Охлобыстин на яркой стороне

В Лужниках прошло политико-философское стендап-шоу Ивана Охлобыстина «Доктрина 77»

Литературный вечер Ивана Охлобыстина
Литературный вечер Ивана Охлобыстина

Фотография: ÈÒÀÐ-ÒÀÑÑ

Иван Охлобыстин провел промо-проповедь в «Лужниках», где рассказал русским о русских много важного: надо размножаться, воевать, отказаться от богатства и сгореть в пламени апокалипсиса.

Выступление Ивана Охлобыстина с «Доктриной 77», политико-философским стендап-шоу, задержалось минут на двадцать. Поскольку никто точно не знал, чего ждать, этого времени как раз хватило, чтобы разогреть любопытство, вспомнить о недавно оглашенных президентских амбициях и прочих этапах большого пути. Но вот, наконец, Охлобыстин, одетый в белый плащ до пят и начищенные сапоги, взошел на вершину белой пирамиды и ударил в гонг… и начал читать по бумажке. И, не останавливаясь, читал полтора часа.

Перед выступлением, пока трибуны наполнялись (заполнившись в результате процентов на десять), звучал шум моря и крики чаек. Само выступление транслировали шесть экранов, так что лицо Охлобыстина было видно.

Собственно говоря, это поливаемое дождем лицо, знакомое одним по «Ноге», «ДМБ» и «Мама не горюй», другим по «Царю» и «Интернам», а третьим и вовсе по таинству исповеди, и составляло шоу.

Солист довольно много жестикулировал — то выдавал ленинскую хитринку, то пытался загнать себя в настоящее беснование вождя, но формат чтения по бумажке развернуться особенно не позволял: выступающий запинался, ошибался, перелистывал страницы и глаза от текста отрывал довольно редко. Как тут побеснуешься?

Ожидаемого от профессионального сценариста беснования идей также не произошло.

Отец Иоанн предложил публике забыть о контрацепции: планирование семьи — не для русских, и женщина, увидев в глазах своего мужчины собачью преданность, нарожает ему столько детей, сколько Бог даст. Потом он назвал себя другом парадоксов, достал часы луковичкой, сделал вид, что вгоняет аудиторию в гипноз, сам над собой посмеялся — и рассказал про «империум».

Империум – образ мысли, освобожденный от временных и социальных условий. Империя — единственная возможная для русского народа, народа-богоносца, народа-воина, форма государственного устройства. Нет спасения за пределами церкви, нет жизни за пределами империи. Русский человек не сеет и не жнет, не чинит и не строит, не пасет и не охотится. Он создан для войны, для последней войны всех против всех, для того чтобы спасти мир от уничтожения и сгореть в пламени апокалипсиса.

Вести народ в бой должны помазанник Божий, лидер нации и аристократия национал-патриотизма.

Но парадокс заключается в том, что народа этого как бы и нету, вымер народишко-то, потеряв самоощущение, самоопределение, науку, культуру, армию и государство. Поэтому его надо прямо сейчас заново нарожать и сочинить, ровно причем по этим принципам империума.

Поэтому все, кто пришли и посмотрели на шоу Охлобыстина, — учителя, которые будут нести дальше его слово. А начать следует с малого — придумать ленточку или звездочку, какой-нибудь знак нагрудный, чтобы русские люди узнавали друг друга и радовались.

Аудитория была довольно молодой, поэтому внезапному предъявлению имперской метафизики удивилась не очень: похоже, что читателей Проханова и Дугина в «Лужниках» было мало. Так что поражаться вытаскиванию под дождь столь вторичных формулировок было некому.

Впрочем, поэтических стандартов имперского дискурса постсоветского формата всего два.

Одни хотят, чтобы русские были богатые, веселые и владели миром, а другие — чтобы русские были бедные, духовные, рвали жилы в великих стройках и вели великую войну до победного конца. Охлобыстин, естественно, против стяжания, за бедность, многодетность и вечную войну.

Публика аплодировала, но как-то вяло. Настоящей популярностью пользовались только комические номера в стиле Задорнова, рассказы про американцев, которые не любят работать и не умеют воевать, про зловредное НАТО и злокозненных либералов. Рассуждения Охлобыстина о дружбе народов и о том, что он будет прятать у себя на чердаке друга-лезгина и друга-еврея во время погромов, были встречены с прохладцей.

По окончании шоу остался неловкий вопрос: а что вообще это было?

Встреча сериального артиста с поклонниками? Стендап-комедия? Политический предвыборный митинг согласно купленным билетам? Публичная проповедь? Ничто из этого. Первый сеанс стадионной стендап-трагедии в истории русской культуры обернулся скучным литературным чтением под дождем.

Позже те, кому было не лень разобраться с «Доктриной 77» глубже, обнаружили существование одноименного тарифа сотового оператора «Билайн», подключение к которому возможно только в салонах «Евросети». Что именно в произошедшем было главным — империя, литература или маркетинг – сказать, наверное, невозможно. Во всяком случае, после шоу в «Лужниках» стало понятно, что разделить их сегодня почти невозможно.

Видео с «Доктрины 77» при желании можно посмотреть на YouTube, а полный текст прочитать на сайте доктрины.

  • Livejournal


Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2

Главное сегодня






/culture/2011/09/12/a_3763941.shtml