Блок «МилдроНАТО»

Как допинг-скандал с Марией Шараповой скажется на репутации российского спорта

«Газета.Ru» 09.03.2016, 19:11
David Vincent/AP

В новом допинговом скандале при желании можно искать политическую подоплеку: мол, не в первый раз «наказывают русских» за их политику. А можно, как сделала сама Мария Шарапова, просто честно признать свою вину, не сваливая ее на заговоры политиканов или ошибки врачей. Это, конечно, скорее по-американски, чем по-русски, но для мировой репутации спортсменки точно полезнее. С репутацией российского спорта в целом ситуация сложнее.

По международному резонансу милдронатовый скандал может ударить по России даже сильнее, чем прошлый, легкоатлетический, хотя он пока и менее масштабный по числу «героев». В нем сегодня, кроме Марии Шараповой, оказались замешаны лишь олимпийская чемпионка Сочи фигуристка Екатерина Боброва, трое представителей сборной России по шорт-треку, конькобежец Павел Кулижников и член сборной России по волейболу Александр Маркин.

Разумеется,

с учетом широкого применения нашими спортсменами препарата, название которого теперь известно всей стране, наказанных может быть и больше.

Но все равно по размаху это не идет ни в какое сравнение с допинг-скандалом в российской легкой атлетике, когда от выступлений были отстранены более 4 тысяч (!) наших спортсменов — пусть и не все они попались на допинге, а многие просто пошли «за компанию».

Событием мирового масштаба новый скандал делает участие в нем и Павла Кулижникова, который в этом году бьет мировые рекорды, и, конечно, Марии Шараповой — самой популярной в мире россиянки, личная известность которой не меньше, если не больше, чем у Путина. И хотя многие сегодня в соцсетях пишут: мол, Шарапова давно не россиянка, весь мир воспринимает ее именно как россиянку, а не как американку.

Конечно,

когда Шарапова сама объявила о своем допинге на специальной пресс-конференции, полностью признала свою вину и публично покаялась, она повела себя как раз очень «по-американски».

Другие попавшиеся на допинге российские спортсмены обычно действуют иначе: вину не признают до последнего и уж точно не проводят покаянных пресс-конференций. Зато требуют вскрытия пробы «Б», хотя трудно припомнить в последние годы хотя бы один случай, когда бы это помогло доказать их невиновность.

Да, есть вопросы, как официально запрещенный в США препарат попадал к Шараповой, куда смотрели ее врачи? Сама Шарапова заявила, что просто не открыла файлы с письмами-предупреждениями о скором запрете милдроната в большом спорте. Хотя российские спортивные чиновники (не говоря уже о тренерской и медицинской команде теннисистки) могли бы ее, конечно, подстраховать. Впрочем, наши чиновники наверняка просто не интересовались, как готовится к турнирам «американская теннисистка» Шарапова. У нас и за «своими-то», судя по всему, не следили.

Саму Шарапову, скорее всего, накажут относительно нестрого — тем более она во всем призналась.

В худшем для себя случае спортсменка пропустит летнюю Олимпиаду-2016 в Рио.

Для нее это был, конечно, важный турнир: в коллекции титулов Марии (их почти наверняка не отнимут, учитывая сроки запрета препарата и чистосердечное признание) не хватает только олимпийского золота, а до следующей Олимпиады, с учетом своих хронических травм, она может и «не дожить». Но в целом для теннисистов Олимпиада все равно не такое престижное и точно не главное соревнование, как для конькобежцев или фигуристов.

А вот Россия теперь почти наверняка навсегда лишится лучшего российского конькобежца Павла Кулижникова — рекордсмена и чемпиона мира, почти верного потенциального чемпиона зимней Олимпиады — 2018. Он попался на применении запрещенных препаратов второй раз в карьере, и теперь ему грозит пожизненная дисквалификация.

Может быть поставлен крест и на карьере Семена Елистратова — олимпийского чемпиона Сочи по шорт-треку и главной нашей надежды на Олимпиаде-2018.

Но, главное, получил очередное подтверждение имидж российского спорта, как «насквозь пропитанного допингом».

Разумеется, в этом новом скандале, как и в предыдущем, многие сразу стали искать политическую подоплеку. Мол, враги «наказывают русских» за их независимую политику. Но это просто неправда.

Наказывают не «русских», а всех, кто попался.

Препарат милдронат (или мельдоний), относящийся к классу гормонов и метаболических модуляторов и созданный в 1975 году латвийским профессором Иваром Калвиньшем, был включен в запрещенный список WADA с 1 января 2016 года.

Этот запрет не стал неожиданностью — Международное антидопинговое агентство начало рассылать спортивным федерациям предупреждения с лета прошлого года. Так что у всех было время найти ему замену, если это нужно по медицинским показаниям. Однако, кроме россиян, тесты на милдронат также провалили украинские биатлонисты Ольга Абрамова и Артем Тищенко, эфиопский бегун Эндешоу Негессе, шведская бегунья эфиопского происхождения Абеба Арегави и, предположительно, шесть грузинских борцов. Так что «ничего личного» к России у борцов с мельдонием нет. Никакого антироссийского блока «МилдроНАТО» не существует.

Более того, от выступления на летней Олимпиаде в Рио, скорее всего, отстранят не только российских легкоатлетов, но и сборную Болгарии по тяжелой атлетике. Хотя Болгария Крым не присоединяла и под санкции не попадала.

К слову, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя новый допинговый скандал, заявил, что не стоит проецировать эту ситуацию «на весь российский спорт, на великолепные достижения наших спортсменов». Но с равными основаниями не стоит и российской стороне искать в допинговых скандалах дополнительный подтекст — тем самым мы автоматически придаем им расширительное политическое толкование.

Разумеется,

можно возмущаться и тем, что борьба за чистоту спорта в определенном смысле является двуличной и фиктивной.

Действительно, большой спорт уже давно превратился в бесконечную гонку медицинских и других технологий — в большой бизнес, которому нужны рекорды, узнаваемые лица, медийные герои, делающие продажи. Это давно уже не чистая бескорыстная борьба под олимпийским лозунгом «Быстрее, выше, сильнее».

Но таковы «правила игры». Пока ты «комсомолка-спортсменка-красавица», да еще и чемпионка — у тебя многомиллионные спонсорские контракты. Все самые знаменитые спортсмены мира зарабатывают вне спорта больше, чем непосредственно спортом. Но

стоит однажды оступиться — и ты больше не пример для подражания.

Ведь в рекламе должны сниматься только идеальные и безгрешные идолы, а реальные люди грешны. И теперь та же Шарапова может потерять от разрыва контрактов со спонсорами гораздо больше, чем российский спорт от ее дисквалификации даже на год.

Можно, конечно, в очередной раз посыпать голову пеплом и ругать отечественное раздолбайство. Но почему, спрашивается, работа российских спортивных врачей или чиновников должна чем-то принципиально отличаться от того, как в целом работает и управляется наша страна?

Атлетов и докторов честно предупреждали заранее. Врачам всего-то надо было точно знать, сколько времени препарат выводится из крови, и прекратить давать его спортсменам за такой срок, чтобы к 1 января 2016 года никаких следов милдроната в организме не осталось. За этим надо было следить тем более пристально, если наши спортивные и неспортивные чиновники искренне считают, что к России у Всемирного антидопингового агентства повышенное внимание.

Репутация — страшная вещь. Если вы постоянно попадаетесь, отношение к вам будет соответствующим.

В общем, винить в очередном позоре российского спорта «козни врагов», наше традиционное российское раздолбайство (хотя в этом отношении Мария Шарапова до сих пор казалась как раз не россиянкой, а чистой американкой), экономическую подоплеку — бессмысленно и непродуктивно. В реальности все очень просто: все дело в правилах и необходимости их соблюдать.

Нам могут не нравиться эти правила. Да, они действительно вызывают вопросы. Но мы обязаны их соблюдать, раз уж являемся частью международного спортивного сообщества. Или будем соревноваться сами с собой.

В современной России вообще не любят соблюдать правила: ни в политике, ни в экономике, ни в повседневной жизни, ни в спорте. И это наша главная беда. Пока мы будем так относиться к правилам, надеясь на «авось» или беря партнеров на «слабо» — продолжим попадаться на допинге. Попадать на санкции. Нас будут наказывать. Точнее, мы будем наказывать себя сами, но обижаться при этом на других. К Марии Шараповой это, кстати, не относится. На пресс-конференции она достойно признала свою ошибку, не став сваливать вину на политику или «врачей-убийц». Заслужив тем самым поддержку и уважение многих людей в мире, несмотря на случившееся.