В Москве придумывают Школу будущего

Варвара Петренко 12.05.2006, 20:26

Московских школьников ждут новые эксперименты. Проникшись идеями нацпроекта «Образование», столичные власти решили создать собственный городской проект — «Школа будущего». Три варианта этого проекта — без всякого преувеличения — оказались настоящей фантастикой.

11 мая на заседании комиссии Мосгордумы по науке и образованию были заслушаны три варианта проекта «Школы будущего». Кроме депутатов в обсуждении приняли участие представители департамента образования столицы, Московского института открытого образования, представители школ и городских педагогических вузов.

Совместный проект Московского института открытого образования (МИОО) и городского Центра образования «Технологии обучения» представила директор Центра Елена Булин-Соколова. Уточнив, что «в образовательном процессе принимают участие участники образовательного процесса», «образовательный процесс идет в образовательной среде», а благодаря воздействию на субъекты и объекты учебного процесса «возникают элементы рефлексии для участников», госпожа Булин-Соколова перешла к конкретике.

По мнению авторов проекта, одним из важнейших аспектов «Школы будущего» является построение индивидуального содержания образования.

Поэтому в проекте МИОО делается упор на «самостоятельный сбор, анализ и организацию информации учащимися в соответствии с их целями». Кроме того, школьникам предлагается самостоятельное создание «информационных объектов», например «гипермедийных сочинений, представляемых устно, в цифровом формате или печатной проекции». Не менее важно, что «формирование коммуникативной компетенции» должно происходить в «ситуации эмоциональной и когнитивной включенности».

Информационные технологии в «Школе будущего» от МИОО используются с первого класса. «Ход урока фиксируется с помощью видиокамер», затем «оцифрованный урок транскрибируется, структурируется и синхронизируется с изображением, слайд-шоу и видео-отрывками, использованными учителем».

Все учителя, дети и их родители в «Школе будущего», по замыслу авторов проекта, должны постоянно иметь с собой идентификатор, коммуникатор и компьютер.

Для непосвященных госпожа Булин-Соколова пояснила, что идентификатор - это цифровая карточка, позволяющая «регистрировать месторасположение ученика и используемые им ресурсы (вход в интернет, распечатка)». «Идентификатор» может использоваться и для более прозаических целей, например, оплаты завтрака в школьной столовой.

В роли персональных коммуникаторов, скорее всего, выступят «специальным образом запрограммированные интеллектуальные сотовые телефоны» или цифровые приемники i-pods».

Назначение этих устройств - «обратная связь с преподавателем во время занятия, получение локальной и общешкольной информации, а также постоянный доступ к персональной информации».

Помимо карточки и телефона, ученики «Школы будущего» должны повсюду носить с собой ноутбуки. Одной из их особенностей должно стать использование «цифровой бумаги», позволяющей работать не со светящимся экраном, а в щадящем для глаз режиме отраженного света.

Кроме сплошной «оцифровки», авторы проекта предлагают оснастить школы «индивидуальными аудио-визуальными комплексами виртуальной реальности».
Выглядеть такие «комплексы» могут в виде «шлема виртуальной реальности». А информация будет вводиться в такой «комплекс» не только «мышью» или графической панелью, но и, например, движением головы.

Особенно пригодятся эти комплексы, как считают авторы проекта, для выполнения домашних заданий.

Помещения в «Школе будущего» будут иметь «высокую степень трансформируемости», все свободные углы в школе займут элементы выставочной организации (трубы и рельсы), а занятия по естественно-научным дисциплинам будут проходить в «эксплоратории» (музее занимательной науки).

У впавших в легкий ступор от услышанного участников совещания не оказалось ни предложений, ни даже вопросов к докладчику. Единственное, чем поинтересовалась зампред думской комиссии по образованию Татьяна Потяева, это уровнем обеспеченности московских школ ноутбуками, лабораторным оборудованием и просто расходными материалами (бумагой, реактивами, рубанками). Увы, оказалось, без дополнительного финансирования Москва не готова воплотить в жизнь прогрессивный проект. По оценке Елены Булин-Соколовой, на сегодняшний день «отчасти представляют из себя то, что надо, не более 10% московских школ».

Со следующими двумя проектами членам комиссии и приглашенным экспертам было уже полегче.

Гендиректор ЗАО «РЕЛОД» Светлана Уласевич в качестве городской целевой программы предложила московскому образованию проект «Оксфордская школа».

Под этим проектом предполагается создание сети школ, гарантирующих высокое качество обучения английскому языку. Обеспечиваться эти гарантии будут учебниками, изданными исключительно Оксфордским университетом и системой тестирования по материалам, разработанным тем же Оксфордским университетом. Обучение и сертификация учителей будет проводиться там же.

Кроме того, в проекте предлагается сотрудничество вузов с британскими партнерами, параллельное обучение российских студентов по вузовской программе и программам британских колледжей. Заодно авторы проекта обещают организовать в Москве «учебно-консультационные и ресурсные центры» для преподавателей и учащихся, а также поучаствовать в проведении ЕГЭ и разного уровня тестирований (Оксфордский университет готов подготовить контрольные материалы для этих целей, от Москвы, как выяснилось, требуется только финансирование).

Специально приглашенные на заседание директора нескольких спецшкол дружно высказались в пользу проекта,

который, по их имению, «позволит сохранить полученные в школе знания и даст возможность продолжить изучение языка в непрофильном вузе». А депутат Мосгордумы Михаил Москвин-Тарханов вообще назвал «оксфордский» проект «руководством к действию». По мнению господина Москвина-Тарханова, оксфордский курс английского языка — один из самых совершенных, английский язык «нужен, как воздух», а другие иностранные языки — «востребованы минимально».

Полностью способность критически оценивать услышанное вернулось к участникам совещания лишь при обсуждении третьего проекта

Представляя программу «Чтение, читательская и информационная грамотность как составная часть нацпроекта образования», президент Русской ассоциации чтения Наталья Сметанникова начала с цифр. По ее информации, доля «нечитающих» россиян выросла с 27% в 1991 году до 37% в 2005, число читателей газет за это время сократилось с 67% до 16%, журналов — с 24% до 7%. Это нашло отражение в международных исследованиях качества чтения и грамотности (PIRLS, PISA), где пятнадцатилетние российские школьники заняли 27 место из 32 в 2000 году и 33 из 40 в 2003 году.

Низкие результаты качества чтения и способности извлекать из текста нужную информацию были показаны и в ходе ЕГЭ.

По мнению Натальи Сметанниковой, человек становится активным читателем к 12 годам, и возраст от 10 до 12 лет считается критическим. Поэтому Русская ассоциация чтения предлагает ввести в учебный план 5-6 классов урок досугового чтения и информационной культуры, а в 7-9 классах проводить такие занятия факультативно. Для этого авторы проекта считают необходимым ввести в штатное расписание школ две новые должности - учитель чтения и библиотекарь-педагог, и организовать их подготовку в системе повышения квалификации учителей.

Большинство присутствующих, однако, не признало аргументы Натальи Сметанниковой убедительными.

Директора и завучи говорили о перегруженности школьников, невозможности изменения программ и уж тем более получения дополнительных ставок. Кроме того, по их словам,

в школьной программе есть уроки литературы, на которых и воспитывается читательская культура.

Итог обсуждению подвел проректор Московского городского педагогического университета Николай Пищулин. «Нам сейчас нужен не просто набор ключевых направлений, а концепция новой философии образования, — заявил он. - Нужно провести инвентаризацию того, что наработано в Москве, и наметить конкретный путь, чтобы наша «Школа будущего» не оторвалась от реальности».

На том и порешили. А чтобы проделанная работа не пропала даром, комиссия Мосгордумы решила «рекомендовать» департаменту образования использовать рассмотренные проекты в качестве программ для городских экспериментальных площадок и внести их в программу «Столичное образование».