Кого слушает президент

Блатная наука

Марина Лемуткина 08.04.2005, 18:32

Госдума приняла правительственный законопроект об отмене обязательной госаккредитации на ведение научной деятельности. Вскоре любая фирма, объявившая себя научной, сможет претендовать на бюджетные деньги.

В пятницу Государственная дума приняла в первом чтении правительственный законопроект об отмене государственной аккредитации для научных организаций. Его представил депутатам министр образования и науки Андрей Фурсенко.

До сих пор госаккредитация научных учреждений была обязательной и служила официальным юридическим подтверждением научного статуса организации. Именно она разрешала проведение научных работ и, что также немаловажно, служила основанием для получения льгот по уплате налогов на землю и имущество.

Сегодня, по мнению разработчиков закона, обязательная система государственной аккредитации научных учреждений стала пустой формальностью и безнадежно устарела.

Прежде всего, как подчеркивают в Министерстве образования и науки, сам процесс получения свидетельства об аккредитации неоправданно усложнен и занимает слишком много времени.

Да и право на налоговые послабления для научных организаций превратилось в фикцию: с будущего года все налоговые льготы для учебных и научных учреждений отменяются. Так что отныне, по словам поддержавшего правительственный законопроект председателя думского комитета по науке и образованию Николая Булаева, «сама по себе аккредитация никаких правовых последствий не несет. Организации, имеющие аккредитацию, никакими преференциями не пользуются».

Как подчеркивают чиновники, наличие госаккредитации как обязательного условия для ведения научной работы закрывает путь к занятиям наукой, в первую очередь, университетам и вузам, которые сейчас не могут рассчитывать на ее получение.

По словам Булаева, они ведут всю свою научную деятельность, по сути дела, «вне закона».

Зато в Российской академии наук (РАН) обязательную госаккредитацию научной деятельности анахронизмом не считают. По мнению замдиректора академического Института государства и права Ирины Иконицкой, отмена аккредитации «может привести к непредсказуемым последствиям».

Во-первых, размывается понятие научного учреждения, во-вторых, открывается «неограниченный доступ к более чем ограниченным бюджетным средствам».

Первыми к государственным деньгам прорвутся дельцы от науки, считают в РАН. В случае принятия закона претендовать на них сможет любая контора «Рога и копыта»: сначала она заявит о своем намерении вести научные исследования, а затем получит под них деньги, с которыми исчезнет.

Если госаккредитацию отменят, то при распределении бюджета между организациями «фактор личного знакомства выйдет на первый план».

Как рассказала «Газете.Ru» руководитель проблемной группы правовых вопросов организации науки Института государства и права Нина Гордеева, уже сейчас «среди победителей конкурсов 2005 года сплошные ООО либо организации, созданные при Министерстве образования и науки. Ни одного академического института там нет, а ведь именно в них собраны лучшие научные кадры». Ученая дама предупреждает, что в таких условиях очень велик риск, что государственные средства будут вложены в неперспективные научные направления, а то и просто пойдут на финансирование лженауки.

«Механизм предельно прост, — считает академик РАН, председатель Высшей аттестационной комиссии Геннадий Месяц. — Три человека организуют «научный институт». Один из них сидит, скажем, в министерстве, а другой — в самом институте. Можно не сомневаться, что они легко получат доступ к бюджетным деньгам».

Да и сам принцип перехода на популярную в Минобрнауки конкурсную форму финансирования, на которую, по некоторым оценкам, приходится уже 20% средств на отечественную науку, академики не поддерживают. Как считают в РАН, «все разговоры чиновников министерства о том, что вся наука в США держится на грантах, — не более чем миф. На самом деле гранты дают науке лишь 5% средств. Основную долю — до 80% — наука США получает за счет федерального научного фонда».