Крушение шаурмы

Почему ночная операция по сносу ларьков ударила по имиджу столицы

«Газета.Ru» 09.02.2016, 20:36
__is_photorep_included8064485: 1

Проблема незаконной застройки центра столицы неэстетичными и просто опасными торговыми павильонами времен дикого капитализма действительно давно назрела. Вот только желание как можно быстрее «цивилизовать» Москву, кажется, привело к обратному эффекту – массовый ночной снос ларьков и последующее горячее обсуждение этого сноса выглядели скорее приветом из 90-х, чем новостями из жизни европейской столицы.

Трудно спорить с тем, что торговые павильоны 90-х и «нулевых» не стали, да, вероятно, и не могли стать органичной частью городского ландшафта. Они не соответствовали ни одной из задач, вытекающих из истории города и логики его современного развития, — сохранить образ одного из уникальных мировых центров и в то же время превратиться в современный европейский город.

В иные годы центр Москвы даже не закоулками, а центральными площадями больше напоминал не себя советский или Берлин современный, а какой-нибудь турецкий портовый анклав.

Неудивительно, что само решение городской администрации о том, что пора освободить город от ларечно-павильонного наследия 90-х, многие восприняли с пониманием.

Все вопросы, как часто случается, возникли к избранным методам решения проблемы.

Даже самые горячие сторонники сноса «этого уродства» вряд ли могут остаться равнодушными к проблемам бизнесменов, которые их возводили, и к будущему сотен людей, которые там работали и в разгар очередного кризиса в одночасье лишились источников существования. Хотя бы потому, что завтра такая же участь может постигнуть каждого, кто окажется на пути государственной машины.

Владельцы многих зданий, попавших под снос, имеют на руках решения судов о праве собственности на эти объекты. Юристы мэрии уверяют, что Гражданский кодекс с недавних пор позволяет сносить объекты, построенные над инженерными коммуникациями, в административном, то есть уведомительном порядке. И что они заранее сообщили хозяевам павильонов о планах сноса.

Это действительно так, но, даже если не уходить в извечный разговор о том, как в нашей стране тихой сапой появляются законы, игнорирующие суд в вопросах прав человека и собственности, все равно соответствующая статья появилась только осенью прошлого года, а здания построены за много лет до этого. А закон, как известно, не имеет обратной силы.

И уж в любом случае непонятно, почему крайними оказались только хозяева, арендаторы и работники злополучных павильонов.

Ведь многие из 104 объектов, подлежащих сносу, — это с виду полноценные торговые центры, и очевидно, что как минимум к городским коммуникациям они просто не могли подключиться самостоятельно. Да и налоги, видно, они платили исправно, пополняя в том числе и городскую казну. Но поскольку длительных разбирательств, как же такое могло случиться, проведено не было, под ковшом экскаваторов фактически в одну ночь сгинули не только киоски, цветобазы и фастфуды, но и подписи тех, кто давал на них разрешения.

Бизнесмены здесь оказались в положении человека с плохой прической, которому вместо того, чтобы сводить в парикмахерскую, просто отсекли голову. Да еще предложили за это заплатить – за работу экскаваторов по сносу «самостроев» им выставят счета.

Альтернативой снесенным павильонам, судя по всему, должны стать торговые центры в составе транспортно-пересадочных узлов (ТПУ), которые сейчас активно возводят возле многих станций метро, а также большие торгово-офисные центры, заметно опустевшие в разгар кризиса и активно ищущие новых арендаторов. И пока создается впечатление, что именно владельцам и лоббистам мегамоллов снос «самостроя» выгоден больше всего.

Но потянет ли малый бизнес арендную плату за размещение там? А главное, кто даст гарантию, что завтра власти не решат, что уже сами эти мегамоллы вредны и опасны по экономическим, экологическим или каким-то еще причинам? В конце концов есть печальные образцы: в 2012 году московские киоскеры были вынуждены в обязательном порядке перейти на типовые киоски, разработанные Москомархитектуры, а в прошлом году всем их арендаторам было отказано в продлении договора аренды.

Ну и вряд ли для того, чтобы купить бутерброд, пачку сигарет, бутылку воды или двести граммов свежих овощей для быстрого обеда в офисе, надо обязательно идти в торговый центр.

Тут можно сколько угодно говорить об уровне сервиса в этих магазинчиках, качестве продававшейся там еды и соответствии санитарным нормам, но очевидно, что о распорядке дня обычного москвича никто не подумал — мол, как-нибудь приноровятся. И приноровились бы, если бы изменения не были такими частыми и непредсказуемыми. А также если бы сначала открывали новое, а потом – спокойно, по закону — сносили старое.

Власти пытаются сделать из Москвы полноценную европейскую столицу, за что им большое спасибо. Но, к сожалению, к соответствующей архитектуре и ландшафту до сих пор не добавилось и грамма европейского размеренного ритма – в том числе и в отношениях с собственниками.

Проблема не одной Москвы, а, пожалуй, всей России, в том, что мы как-то незаметно оказались страной вечного ремонта: где-то его бесконечно ждут, где-то он никогда не заканчивается.

Во всем хороша мера. Конечно, улицы и тротуары без припаркованных в три ряда машин стали куда комфортнее — пешеходы могут нормально передвигаться, не вытирая своей одеждой машины, пытаясь протиснуться между ними. Конечно, многие улочки центра с широкими тротуарами, удобными скамейками и новыми фонарями стали похожи на уютные улочки Европы. Конечно, приведенные в порядок парки и скверы делают Москву гораздо более приспособленным для жизни, а не для выживания городом.

Но бетонные оградки у подъезда к продуктовому магазину – это уже явный перебор в борьбе с парковками. В конце концов есть знаки остановки на полчаса: ровно столько нужно людям для того, чтобы купить продукты и запихнуть сумки в багажник. А как иначе они должны ездить за продуктами, особенно с детьми?

Подземные переходы у метро действительно собирали подчас сомнительных личностей у работающих ларьков, но сегодня они стали просто пугающе пустыми — вечерами по длинным пустым переходам страшно ходить.

Да, кургузые палатки не должны заслонять подходы к метро и сами наземные вестибюли, над которыми трудились известные архитекторы. Но и лишать людей элементарной возможности по пути на работу или домой купить газету, хлеб, воду, цветы или другие мелочи, что возможно в любой европейской столице, — явный перебор.

Москве, берущей пример с цивилизованного мира, стоит последовать его примеру и в этом — разумной мере запретов и возможностей. Городская среда — очень тонкая структура, и управление ею требует почти постоянной тонкой настройки между застоем и неконтролируемыми изменениями.

Параллельно со сносом московского самостроя во вторник в далеком Гонконге полиция разгоняла хозяев нелегальных закусочных, пытавшихся отстоять свой бизнес. Так что в своих проблемах мы не так уж и уникальны. Но в то же время ясно, что настало время установить хоть какие-то стабильные правила, а не теребить столицу бесконечными «улучшениями», чтобы люди смогли вжиться в созданную во многом стараниями самих властей городскую среду.

А главное, проснувшаяся у российских властей любовь к эстетике разрушения — будь то публичное сжигание запрещенных продуктов или ночной снос торговых павильонов — не может не породить у гражданина тревожное чувство бессилия перед мощью государственного «левиафана».

Уже почти четверть века, как Конституция РФ провозгласила, что частная собственность священна. Но только все время возникают какие-то нюансы. То важнее закона оказываются результаты опросов граждан, то представления начальства о том, что нужнее гражданам, то еще что-то очень важное.

Кстати говоря, РПЦ уже предложила возвести храмы на месте снесенных павильонов. И хочется уже даже согласиться: это, по крайней мере, надолго. А потом вдруг вспоминается, что опыт сноса церквей в нашей стране тоже был. И снова хочется вспомнить о чувстве меры — места, где можно молиться, не заменяют и не подменяют места, где можно купить еды. Это вообще разные измерения.

Да, и задача властей — все это сбалансировать и позволить людям иметь возможность есть, молиться, гулять, парковаться, работать, отдыхать.

В общем, качественно проживать жизнь, не проклиная инициаторов очередной новации за излишнее рвение. В чем бы оно ни состояло.