Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Куда катимся

Чем опасно бегство автопроизводителей из России

«Газета.Ru» 20.03.2015, 19:15
Кадр из фильма «Невероятные приключения итальянцев в России» 7-films.ru
Кадр из фильма «Невероятные приключения итальянцев в России»

Иностранные автомобильные концерны приезжали в Россию, когда она была страной с богатеющим населением, десятками миллионов потенциальных покупателей и грандиозными перспективами. Сегодня ведущие мировые бренды уезжают из страны с «мусорным» экономическим рейтингом и беднеющими гражданами, находящейся к тому же в политической изоляции.

Американский концерн General Motors 18 марта, прямо в день празднования присоединения Крыма к России, объявил об уходе с российского авторынка бренда Opel и подтвердил фактическое сворачивание бизнеса Chevrolet. На нашем рынке сохранятся, и то, скорее всего, временно, лишь несколько премиальных моделей.

Россия практически в одночасье перестала быть привлекательным для мировых автомобильных компаний быстро развивающимся рынком.

По данным комитета автопроизводителей Ассоциации европейского бизнеса, новый год российский авторынок начал с обвального падения. В январе 2015 года в России было продано на 24,4% машин меньше, чем за январь прошлого года. В феврале-2015 к февралю-2014 падение оказалось еще более существенным, на 37,9%.

Как сильно изменились времена. В 2009 году Сбербанк пытался купить концерн Opel у находившегося на грани банкротства GM. Сделка сорвалась, но GM стал одним из самых крупных иностранных инвесторов в России, вкладывая в производство на территории нашей страны сотни миллионов долларов. Концерн создал здесь десятки тысяч рабочих мест. Причем это были по-прежнему редкие для нашей страны инвестиции не в газ или нефть, а в реальное производство.

Конечно, можно утешать себя тем, что в решении американского концерна больше политики, чем экономики. Даже если отбросить конспирологическую версию о том, что о своем уходе из России концерн объявил в день присоединения Крыма сознательно, чтобы «испортить нам праздник», показательно, что из Украины GM уходить не собирается. Хотя там ситуация с экономикой и местным авторынком еще более плачевная. Правда, и своего производства у концерна там нет, только продажи.

На самом деле этот исход начался не сегодня. Мало кто сейчас вспоминает, но в конце прошлого года свой бизнес в России тихонько свернула испанская автокомпания Seat. Тогда же нас покинул тайваньский Luxgen, который и пришел к нам всего-то два года назад. Никакой «Украины» тогда еще и в помине не было. Теперь приостановила поставки в Россию и небольшая корейская автокомпания SsangYoung. Она налаживала производство на Дальнем Востоке, которое должно было стать альтернативой фактическому запрету на ввоз в нашу страну иномарок из Японии.

А ведь после кризиса 2009 года наш авторынок не только поднялся со дна, но и стал одним из самых перспективных в Европе и мире. Западные автокомпании постоянно указывали на низкий уровень автомобилизации населения в России, в то время как европейский автопарк уже давно перенасыщен.

Сама возможность купить хороший относительно недорогой иностранный автомобиль — привозной или собранный внутри России — и была доказательством выхода из кризиса для миллионов российских семей.

Владение нормальным современным автомобилем, а не старым «ведром на колесах» очень скоро стало обыденным явлением. Личное авто в России перестало быть роскошью, превратившись в обычное средство передвижения. Впрочем, и роскошные автомобили состоятельные россияне покупали едва ли не охотнее всех в мире — даже в нынешний кризис на фоне обвала продаж премиальный сегмент в России продолжает устойчивый рост.

Всего за год российская экономика стала настолько невыгодной для инвестиций, что крупнейшие мировые автогиганты начали уезжать. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков говорит, что свято место пусто не бывает — замена найдется. Но в условиях обвала продаж, падения рубля (мы теперь называем «укреплением», когда курс ненадолго опускается ниже 60 рублей за доллар) и, главное, густого политического тумана на наших дорогах никакое место не освобождается.

Рынок просто схлопывается и продолжает падать.

К сожалению, не стоит особо рассчитывать и на то, что ведущие мировые бренды заменят китайцы. Автокомпании Поднебесной, крупнейшего авторынка мира, не очень понимают, что им теперь делать в России. Они ведь тоже хотят зарабатывать.

Разумеется, совсем без автомобилей мы не останемся. Продают же автомобили в живущем много лет под международными санкциями Иране или в бедных странах вроде Кубы. Просто станем свалкой подержанных иномарок и собственных не слишком качественных авто. А ведь именно для того, чтобы оградить наш рынок от старых машин, вводились заградительные пошлины, из-за которых иномарки у нас стоят в среднем в полтора раза дороже, чем в Европе. Но с падением курса рубля цены на машины стали просто неподъемными. А ведь глава «АвтоВАЗа» на этой неделе предложил еще поднять пошлины на иномарки для очередной поддержки отечественного автопрома.

Жертвами решения американского автопроизводителя станут еще как минимум 25 тысяч россиян, которые теперь, скорее всего, потеряют работу. Под угрозой закрытия почти 300 официальных дилеров. Следом за GM могут последовать другие мировые бренды, которые уже задумываются об уходе с российского рынка, но теперь психологически им будет проще — раз уходит такой гигант, куда уж остальным.

Но дело ведь не только в авторынке. Он лишь лакмусовая бумажка общего состояния экономики, потому что на нем завязано множество отраслей.

На съезде РСПП Владимир Путин пообещал расширение свободы бизнеса для привлечения инвестиций. Только инвестировать в страну желающих все меньше — никто не знает, насколько далеко может зайти наша нынешняя конфронтация с Западом. Словам властей о том, что все будет хорошо и что мы за свободу бизнеса, уже верится с трудом. Тем более все чаще слышится тезис «придется потерпеть». Мы все дальше съезжаем с магистрального шоссе экономического развития на свой особый, мало кому понятный путь. Поэтому рынку, и не только автомобильному, придется смириться и готовиться к затяжному кризису.

Как показывает опыт других стран, оказавшихся в изоляции, падение может затянуться на десятилетия. Пока сами не вернемся, никто к нам не приедет.