Кого слушает президент

О тех, кто в танке

В российский прокат выходит фильм Дэвида Эйра «Ярость» с Брэдом Питтом в главной роли

Ярослав Забалуев 27.10.2014, 12:47
__is_photorep_included6278329: 1

В прокат выходит «Ярость» Дэвида Эйра, в которой Брэд Питт поливает фашистов красным огнем, а те отвечают ему зелененьким.

Норман Эллисон (Логан Лерман) худо-бедно почти дошел до конца Второй мировой в должности штабного мальчика на побегушках, зато не убил ни одного человека, чем в глубине души гордится. Однако этого повода для гордости юноше вскоре приходится лишиться, поскольку им укомплектовывают экипаж потерявшего пулеметчика танка под руководством легендарного Дона Коллиера (Брэд Питт) . Под руководством расписанного шрамами командира Норману предстоят настоящая школа жизни и несколько дней настоящей войны, которую однополчане то и дело называют «лучшей работой на свете».

«Ярость» — это не чувство, а название танка, намалеванное белой краской на дуле.

Эмоции на войне вообще только мешают, и потому сыгранный Брэдом Питтом танкист ведет подопечных вперед хоть и железной рукой, но без лишних криков, со спокойным прищуром. Для режиссера и сценариста Дэвида Эйра, отслужившего в свое время как надо на подводной лодке, война тоже прежде всего работа, а солдаты — крепкие профессионалы, играющие со смертью с уверенным азартом промышленных альпинистов. Эйр уже превращал в производственную драму боевик в «Патруле», теперь примерно то же он делает с военным кино и, к сожалению, примерно с тем же не слишком удачным результатом.

Герои «Ярости», даром что сыграны Питтом, Шайей Лабафом и вчерашним Перси Джексоном Логаном Лерманом, почти лишены характеров.

Columbia Pictures

Каждый из них наделен лишь парой конкретных черт, но главное их свойство — умение работать в команде. До съемок этот ансамбль во главе с продюсером прошел подготовку в настоящем армейском лагере, и актеры утверждают, что ощутили друг друга настоящими братьями по оружию и даже на площадке они окликали друг друга именами своих персонажей.

Однако, увлекшись живописанием военного товарищества, режиссер будто бы позабыл, что снимает не звездный матч по пейнтболу, а военно-историческую драму. Разумеется, в «Ярости» есть несколько эффектных батальных сцен, но насладиться ими в полной мере мешает, например, тот факт, что художественно вымазанные грязью союзники палят в немцев красным огнем, а фашисты отвечают им зеленым. Никакого объяснения этому странному художественному решению в фильме нет. Можно было бы предположить, что целью Эйра было снять не историческую реконструкцию, а военный миф вроде серьезной версии тарантиновских «Бесславных ублюдков». Однако эта версия тоже не срабатывает: никогда еще, кажется, союзные войска не выглядели на экране настолько жалко.

В одном из эпизодов, в частности, пять «Шерманов», выйдя в лобовую атаку с единственным «Тигром», никак не могут не то что пробить его броню, а хотя бы попасть по супостату.

Columbia Pictures

Понятно, что ругать Голливуд за неправдоподобное изображение Второй мировой войны уже давно общее место, но проблема «Ярости» отнюдь не в героизации изъезженной высадки в Нормандии. Эйр еще сценариями «Тренировочного дня» и первого «Форсажа» продемонстрировал интерес к историям про настоящую, что называется, мужскую работу. При этом он вот уже который фильм подряд с патологическим упорством берется за чуждый поставленной задаче материал. В «Патруле» он взял на роль простого лос-анджелесского копа Джейка Джилленхолла и махом обесценил весь псевдодокументальный эффект. «Ярость», помести режиссер своих героев в обстоятельства, например, криминального толка, была бы чем-то вроде американского «Бумера» — драмой о крутых парнях посреди вечного нигде. Вместо этого у Эйра вышла, в крайнем случае, драматичная экранизация популярного сетевого шутера «World Of Tanks», который, выходит, совершенно не случайно активно участвует в продвижении картины.