Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Наномир в ожидании макроуспеха

В РАН создано отделение информационных и нанотехнологий

«Газета.Ru» 22.01.2008, 15:52

В Российской академии наук появилось отделение информационных и нанотехнологий. «Газета.Ru» объясняет, что это значит, а также кому и зачем нужно.

Правительство утвердило поправки в Устав Российской академии наук, благодаря которым в её составе появилось новое отделение — информационных и нанотехнологий. Возглавил отделение академик, президент Курчатовского научного центра и по совместительству секретарь Общественной палаты — Евгений Велихов, а курировать собственно нанотехнологии поручено академику и лауреату Нобелевской премии Жоресу Алферову.

Поправки в Устав были одобрены академией ещё 19 декабря 2007 года на предновогоднем общем собрании. Их принятие стало результатом работы академической комиссии по нанотехнологиям, образованной в середине лета. Руководил ею, курируя направление физики наноструктур, академик Алферов, а одним из важнейших с практической точки зрения направлений нанодиагностики занимался член-корреспондент Михаил Валентинович Ковальчук — единственный на памяти поколения человек, которому удалось, провалившись на выборах в действительные члены элитного клуба, стать его вице-президентом — пусть и с приставкой «и. о.»

В новом отделении он постов пока не получил, однако многие отмечают и другую поправку в уставе, на которую согласилось правительство, — с появлением отделения состав академии будет расширен на 10 действительных членов и 20 членов-корреспондентов. Не приходится сомневаться в том, что желающих занять эти места найдётся куда больше, а для избранных новый статус может стать трамплином к более значимым вершинам.

«Газета.Ru» попыталась разобраться в том, что такое нанотехнологии, какое место российская наука занимает в исследованиях по нанотематике, и как эти исследования организованы в нашей стране.

Нанотехнологии

По словам сотрудника Лаборатории неорганического материаловедения МГУ Даниила Иткиса, нанообъектами принято называть системы, линейные размеры которых не превышают 100 нм (0,1 мкм). Разумеется, такое волюнтаристское определение нанонауки вряд ли может быть содержательным. На волне ажиотажа вокруг нанотехнологий, «обещающих прорыв в новую эру», приставку нано- стали использовать все — от физиков до врачей. Разобраться, где речь идет о подлинной нанотехнологии, а где ученые срываются на популизм и саморекламу, стало не так просто даже специалистам.

По словам Иткиса, «нано» начинается там, где по законам диалектического материализма количество переходит в качество — то есть уменьшение размеров объектов приводит к появлению новых свойств, полностью отсутствующих у объемных материалов.

В качестве примеров он приводит квантовые точки. Эти объекты активно изучаются как за рубежом, так и у нас в стране.

Отечественная наука может по праву гордиться и другими достижениями, однако правомерность использования приставки нано- в этих случаях вызывает сомнения.

Пример, который учёный привёл в этом случае, — это так называемые нанокомпозитные материалы и нанокатализаторы. Уменьшение зерна твердотельных гетерогенных катализаторов, применяемых повсеместно в химической и особенно нефтехимической промышленности, выражается в резком увеличении их площади поверхности, а следовательно, и эффективности. Однако здесь речь не идёт о появлении принципиально новых свойств.

Похожа ситуация и в сфере композиционных материалов, где уменьшение размера твердых частиц приводит к резкому росту параметров уже присущих материалу свойств — прочности, гибкости. Впрочем, такие материалы зачастую проявляют и поистине новые свойства, о чем мы не раз писали в прошлом году. С этим путаница и связана. Однако не сыграть на всеобщей любви к нано и здесь было бы просто глупо.

Нанополитика

До всемирного бума нано, начало которому положил ещё Билл Клинтон, выступив ровно 8 лет назад в Калтехе со своей «наноинициативой», никому и в голову не приходило так все усложнять. В 2003 году уже новый американский президент Джордж Буш подписал закон о развитии исследований и разработок по нанотехнологиям в США.

Как оказалось, американцы сильно опередили в этой отрасли своих коллег из других стран, и их «наноинициатива» являлась, по сути, демонстрацией силы. В спешном порядке аналогичную доктрину приняли еще несколько десятков государств, что породило небывалый ажиотаж вокруг отрасли.

Весной 2006 года о нанотехнологиях впервые заговорил Владимир Путин, а уже через год — в своём последнем послании Федеральному собранию — российский президент уделил им немало внимания.

Через несколько месяцев был подписан указ о создании госкорпорации нанотехнологий («Роснанотех»).

В уставной капитал корпорации были направлены безумные, по меркам российской науки, средства — 130 миллиардов рублей, а ещё 50 миллиардов было приказано привлечь на открытых конкурсах. В сентябре прошлого года «Роснанотех» возглавил Леонид Меламед.

По словам Даниила Иткиса, «Роснанотех» пока не сделал ни одного решительного шага в сторону отечественных ученых. Поведение наблюдательного совета корпорации может говорить об отсутствии понимания, куда направить баснословный бюджет.

Однако эксперт не склонен сомневаться в компетентности руководства госкорпорации: по его мнению, осторожность руководства скорее говорит о зачаточном состоянии отечественной науки о нано.

Меламед и его подчиненные, по-видимому, меньше всего хотят потратить деньги налогоплательщиков на кипы бумажных отчетов, рассказывающих о том, что «достигнуто, рассмотрено и проанализировано…» В этом плане «Роснанотех» больше напоминает инвестиционный фонд, нежели фонд грантов на научные исследования. Скорее всего, сфера его компетенции не будет ограничиваться только нанообъектами, так как отказываться от финансирования и разработки перспективных технологий, пусть даже с применением более крупногабаритных материалов микрометрового масштаба, неразумно.

Наноакадемия

Нанотехнологии в названии нового старого отделения заменили вычисления — ранее оно называлось «информационных технологий и вычислительных систем». Вообще говоря, IT и нано — довольно странный коктейль, и чем продиктовано его появление, ясности пока нет. Вероятно, у академиков было большое желание, чтобы в РАН возникла структура, связанная с модным направлением, однако не было желания, а скорее всего, и возможности, изыскать немалые ресурсы для создания полноценного наноотделения.

С точки зрения науки, создание отделения нанотехнологий РАН — оставим химерическую связь с информационными технологиями — довольно странно.

«У нас нет наук обо всем красном, нет технологий, объединяющих все мягкое, с какой стати тогда мы пытаемся собрать в кучу все маленькое?» — удивляется Иткис.

Нанотехнологии используют достижения совершенно разных наук, каждая из которых имеет собственную логику развития, вряд ли ориентирующуюся на структуру академии наук. До сих пор, скорее, структура РАН пыталась найти основу во внутренней логике науки.

Однако, с точки зрения административной логики, создание отделения нанотехнологий находит своё объяснение. Судя по всему, оно будет помогать государству, занимаясь отбором и финансированием подлинно нанотехнологических направлений, начиная от голых идей, считает эксперт. Заканчивать же, оформляя конкретные разработки в осязаемые продукты, – прерогатива «Роснанотеха».

Создание отделения завершает формирование скелета отечественной наномашины, хотя до выхода отечественных технологий в этой области на международный рынок пока ещё далеко. Можно ещё раз вспомнить уже поднабившую оскомину статистику за 2006 год. В США в этой области за год были зарегистрированы около 7 тысяч патентов, в России — 12 штук. Результатов 2007 года пока нет.

Персоналии

В новом отделении директор РНЦ «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук, имя которого часто вспоминают в связи с нанотехнологиями и «Роснанотехом», пока никаких постов не получил. Карьерный взлет этого человека напрямую связывают с деятельностью его брата, Юрия Ковальчука, совладельца банка «Россия» и, как говорят, близкого друга президента Путина. Именно после прихода Путина к власти Ковальчук становится главой курчатника, а затем пробивается в член-корреспонденты РАН и метит в академики.

Многие даже прочат ему пост президента РАН. Однако выбраться действительным членом академии Ковальчук никак не может — видимо, академики находят более достойных кандидатов.

Новое отделение, занимающееся информационными и нанотехнологиями, смогут пополнить сразу 10 полноценных академиков. Кроме того, в связи с учреждением нового отделения, эти выборы будут досрочными. Перейти во вновь созданное отделение из других департаментов РАН академики и членкоры также могут, просто написав заявление.

Впрочем, для этого Ковальчуку нужно снова пройти через общее собрание РАН, которое уже отклоняло его кандидатуру. Судя по результатам последнего собрания, на этот раз шансы и. о. вице-президента академии выше.