Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Новая трава для ромкома

В прокат выходит фильм Сета Макфарлейна «Третий лишний»

Геннадий Устиян 01.08.2012, 10:48
__is_photorep_included4705381: 1

В прокат выходит «Третий лишний» — романтическая комедия с единственным спецэффектом от создателя «Гриффинов» Сета Макфарлейна.

Самые смешные комедии получаются на основе узнаваемых ситуаций с одним маленьким смещением реальности. Красивая блондинка с карьерными устремлениями по пьяни залетает от толстого никчемного кидалта («Немножко беременна»). Мужчина без видимых дефектов впервые занимается сексом, когда его ровесники уже становятся дедушками («Сорокалетний девственник»). Двое гиков подбирают на дороге инопланетянина (что в кино давно не редкость), который хочет не завоевать мир, а просто выпить и покурить («Пол: Секретный материальчик »).

На «Третьего лишнего» идешь с опаской: Марк Уолберг в хороших комедиях не замечен, а сюжет похож на смесь «Бобра» про Мела Гибсона и его говорящее плюшевое животное и рядовой романтической комедии с Милой Кунис, вроде недавнего «Секса по дружбе».

Но, просмеявшись полтора часа, выходишь с четким ощущением, что только что посмотрел самый смешной фильм года, ну или первой его половины.

1985 год. Маленький Джон в детстве так боялся грозы и так хотел иметь друга, что загадал: пусть любимый плюшевый медведь Тед оживет, заговорит по-человечьи, прогонит грозу и останется с ним на всю жизнь. Как это бывает только в голливудском фильме, где дети меняются с родителями телами за одну ночь, а Николь Кидман играет горе, волшебным образом не морща накачанный ботоксом лоб, детское желание сбывается. Говорящий медведь становится национальной звездой и даже доказательством существования высшей силы: показывая на Теда, пастор восклицает: «Посмотрите, что сотворил Господь!»

Через четверть века девушка Джона ставит ему ультиматум: или он перестает валять дурака и звать в постель плюшевого медведя каждый раз, когда на улице идет дождь, или пора разбегаться, потому что вся эта жизнь втроем не совсем здорова: кроме всего прочего, Тед любит травку, днями сидеть у телевизора и приводить в дом шлюх пачками.

Впрочем, к типичной ромкомовской драме (кого же выберет Джон — Милу Кунис или собутыльника?) добавлена очень надуманная, но именно поэтому смешная криминальная часть: отец-одиночка маньячного вида (Джованни Рибизи), тоже явно застрявший в 80-х, похищает Теда, чтобы подарить своему сыну игрушку, о которой мечтал в детстве.

С сюжетом на этом все, и тут начинается самое интересное, потому что не в сюжете дело, а в том, как автор сериала «Гриффины» и режиссер «Третьего лишнего» Сет Макфарлейн (и голос Теда в оригинале) нанизывает на него едкий поп-культурный юмор. За месяц проката в Америке фильм уже собрал почти 200 миллионов, что очень много для комедии про мужчину в кризисе среднего возраста и его детскую игрушку, которая одновременно и единственный спецэффект.

И объяснить этот успех можно лишь тем, что Макфарлейн снял созвучную современным зрителям комедию, которая отличается от того, к чему они привыкли.

Главные американские комедиографы 90-х братья Фаррелли ставили своих героев в идиотские ситуации, из которых те выпутывались при помощи неполиткорректного фекального юмора. Отвечавший за массовую американскую комедию нулевых Джадд Апатов, наоборот, предлагал очень житейские сценки, часто несмешные, которые мог на себя примерить любой современный мужчина, живущий в постфеминистском мире. Мейнстримная голливудская комедия осталась последним прибежищем, где мужчина мог открыто признаться, что не всегда знает, что делать, когда женщина решила взвалить на себя абсолютно все — стать женой, карьеристкой, сексуальной подружкой и лучшим другом одновременно (всё это, кстати, прекрасно проделывает Мила Кунис в роли Лори).

Макфарлейн как будто говорит с экрана: «Ладно, девушки, молодцы, вы справились. Но оставьте нам хоть одну вещь, в которой вы ничего не понимаете, — наши мальчишеские игрушки».

У кого-то это плюшевый медведь, у кого-то гиковское обсуждение «Флэш Гордона», настоящий исполнитель роли которого, актер Сэм Джонс, появляется в камео на вечеринке и тоже становится «третьим лишним», не давая Джону вернуться к Лори. А заодно Макфарлейн с привычной по «Гриффинам» легкостью раздает пощечины поп-культуре направо и налево так, что достается всем — от Джастина Бибера и Кэти Перри до Норы Джонс и Сьюзан Бойл.

Так «Третий лишний», по названию и жанру напоминающий очередной девичий ромком с небольшой погоней в финале, обновляет жанр.

Это тот самый ромком с клише, где клише высмеяны так тонко, что девушки даже этого не заметят. Девушки будут смотреть историю про парня, который ради подруги расстался с медведем. Парни — историю про парня, который сказал подруге, что расстался с медведем, а сам в рабочее время пошел с ним курить новую траву, которую дилер назвал «изнасилованием мозга».