Электричка на бал

Юрий Васильев о двойных стандартах даже в добрых делах

Юрий Васильев 28.02.2016, 18:05
Wikimedia Commons

То, над чем умиляешься в качестве заграничного опыта, часто становится объектом насмешек и остракизма здесь, в России. Ангела Меркель зашла в театр либо магазин — сотни комментариев, прославляющих практически ленинскую простоту германского канцлера. Пресс-секретарь главы России оказался на автомойке, куда сам загнал свою машину, — не менее бурная реакция, но строго обратная. РЖД изменили расписание электричек ради одной пассажирки-школьницы — в ответ подозрения в дешевом пиаре.

Это называется ПТЭ — правила технической эксплуатации. Несколько дней назад по инициативе РЖД Минтранс поменял ПТЭ. Теперь электрички могут останавливаться для посадки и высадки за пять минут до прохождения скоростного и высокоскоростного транспорта — то есть пассажирских поездов. А раньше могли только за десять.

Произошло это потому, что в России есть как минимум один человек, для которого это важно.

Настолько, что изменение в ПТЭ вполне можно назвать «правилом Нины Налимовой». Нина — школьница, живет близ остановочного пункта Березки Дачные, что на Октябрьской железной дороге между Москвой и Санкт-Петербургом. В прошлом году расписание поездов изменилось, добавились новые составы — и остановка в Березках Дачных была упразднена. Не все остановки, только одна, во второй половине дня — но важная для Нины и ее семьи.

Дело в том, что Нина ездит из Березок Дачных на уроки спортивных танцев в подмосковный Зеленоград. У Нины в этом деле успехи, охапка медалей. Остановка электропоезда в 17.59 вполне позволяла ей добраться до секции за час — предварительно спокойно сделав уроки. После отмены приходилось торопиться на пятичасовую электричку — от чего, по мнению Нининого отца, Бориса Налимова, стала страдать успеваемость: «Уроки приходилось делать в поезде на коленках, уставать стала больше».

Все это Борис описал в письме на имя главы РЖД Олега Белозерова. Железнодорожники решили, что можно изменить регламент, уменьшив интервал в два раза. Минтранс с ними согласился. ПТЭ откорректировали, вечернюю остановку вернули, Нина Налимова ездит на танцы. А шанс вернуть себе электрички — пусть не всегда рентабельные, но необходимые в этом месте и в это время хотя бы одному человеку — благодаря этим пяти минутам получили, надо полагать, очень многие пассажиры. По всей России.

На этом можно было бы закончить историю. И порадоваться за Нину и за железнодорожников — что и людям польза, и РЖД плюс в карму «Года пассажира», которым, оказывается, объявлен в компании 2016-й (кстати, что будет с пассажирами в 2017-м и далее?). Если бы не вполне ожидаемая реакция сетевой общественности — пожалуй, наиболее очевидная на этом примере.

Дело в том, что примерно то же самое полтора месяца назад произошло в Японии: провинциальная железная дорога, одна пассажирка на одной станции — девочка, которая ездит в школу, и благородное решение желдорначальства станцию не закрывать, пока школа не будет окончена.

Отличная святочная история — пусть и осложненная последовавшими подробностями: будто бы речь идет не об одной, а об одиннадцати школьниках, и в марте станцию все равно закроют. Реакция в рунете соответствующая: «как хорошо» и прочее мимими.

В случае же с Березками Дачными в социальных сетях сразу же сработало другое правило:

то, над чем умиляешься в качестве заграничного опыта, становится объектом насмешек и остракизма здесь.

Ангела Меркель зашла в театр либо магазин — сотни комментариев, прославляющих практически ленинскую простоту германского канцлера. Пресс-секретарь главы России оказался на автомойке, куда сам загнал свою машину, — не менее бурная реакция, но строго обратная.

И теперь Борис Налимов может сколько угодно доказывать, что написал Олегу Белозерову еще в минувшем году. А железнодорожники сколько угодно могут объяснять, что правила, освященные десятилетиями, просто так не изменишь — и если в Японии тоже поступили по-человечески, то честь японцам и хвала, но наших-то ругать за что?

Бесполезно. Их не услышат: «Пиар РЖД», и все тут.

Даже можно плюнуть на все и ради мира на земле согласиться: да, слямзили красивую идею у Страны восходящего солнца. И сделали по-своему, с тем, чтобы ей могли воспользоваться многие. Согласиться — и потом долго и нудно напоминать о том, что любой достойный опыт перенять не стыдно, а даже полезно. И Россия всегда шла по этому пути. А когда не шла (см. Генетика или Кибернетика, к примеру), то в итоге круто проигрывала.

И если следовать логике оппонентов до конца, то тогда не стоило брать железную дорогу — английскую придумку — в российское хозяйство. А с учетом нынешних международных отношений — хорошо бы «железку» и вовсе отменить... Попробуйте так — эффекта не будет.

Когда это началось — вряд ли кто скажет. Один из пиков подобного случился ровно два года назад, во время сочинской Олимпиады. Россияне не нашли себя на родине и приносят медали другим сборным? Фу, «энная Рашка», догадал черт родиться в ней с талантом, вот и все здесь так.

Виктор Ан и его натурализованные коллеги везут медали нам? Фу, та же Рашка, сама ничего не может, на загранице выезжает, вот и всегда здесь так...

С тех пор — ежедневно, по любому поводу и по накатанной. Несмотря на то, что времена действительно изменились. А вместе с ними — и подоплека нынешних событий. Даже таких небольших, как возвращение остановки в Березках Дачных.

Все чаще крупные компании становятся вполне домашними, как магазин на углу собственного дома, — потому что хорошими делами прославиться можно. Гиганты берут на вооружение правила малого бизнеса: клиентоориентированность — первое из них.

Железнодорожный монополист ежедневно останавливает электричку ради одной девочки. Сегодня — после обращения папы отдельно взятой Нины к главному по РЖД. Завтра, глядишь, и его подчиненные на местах в схожих случаях сориентируются сами: пример показан.

На самолете крупнейшей авиакомпании ищут другой бутерброд вместо того, что оказался в стандартном рационе. Только потому, что в имеющемся есть болгарский перец, а на него аллергия. И никто не виноват и уж точно не обязан, и не бизнес-класс, отнюдь нет. И по всем правилам ты должен остаться голодным. Но ищут и находят.

В общероссийском сетевом супермаркете при несоответствии ценника в зале чеку на кассе больше не препираются. И не просто возвращают деньги, а несут еще подарок в извинение.

Подтянуть газ, бензин, банки и ЖКХ — и жить будет не только можно, но и нужно. Уважая друг друга, понимая времена и помогая из них выкарабкаться.