уже не вписываюсь в мир этого города. Там жизнь течет медленно. И люди там умеют наслаждаться жизнью.

Мне рассказывали замечательный случай, реальный. На грузинском горнолыжном курорте выстроилась очередь за горячим кофе. Прекрасная грузинка, у нее колье, руки в перстнях. Она медленно-медленно делает кофе в турке. Тут подлетает какой-то сноубордист, становится тоже в очередь, через пять минут не выдерживает, спрашивает: а нельзя ли побыстрее? На что ему степенно отвечают: «Позади вечность, впереди вечность. Ты куда торопишься?»

ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ
  • Livejournal
ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ