Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Как нам спасать нашу науку

Ftorogodnik 10.11.2005, 14:29

Не отвлекаясь на общечеловеческие ценности хотел бы пояснить, зачем вообще государству (в т.ч. России) нужна наука. Кроме того, авторы совершенно искаженно (относительно Запада) трактуют термин «грант».

Мы публикуем письмо нашего читателя в рамках развернувшейся в «Газете.Ru» дискуссии о проблемах науки в России — ред.

Представлюсь, чтобы не было лишних вопросов. Закончил МФТИ (1971), доктор физ.-мат. наук (1985, МИАН СССР, но сотрудник другого института РАН). Так как не хочу уезжать, то последние 15 лет веду довольно кочевой образ жизни (как и некоторые подобные мне коллеги), т.е. провожу примерно половину времени в различных западных университетах (понятно, что за счет приглашающей стороны) . В частности, в общей сложности провел в США около 4 лет, в том числе в некоторых ведущих университетах.

Все сказанное далее относится в первую очередь к математике (и ее непосредственным приложениям: связь, компьютеры и т.п.) и теор. физике.

Только для краткости далее употребляется термин «ученый» вместо более правильного «научный сотрудник» (какие мы ученые !).

1. Зачем вообще нужна наука и «нужно ли готовить ученых в России».
Следующие три утверждения связаны между собой самым жестким образом:
а) наличие развитой науки в государстве;
б) уровень преподавания в вузах;
в) наличие хороших инженеров в государстве.

В частности, если не выполняется а), то не выполняется и в). Для этого есть несколько причин, но простейшая из них: хороших инженеров тогда просто некому готовить. Напомню старое советское выражение: «Хорошие преподаватели (профессора) получаются из несостоявшихся ученых».

Грубо, но по смыслу верно. Исключения бывают, но редко.

У Сталина было самое примитивное образование, но связь пунктов а) - в) он, видимо, хорошо понимал (какая может быть индустриализация без инженеров ?). Поэтому 30 - 50-е годы — это период расцвета науки в СССР. Такие выдающиеся ученые как Колмогоров и Ландау сформировались уже в 30-х. В это же время Сталин уговорил Капицу вернуться в СССР (хотя мог только чувствовать, что тот занимается чем-то очень важным). До атомной бомбы было еще далеко.

В дальнейшем образование наших правителей улучшалось, но положение науки при этом ухудшалось (как и уровень инженеров). В качестве примера достаточно посмотреть на российские автомобили за последние 25 лет и их главного автора — «инженера» Каданникова. Про уже хорошо образованных Горбачева - Ельцина и сказать нечего (печатными словами).

О подготовке ученых: их не готовят ни в каких вузах.

Способность учиться (и хорошо сдавать экзамены) и способность создавать что-то хорошее самостоятельно — довольно разные вещи (хотя и есть определенная корреляция).

Напомню старую фразу о науке: «Образование идет на пользу только людям, расположенным к нему, да и то, оно им, в общем, ни к чему» (Фейнмановские лекции по физике). Даже на физтехе в 60- е (хорошие) годы не более 10% выпускников становились «учеными». Большая часть выпускников шла в разные ящики, а 10-15% - в вузы. В МГУ (мехмат и физфак) процент будущих преподавателей был еще выше. Так появлялись будущие хорошие профессора в вузах. Подчеркну, что никогда не видел хороших студентов, мечтавших по окончании стать преподавателями вузов. Сначала все хотят заниматься наукой.
Разделение (по способностям, или по другим пунктам) происходит позже. Никоим образом не хочу здесь обидеть преподавателей вузов. Их роль для государства определенно выше, чем роль ученых.

2. Научные гранты на Западе и в России. Здесь очень часто пишут о научных грантах, разных фондах в США и даже их бюджетах. Авторы думают, что такая система грантов — это то, что нужно сейчас России. При этом они забывают (или просто не знают) одну простую вещь о грантах в США: получатели этих грантов (профессора университетов) получают свою зарплату (и немалую) в университетах независимо от грантов. Они не могут увеличить свою зарплату за счет гранта (в лучшем случае они могут выплатить себе зарплату за два летних отпускных месяца).

Основная часть гранта уходит на оплату труда и обучения участвующих в гранте студентов и аспирантов (образование ведь латное и совсем недешевое).

Далее: закупка оборудования, участие в конференциях и т.п.

Когда же говорят о системе грантов в России, то имеют в виду существенно увеличить за их счет людям зарплату (мы всегда пытаемся идти своим путем). Как говорится: «Почувствуйте разницу».

Даже в США при распределении хороших грантов определенную роль играют субъективные факторы: престижность университета, знакомства с чиновниками в Вашингтоне и т.д. Для больших грантах в России эти факторы становятся еще более важными.

В Европе система научных грантов существует, но влияние ее невелико. Пожалуй, только в Германии существуют достаточно большие гранты (но их мало), которые, в основном, тратятся на приглашение иностранных ученых. Президент обещает также ввести специальные стипендии, гранты и фонды. Все это мы уже проходили в советские годы (ленинские стипендии, премии ЦК ВЛКСМ и хоздоговоры), и толку было немного (а судьи кто ?).

3. Кто должен финансировать фундаментальную науку ? В России это может быть только государство (как и во всем мире). Здесь не надо заблуждаться. У нас есть очень богатые люди и компании, но они предпочитают покупать футбольные клубы, бразильских футболистов, яхты, яйца Фаберже и т.д. В лучшем случае устанавливать стипендии студентам (но это уже «на сдачу от сдачи»).

Кстати, в любом американском университете (даже самом скромном) есть здания, построенные на частные пожертвования «простых» миллионеров.

Видели ли вы в российских университетах «бассейн имени Сидорова» или «корпус биологии имени Лифшица»? Я о таких (зданиях) даже не слышал.

4. Что делать ? К сожалению, болезнь перешла уже в другую стадию. Дело уже не только в том, что ученым и преподавателям вузов мало платят. Хуже другое: такой труд молодежь больше не интересует. Что это означает для государства, каждый может сообразить сам.

Хорошо известно, что в науке очень важна преемственность поколений.

В этом смысле у нас уже произошел «пропуск поколения». Дело идет к пропуску второго. Лучше всего это видно в работе некогда известнейших научных семинаров. Некоторые из них прекратили свою работу, многие из оставшихся влачат жалкое существование.

И все-таки мне кажется, что в первую очередь надо спасать не науку, а преподавателей технических вузов. Их оплата и социальный статус низведены до уровня «простого советского инженера». А что тогда можно ожидать от их студентов (т.е. будущих инженеров и ученых) ? Например, в Москве очень часто школьный учитель получает (со всеми доплатами) больше профессора хорошего технического университета. Очень рад за школьных учителей, но кто же тогда будет преподавать в вузах?

Понятны поэтому и жалобы ректоров вузов: «Очень мало молодых профессоров, а доцентов нет вовсе». Неудобно напоминать, но с определенной заботой к университетской профессуре относились даже такие люди как Ленин, Сталин, Гитлер и т.д. Приведу только один малоизвестный исторический факт. В марте 1945г. (!) в Германии (Бавария, Обервольфах) был открыт специальный центр математических исследований (отлично работающий и поныне). Страна уже почти полностью разбита в войне, а здесь какой-то научный центр.

К сожалению, государственно-мыслящих людей (не на словах) в российских верхах что-то не видать. Приведу все-таки два примера (естественно, китайских) государственного подхода в этом деле (России до этого далеко).

1) За последние годы несколько Нобелевских лауреатов (китайцев по происхождению) вернулись из США в Китай. Нетрудно представить, какие условия были предложены в Китае этим хорошо обеспеченным людям. При этом Китай не надеется, что эти уже немолодые люди еще что-нибудь изобретут. Он надеется, что эти люди будут некоторыми «центрами кристаллизации», вокруг которых образуются сильные исследовательские коллективы.

2) В последние 2-3 года регулярно встречаю (в Канаде и Европе) профессоров, выходящих на пенсию, и уезжающих преподавать по контракту в Китай. Условия (по западным меркам) весьма скромные: 1000 дол./ месяц + бесплатное приличное жилье. Едут эти «молодые пенсионеры», конечно, не из-за денег. Просто у них еще есть силы и любопытство.

5. О некоторых цифрах и революционных идеях.

А) «Переделать науку в России по примеру США» (т.е. перенести ее в вузы). Напомню, что заниматься наукой в вузах в советское время было трудно, сейчас в России это очень трудно. Причина – очень большая учебная нагрузка преподавателей (особенно, молодых). Уменьшить эту нагрузку (т.е. уменьшить число студентов или увеличить число преподавателей) – задача посложнее (и дороже), чем перевести на профессиональную основу российскую армию.

Б) «Сколько ученых уехало из России». Президент Путин (видимо, с подачи своих изобретательных советников) называет цифру 10%. Возможно, это так, если считать от общего поголовного состава. Если же учитывать специалистов высокой квалификации (не буду определять точно), то в некоторых областях математики и теор. физики это цифра превзойдет 60% (причем еще оставшиеся — люди обычно не очень молодые).

В) «Почему надо реорганизовать Академию наук». Президент Путин объясняет: «Она (т.е. Академия) создавалась в другой стране и в другое время». Фраза совершенно замечательна своей универсальностью и бессмысленностью. С ее помощью можно объяснять любое решение властей: отмену трамваев, переход на занзибарский алфавит и т.д. Совершенно не защищаю здесь Академию Наук (это отдельный вопрос), но то же обоснование применяется и к реорганизации всей науки и образования. Тем кто думает, что нас неправильно учили, советую посмотреть списки профессоров таких университетов как
Princeton, MIT, Paris VI и т.п.

Г) «В России надо развивать технологии, а не науку». Упоминаю эту очень старую и наивную идею только потому, что уж очень часто она звучит (в самых разных формах). Раньше говорили, что «надо развивать только полезную фундаментальную науку». К сожалению, практически не бывает новых технологий без существенных научных открытий. Например, при разработке всем известных дешевых компакт-дисков использованы отличные научные находки в самых разных областях (в том числе, чисто математические). Более того, во многих современных отраслях понятие «высоко-квалифицированный инженер» очень мало отличается от «научный сотрудник».

Это заведомо так в современных системах связи, серьезном программировании и т.п. А хороший «специалист по защите информации» это даже больше, чем просто «научный сотрудник» (в соответствующей области).