Кого слушает президент

Россия ушла за границу

Каким войдет в историю уходящий год

«Газета.Ru» 29.12.2015, 19:35
На выставке 3D-иллюзий в Самаре interaffairs.ru
На выставке 3D-иллюзий в Самаре

Очевидно, что с момента присоединения Крыма Россия вступила в переломный исторический период. Как его оценят историки спустя века, предсказать трудно – на то период и переломный, что страну все еще может качнуть как в одну, так и в другую сторону. Уходящий 2015 год в этом смысле не стал прорывным – он, скорее, закрепил ту новую подвижную посткрымскую реальность, в которой за год происходит событий больше, чем за десятилетие сытых и спокойных нулевых.

Бескомпромиссность стала главным инструментом минувшего года – особенно для внутреннего потребления. Что там на самом деле пять часов обсуждают Путин с Керри, какие переговоры ведет Лавров, колеся по миру, о чем договорился или не договорился Медведев в Китае – неважно. Главное, что должны знать граждане России, – врагу не сдается наш гордый «Варяг».

Компромисс, переговоры, взаимные уступки – все это стало в общественном восприятии уделом слабых.

Кто смел, тот и победит – вот наша дипломатия, ретранслируемая сверху и охотно принимаемая снизу. Апофеоз ее – угроза «Помидорами не отделаетесь» в адрес Турции, озвученная президентом в послании Федеральному собранию.

Так же государство окончательно избавилось от желания с кем-либо договариваться и во внутренней политике. Три года заключения за одиночный пикет, новые посадки по старому «болотному делу», заочный арест Ходорковского, домашний арест для директора Украинской библиотеки и при этом полное игнорирование общественных расследований о коррупции во власти – еще одна важная примета уходящего года.

Дискуссия и обсуждение наболевших проблем — будь то проблемы импортозамещения, управленческий кризис в Крыму или протесты дальнобойщиков — тоже более не являются частью внутренней повестки. Обсуждения, размышления, поиск компромисса подменены лозунгами и ярлыками. Кто не с нами — тот против нас.

Ушли полутона, допущения, анализ ситуации с разных сторон. Политики как будто забыли, что сложная ситуация не имеет одной первопричины. Это всегда комплекс сложившихся действий, бездействий, обстоятельств. Соответственно, и решаться проблема должна комплексно, не одним махом. Но в уходящем году возобладала именно тактика простых объяснений и простых решений, которые на самом деле решениями не являются, но выглядят бодро и залихватски.

«Пик кризиса пройден», — говорит президент и обещает наказать «спекулянтов», если цены на продукты будут и дальше расти. «В России развивается внутренний туристический рынок», — радуется глава Ростуризма, как будто не замечая, что в этом году рекордное число россиян проведет новогодние каникулы дома — отдых в России, в отличие от закрытых Египта с Турцией, оказался для многих не по карману. Глава Минсельхоза рапортует об успехах импортозамещения, а народ постит в соцсетях фотки заметно опустевших прилавков в супермаркетах.

Настроения в обществе соответственно колеблются в диапазоне от восторга до ужаса. Если годом раньше, на пике крымской эйфории, они были воинственно-добрыми у большинства и тихо ошеломленными у меньшинства, то в уходящем году приобрели характер странной дихотомии.

Мы вроде все с шашкой на коне и одновременно — обреченно-покорны тому, что беднеем на глазах.

Все еще вызывают приступы национальной гордости бомбежки Сирии, угрозы в адрес Турции и шпильки в адрес Обамы, но все мрачнее лица в магазинах и аптеках — на прежнее привычное потребление денег больше нет. И не предвидится, судя по тому, что не существует понятия стратегии и поступательного развития страны. Совершенно непредсказуемым становится если не каждый день, то точно каждый месяц.

Никто не может уверенно сказать, что станет с курсом рубля и ценами, с зарплатами и кредитами; неизвестно, какие новые платежи могут быть введены или повышены, какие санкции и по какой номенклатуре товаров могут быть приняты, какие страны откроют или, что вероятнее, закроют.

Это возвращает всю страну вновь к жизни одним днем, когда невозможно планировать детские каникулы и дорогую покупку, лечение специальными лекарствами, приобретение жилья или машины, потому что неизвестно, будет ли все это завтра и по какой цене.

Стабильность, к которой мы стремились годами, ушла, вновь уступая место выживанию день за днем в надежде на светлое будущее когда-нибудь потом, позже.

Символичной выглядит на этом фоне и предновогодняя отставка главы законодательного собрания Севастополя Алексея Чалого. Того самого Чалого, чей неформальный черный свитер на историческом подписании договора о присоединении Крыма к России не заметил только слепой. Но пиджаки все-таки вытеснили свитер — свою отставку Чалый объяснил «невозможностью оставаться на этом посту, так как за полтора года законодательная и исполнительная власть города не приблизилась к реализации концепции развития города, поддержанной населением».

Да просто России некогда. Несмотря на очевидные проблемы внутри страны, 2015 стал годом окончательного торжества внешней политики над внутренней. Если события 2014 года, прошедшего под знаком Украины, все-таки были тесно связаны с российской почвой: беженцы ехали в Россию, добровольцы-отпускники — из России, Крым включался в национальные программы и бюджеты, то 2015-й — с Египтом и Турцией, Сирией и Ираном — стал годом исключительно международной тематики, которой заполнили все эфиры и обсуждения. Внутренние нарастающие с каждым днем проблемы как бы перестали существовать.

Остался лишь внешний мир без внутреннего. Тем более что на внутренний и денег все меньше.

Но долго оставаться без внутреннего мира ни человеку, ни стране нельзя. Это вымораживает и опустошает.

Есть надежда, что следующий год все же сможет отчасти стать годом возвращения к себе. И не только потому, что внутренние накопленные проблемы все чаще станут давать о себе знать, и даже не потому, что грядут федеральные выборы в парламент. А просто потому, что человек не может долго оставаться без самого себя, своей жизни, своих проблем и радостей. Как только люди осознают, что внутренние проблемы важнее внешних, они начнут обустраивать жизнь не только где-то там, глядя в телевизор, но и налаживать свою собственную жизнь, своего города и страны. Потому что без этого мир вокруг есть, а мира внутри нет. А тогда нет и жизни.