26 августа 2016

 $64.80€73.21

18+

ЭКОНОМИКА РОСТА

Российская экономика притормозила

Как снова ее разогнать?

Фотография: Денис Русинов/ТАСС

У российской экономики останавливается мотор – инерционная модель развития, построенная на высоких ценах на нефть, больше не работает. Для некоторых россиян даже покупка одежды уже стала проблемой. Если не менять ориентиры экономической политики, то в ближайшие годы ситуация будет еще хуже.

Модель экономического роста за счет высокого спроса на дорогостоящие товары исчерпана, и в ближайшие годы стоит ориентироваться на средний и низший сегменты потребления, заявил в среду уполномоченный по правам предпринимателей, лидер «Деловой России» Борис Титов, выступая на международной конференции «ИнвестРос». «У нас уже не будет экономики, которая развивалась за счет притока финансовых ресурсов, получаемых от экспорта сырья, а высокий спрос на внутреннем рынке стимулировал приток инвестиций в определенные сектора. У нас цены были очень высокие на все, это касалось жилья, товаров и услуг, у нас был спрос на самые дорогие товары, которые только существуют в мире. Но экономика больше не будет такой гламурной», — сказал Борис Титов.

О том, что нынешняя инерционная модель развития экономики, основанная на высоких ценах на нефть, исчерпала себя, эксперты говорят уже давно. Как написал в своей колонке декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, «у российской экономики просто останавливается мотор».

Основная проблема российской экономики – отсутствие работоспособной экономической системы, имеющей реальные источники альтернативного развития, помимо экспорта нефти и газа, неоднократно говорил научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

Пока таких источников нет, все сценарии развития российской экономики на ближайшие пять лет будет один хуже другого.

В 2015 году уже стало очевидно, что этот нефтяной мотор у российской экономики остановился в связи с падением цен на нефть. Как итог, все показатели прошлого года удручают. В 2014 году ВВП вырос только на 0,6% в годовом выражении. Начался инвестиционный спад. По уточненным данным Росстата, в 2014 году инвестиции снизились на 2,7% (прежняя оценка - 2,5%) после роста на 0,8% в 2013 году.
Ухудшаются вместе с экономикой и показатели потребительского спроса – темпы роста розничной торговли продолжают падать. Оборот розничной торговли в январе 2015 года со снятой сезонностью упал на 4,4%, платные услуги населению остались на нулевой отметке, свидетельствуют данные Росстата. Темпы роста промышленного производства в России минимальны (+0,4% в 2013 году, +1,7% в 2014 году).

По итогам 2014 года темпы роста реальных доходов населения России впервые с 1999 года стали отрицательными и составили -0,1%. Эксперты уже начали фиксировать снижение расходов россиян даже на предметы первой необходимости.

По словам руководителя департамента исследований банковского сектора Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) Ирины Лобановой, они зафиксировали снижение доли россиян, оценивающих уровень своего дохода как средний, то есть принадлежащих к категории потребителей, которые могут без труда приобрести одежду и продукты питания. «Одновременно с этим примерно на 4-5% увеличилась доля тех, для кого вызывает затруднения даже покупка одежды», - отмечает эксперт.

Глубокое падение

Как ожидают эксперты, 2015 год будет тяжелее прошлого, поскольку российская экономика уже вступила в фазу рецессии и риски дальнейшего ухудшения ситуации повышаются. Как говорится в обнародованном на днях прогнозе основных макроэкономических показателей, подготовленном аналитиками Института экономической политики им. Егора Гайдара, Российской академии народного хозяйства и государственной службы и Всероссийской академии внешней торговли, даже с учетом влияния антикризисных мер правительства (они замедлят падение на 1-1,5%) в 2015 году экономика сократится на 6,8%. «В случае сохранения цен на энергоносители на низком уровне в течение длительного времени, в условиях политической нестабильности и сохранения режима санкций негативная экономическая динамика будет продолжаться и в последующие годы», - отметили авторы исследования.

Другие прогнозы экспертов не лучше. Так, сделанный в конце февраля консенсус-прогноз агентства «Интерфакс» также не внушает оптимизма. Оценка падения ВВП в 2015 году в нем составляет 5,1%. В 2016 году, исходя из текущих оценок, экономика вернется к границе между стагнацией и рецессией, и ВВП снизится еще на 0,3%, считают эксперты.

«Высокие процентные ставки и растущие тарифы делают нерентабельными инвестиции в России. Они могут снизиться на 12–13%, а если не произойдет снижения процентных ставок и разблокировки внутреннего рынка долга, то вдвое сильнее.

Ситуация усугубляется необходимостью погашения и рефинансирования $130 млрд внешних займов, чистым оттоком за рубеж $110–130 млрд, сжатием профицита счета текущих операций с 3 до 1–1,5% ВВП. Реальное денежное предложение даже при консервативном прогнозе инфляции (15%) в лучшем случае сократится на 5–6 трлн руб. (17–20%), а в худшем (если не будет решена проблема замещения внешнего кредита внутренним) – на 9–11 трлн руб. (32–35%). Это эквивалентно изъятию из экономики и финансовой системы рублевых ресурсов в размере 12–15% ВВП, что станет сильнейшим ударом по банкам, денежному и долговому рынкам, бизнесу», - описывают последствия для экономики от нынешнего кризиса экономисты Борис Титов, Владислав Жуковский, Яков Миркин в статье, опубликованной в «Ведомостях».

Согласно февральским индикаторам о раннем оповещении о финансовых и макроэкономических рисках, разработанным ЦМАКП (Центром макроаналитического анализа и прогнозирования), вероятность экономической рецессии и кризиса «плохих» долгов существенно повысилась. Как прокомментировал «Газете.Ru» ведущий эксперт ЦМАКП Михаил Мамонов, ситуация не улучшается. В частности, эксперты ЦМАКП считают вероятность возникновения системного банковского кризиса, рецессии в российской экономике, системных кредитных рисков как высокую.

«Экономика — в жестком футляре. В ней тяжелы налоги, дефицитен кредит, безмерна цена денег и, судя по всему, должна разгуляться двузначная инфляция. 17–20% по ссудам — это значит, увидим инфляцию 15–16%. Курсу рубля — катиться по лестнице, 60–75 руб./$»,

- описал «Газете.Ru» сценарий развития российской экономики на ближайшую перспективу экономист Яков Миркин из ИМЭМО РАН.

Эксперты предупреждают, что в более отдаленной перспективе проблемы в экономике приведут к необратимым социальным последствиям в жизни россиян: будут способствовать дальнейшему закрытию предприятий и компаний, росту безработицы, череде банкротств; снизят количество и качество потребляемых товаров. «Как загорания сухой весной – то в одном месте, то в другом, потом всё чаще. – отмечает Яков Миркин. -

«Какие такие» точки обычны во время кризиса? Как это бывает на примерах десятков кризисов? Забастовки и митинги из-за сокращения рабочих мест. Ценовые бунты. Банковские паники. Валютные паники. Протесты против лишения социальных льгот. Заемщики. Мигранты.

Чем беднее, тем больше будет тлеть почва. Всё это может быть по нарастающей. Если поползет дальше, классовые, национальные, конфессиональные, региональные конфликты», - предвидит Яков Миркин.

По данным Росстата, реальная зарплата снижается третий месяц подряд, темпы ее сокращения в январе составили 1,2%. Согласно данным еженедельного мониторинга Минтруда от 10 марта, только за неделю с 25 февраля по 4 марта число россиян, зарегистрированных в службе занятости, возросло на 0,7% и составило 985,5 тыс. человек. Всего же рост безработицы отмечается в 68 регионах. В целом, по прогнозам Минэкономразвития, в 2015 году уровень безработицы может составить 6% от экономически активного населения.

Однако эксперты считают, что реальный рост безработицы будет гораздо больше: по независимым оценкам, в 2015 году он составит около 8-9%. Так, по данным ВЦИОМа, по результатам февральского опроса об увольнении близких сообщила четверть респондентов (24%), и в среднем у каждого участника опроса это около трех человек.

Затянувшаяся неопределённость вынуждает бизнес перейти к сокращениям персонала, констатирует Ольга Горюнова, руководитель департамента по работе с клиентами кадрового агентства Юнити. По данным HH.ru, в феврале на одну вакансию в среднем приходилось 2,9 резюме не работающих на данный момент соискателей. «Это более чем в полтора раза больше, чем год назад. Опросы показывают, что выведение из штата наименее эффективных сотрудников – это антикризисная мера, которую сейчас выбирает подавляющее большинство компаний», - отмечает Ольга Горюнова.

«Агония» бизнеса

По словам заместителя директора института «Центр развития» Валерия Миронова, одна из основных причин нынешней стагнации в экономике – отсутствие инвестиций. Компаниям просто не на что развиваться. Сейчас основная задача предприятий банально выжить, поэтому предприятия и идут на сокращения.

Компании сталкиваются с катастрофическим ростом издержек и налогового бремени. Так, рост тарифов и цен естественных монополий ведет к повышению затрат на топливо и энергию для предприятий. Возобновление с 2015 года роста тарифов как минимум на уровне инфляции будет еще больше усиливать нагрузку на предприятия. Ежегодно происходит индексация предельной величины зарплаты, облагаемой по базовой ставке, на 10-11%. Это увеличивает нагрузку на компании, выплачивающие повышенные зарплаты квалифицированному персоналу, и являющиеся добросовестными плательщиками взносов.

К тому же издержки бизнесменов растут в связи с девальвацией рубля, ростом цен на импортное оборудование, увеличением ставки по кредитам.

К тому же законодатели, «заботясь» о бизнесе, принимают или готовятся принять новые драконовские законы, которые еще больше усилят давление на бизнес. Особенно сильно сейчас страдают малые и средние предприятия. «С июля в России, в частности, в Москве, вводится новый налог в виде торговых сборов, то есть предприятия, которые занимаются торговлей, вынуждены будут платить его. При этом система сбора этого налога построена таким образом, что больше всего от его введения пострадают малые предприятия, поскольку до 50 метров этот налог нужно будет платить фиксировано. Те же компании, у которых метраж выше 50 метров, заплатят меньше, то есть чувствительнее всего этот сбор скажется на маленьких предприятиях. Для владельцев небольших ларьков или магазинов в торговых комплексах это будет настоящая катастрофа», - прокомментировал «Газете.Ru» результаты этой кампании вице-президент «Опоры России» Алексей Жарков.

Не получают сильной выгоды наши компании и от девальвации рубля. «Без инвестиций девальвация проходит в пустоту. Поднять таким образом экспорт товаров сложно», - говорит Валерий Миронов. «Девальвация могла бы положительно сказаться на отечественном производстве, однако, этого, скорее всего, не произойдет — из-за неопределенности и повышения стоимости кредитования, которые стали результатом неадекватных действий Центробанка», - объясняет экономист Павел Рыков (блогер spydell).

Предприятия сейчас работают по сути на пределе своих возможностей по обслуживанию долгов. Как свидетельствуют данные ЦМАКП, на начало 2015 года платежи по кредитам коммерческим предприятиям составили около 50% от их прибыли от продаж, а для предприятий обрабатывающих отраслей - две третьих прибыли от продаж.

В результате на коммерческие и управленческие расходы прибыли у компаний не остается.

«Большое число компаний сталкивается или в ближайшее время столкнется с невозможностью обслуживания кредитов и фактически окажется в ситуации банкротства», - прогнозируют эксперты ЦМАКП.

По мнению экспертов центра, во многих случаях отказ от производства для компаний окажется финансово более выгодным, чем продолжение. «Проедание капитала не может длиться вечно, и только продлевает «агонию» на многих предприятиях», - отмечают эксперты ЦМАКП.

К ухудшению финансовых результатов и сокращению инвестпрограмм ведет и падение спроса на продукцию. Снижаются реальные доходы населения, темпы розничного товарооборота, растет уровень долговой нагрузки населения (что связано с высокими процентными ставками и большими размерами платежей по кредитам).

«Финансовый кризис в России по сути начался с 16 декабря после «диверсии» ЦБ (тогда ЦБ поднял ключевую ставку до 17% годовых – «Газета.Ru»).

Вместо того, чтобы поставить временный надзор, ограничения над движением и снизить ставку в той мере, чтобы компании могли рефинансировать свои кредиты в рублях, ЦБ действовал иначе – он перекрыл все возможности для рефинансирования и не оставил возможности рефинансироваться легальному бизнесу. Ни банки, ни бизнес в таких условиях развиваться не могут. Выживать? Да. Но не расти и не развиваться», - заключает Павел Рыков.

Локальный кризис

По словам экспертов, нынешний кризис потребует неординарных мер поддержки от ЦБ и правительства, поскольку он кардинально отличается от кризиса 2008-2009 года. По словам Валерия Миронова, если в 2008 году Россия столкнулась со значительными проблемами в экономике в результате мирового финансового кризиса, то на этот раз причины нашего кризиса - внутренние. «У нас сейчас автономная рецессия вне зависимости от состояния мировой экономики. И основная ее причина – это спад инвестиционной активности», – говорит Миронов.

«Сегодня ситуация принципиально иная: за океаном кризиса нет, цены на нефть вряд ли вернутся назад. Кредиты придется отдавать, запасы иссякнут, и кризиса не избежать.

Начавшийся еще в 2012 году и вошедший в открытую фазу в 2014-м, он может оказаться сравнимым с началом 1990-х – гораздо более продолжительным, затяжным и болезненным, чем кризис 2009 года»,

 - соглашаются экономисты Борис Титов, Владислав Жуковский, Яков Миркин в совместной статье, опубликованной в газете «Ведомости».

Поддержка от ЦБ

В прошлый кризис 2008-2009 годов России относительно быстро удалось выйти из кризиса: большинство макроэкономических показателей начало расти уже в 2010-м году. Так, во время кризиса 2008-2009 годов падение спроса на продукцию привело к падению промышленного производства. При этом значительнее всего пострадала обрабатывающая промышленность. Падение в этом секторе составило 15,2% в 2009 году. Но своевременная поддержка предприятий привела к тому, производство в обрабатывающей промышленности стало расти ускоренными темпами - на 10,6% в 2010 году.

Тогда во многом российская экономике удалось быстро выйти из кризиса за счет «неортодоксальной» экономической политики внутри страны:

было принято свыше 300 решений Правительства РФ и Банка России в сфере денежно-кредитной, бюджетной, социальной политики в целях поддержки бизнеса и населения.

В частности, были существенно расширены масштабы рефинансирования банковской системы,

вспоминал заместитель председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. Резервы Банка России и ФНБ были использованы на цели поддержки экономики, расширение ликвидности и удешевление кредита. Суммарный объем средств, предоставленных банкам для поддержания ликвидности, превысил 4 трлн руб. Кроме того, были расширены расходы и налоговое стимулирование экономики, оказывалась поддержка ключевым отраслям и предприятиям.

На этот раз без «неординарных» мер поддержки также не обойтись. Только они должны быть уникальными, с учетом локального характера кризиса в России, подчеркивают эксперты.

«Мы провели анализ таких же автономных кризисов, как сейчас в России, за последние 20-25 лет в странах ОЭСР было зафиксировано порядка 20 эпизодов таких локальных кризисов, и каждый раз страны вынуждены были искать свои рецепты для преодоления такого экономического спада. Единого рецепта тут нет», - говорит Валерий Миронов. Рассчитывать на то, что цены на нефть опять быстро пойдут вверх, не приходится. Потенциал роста цен на сырьевые ресурсы ограничен в связи с замедлением темпов роста экономики КНР, которая на протяжении последних 10 лет обеспечивала основной рост спроса на сырьевые ресурсы в мировой экономике, а также в связи с ростом добычи нефти в США.

От правительства эксперты сейчас ждут поддержки приоритетных отраслей: сельского хозяйства, строительной и автомобильной отрасли, стимулирование жилищного строительства, адекватной помощи банкам. «Нужны развитые инструменты рефинансирования внутри России.

Если вам объявили войну и перекрыли линии снабжения (рынок капитала), то логично было бы открыть альтернативную линию снабжения - рублевые инструменты рефинансирования на приемлемых условиях», - считает экономист Павел Рыков.

«Необходимы поэтапные шаги, которые должны быть сформулированы правительством, для стабилизации экономики - налоговые льготы, упрощенные кредиты для развития малого и среднего бизнеса», - комментирует в свою очередь председатель совета директоров ГК «Энергия» Ольга Прокофьева.
Яков Миркин считает, что в числе мер поддержки, в частности, должны быть налоговые каникулы для открываемого бизнеса на пять лет, замораживание тарифов естественных монополий, введение регрессивного налога на прибыль, обещание не повышать в течение 5-7 лет социальных налогов и снижение ставки НДС через 3-4 года.

При этом, по словам экспертов, краеугольным камнем новой экономической политики должно стать смягчение денежно-кредитной политики ЦБ.

«Что касается мер для преодоления текущей ситуации, я считаю, что главное не повторять сценарий 2008 года – эти меры вряд ли будут эффективны сегодня. Безусловно, сейчас от ЦБ ждут снижения ключевой ставки. Если снизится регуляторное давление на капитал тогда, возможно, многим банкам удастся избежать докапитализации за счет государства», - комментирует заместитель генерального директора по работе с кредитными организациями, ФинЭкспертиза Наталья Борзова. По мнению Якова Миркина, ключевую ставку нужно снижать до 1-1,5%.

Бизнес с нетерпением ждет снижения ключевой ставки, хотя бы до 10-12% на грядущем заседании совета директоров ЦБ 13 марта.

Нужно снизить ставку «хотя бы символически, на 1 процентный пункт», заявил президент Российского союза предпринимателей Александр Шохин 10 марта.

По словам ведущего эксперта ЦМАКП Олега Солнцева, самый главный сейчас вопрос – это нормализация ключевой ставки. «Если его не решить, всё остальное будет сильно вторичным, по существу окажется только латанием дыр», - заключает Солнцев.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ
  • Livejournal
ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ