Кого слушает президент

Льготы свыше

Почему исключения для одних ставят крест на реформах для всех

«Газета.Ru» 25.11.2014, 18:56
Валерий Шарифулин/ТАСС

В особом порядке, в виде исключения, вне очереди – эвфемизмов для способов обойти общие для всех правила в русском языке много. Вот только подобные исключения из правил, особенно когда ими сопровождают болезненные для населения реформы, подрывают доверие и к этим реформам, и к самой власти.

Столичный департамент образования одобрил безвозмездное предоставление школьных кабинетов для РПЦ: церкви не хватает помещений для воскресных школ. Парадокс этого решения даже не в том, что РПЦ трудно назвать бедной организацией, нуждающейся в лишних льготах, а в том, что все последние годы директоров школ учили зарабатывать деньги, а не только тратить. А тут вдруг – «отдайте даром».

Тем более что бесплатной аренда помещений будет только для РПЦ. Школам-то придется платить за дополнительную электроэнергию, охрану, уборку — получается, за их счет (точнее, за счет денег налогоплательщиков и сборов с родителей) будут изучать закон божий дети, которые к этой конкретной школе могут не иметь никакого отношения. Притом что церковь у нас де-юре все еще отделена от государства, не говоря уже о том, что в многонациональном и многоконфессиональном государстве льготу почему-то получила лишь одна конфессия.

Идущая не без проблем реформа образования в Москве нацелена в том числе на повышение эффективности использования помещений.

В частности, школы получили возможность сдавать спортивные и актовые залы в коммерческую аренду в вечернее время и выходные дни. На эти деньги можно хотя бы отчасти компенсировать платную продленку (в обновленном федеральном законе «Об образовании» финансирования на нее больше не заложено) или чуть сократить сборы с родителей.

Конечно, учебным заведениям оставили право самим решать, сдавать им бесплатно помещения РПЦ или выбрать более выгодный вариант, если он есть, но назвать сегодня директоров школ свободными от городской администрации довольно наивно.

То есть вроде никто никого не принуждает, но предложение сделано такое, от которого трудно отказаться.

Вот такими исключениями из правил и подрывается доверие к самой реформе. Ради чего надо было терпеть тяготы, экономить на всем, сокращать учителей, пытаясь вписаться в бюджет, если в любой момент школьную администрацию могут настоятельно попросить приютить РПЦ или безвозмездно сдать актовый зал каким-нибудь «молодым патриотам», или отдать спортзал какой другой организации, имеющей выход на большое начальство.

Похожая ситуация и с реформой здравоохранения. Как можно доверять обещаниям власти, что реформа проводится для блага народа, что медицина останется бесплатной и доступной даже при валовом сокращении врачей, если депутаты и чиновники сами в это не верят, принимая закон об особом порядке получения медпомощи для самих себя.

Принцип обязательного медицинского страхования провозглашает равные права всех застрахованных в этой системе (богатые платят за бедных, здоровые за больных), но веры в то, что система действительно будет работать, когда расходы на здравоохранение в бюджете только снижаются, судя по всему, нет. Вот представители власти и позаботились о выделении отдельного бюджета на свое «элитное» здоровье.

В столичных поликлиниках не так давно появились прейскуранты платных услуг. В том числе на услугу «пройти без очереди». Раньше это право предоставлялось лишь ветеранам, инвалидам, многодетным…

Не совсем понятно, как обычные льготники и купившие эту льготу будут решать, кто из них первым войдет в кабинет врача, но реакцию всех остальных в очереди предугадать нетрудно. Чем больше исключений, тем менее эффективна любая система, тем быстрее она идет вразнос. И уже совсем не кажется невозможным, что завтра в перечне льготников, идущих к врачу без очереди, появятся представители РПЦ или «Народного фронта». А что? Почему в школе так можно, а в больнице нельзя?

Не менее показательный пример – введение платной парковки в Москве. Во всех странах, где она действует, исключения делаются только для людей с ограниченными возможностями.

У нас – все больше для людей с неограниченными возможностями; в итоге бесплатные парковочные островки сохранились рядом со зданиями Госдумы, Совета Федерации, прокуратуры, Центробанка, Федеральной налоговой службы.

Беда, впрочем, не только в том, что один разрешит сам себе лечиться на особых условиях, другой сэкономит на аренде, а третий – на парковке. Беда в том, что без разделяемых всеми сторонами четких и прозрачных правил, по которым реформы проводятся, они неизбежно будут вызывать противодействие населения — вплоть до самых острых форм в виде митингов протеста, которых так боится любая власть. В доверии, конечно, необходима осторожность, но еще необходимее быть осторожным в недоверии.

Вопрос доверия/недоверия сегодня вообще основной в стране. В условиях кризиса, когда министр финансов призывает россиян затянуть пояса, потому что бюджет трещит по швам, рассчитывать остается только на так называемый человеческий капитал, на искреннее сотрудничество власти и людей.

Если это сотрудничество вновь будут строить на постулате «как начальство решило, так и делайте», ничего не получится.

А реформы завершатся лишь механистической оптимизацией да большим разочарованием, когда на выходе мы получим то же самое, что было, только еще хуже и дороже.