Дух несвободы

Борис Фаликов о том, почему съезд православной молодежи оказался так похож на комсомольские съезды эпохи застоя

Борис Фаликов 24.11.2014, 10:26
pereprava.org

В Москве прошел Международный съезд православной молодежи. Мероприятие оказалось крупное, молодежь съехалась из России и стран СНГ, прибыли и зарубежные гости. Масштабы съезда с гордостью подчеркивали его устроители, как церковные, так и светские (правительственное Агентство стратегических инициатив и московские власти). Добавляя, что страна нуждается в новом поколении лидеров, а православная молодежь как никто подходит для этой роли.

Все это вызвало в памяти комсомольские съезды эпохи застоя. Поприветствовать их тоже съезжались прогрессивные гости со всего света, а старшие партийные товарищи хвастались, что пестуют будущих вождей страны. Сходство это, однако, намного глубже, чем кажется на первый взгляд.

Главным событием съезда стала речь патриарха Кирилла.

Глава РПЦ рассказал, какой хотел бы видеть православную молодежь. Прежде всего отказавшейся от гедонизма, который насаждает общество всеобщего потребления.

Лозунг этого общества патриарх сформулировал по-английски: Relax and enjoy, очевидно, для того, чтобы показать его чуждость православной душе, но все же перевел на русский: «Отдыхай и получай удовольствие». И противопоставил ему христианский идеал «крестоношения», то есть жизни, пронизанной духовным усилием. Тут уж не до расслабленного поиска наслаждений, который ведет не только к деградации личности, но и к упадку цивилизации.

Рассказал патриарх и о нравственности как основе человеческого счастья. И даже привел пример из собственной жизни. Будучи ректором Ленинградских духовных школ, он открыл регентское отделение для девушек, чем вызвал немало критики со стороны православных консерваторов. Но именно

браки будущих священников и регентш оказались самыми крепкими и счастливыми. А все потому, что добрачные их отношения были целомудренными и чистыми.

У современной молодежи это не в почете, а потому и счастливых браков мало. Кругом сплошные разводы.

Рассуждал патриарх Кирилл также о приходской жизни, на которую опираются отношения церкви и общества. Ее правильное устройство представляет православной молодежи огромное поле деятельности. Это и забота о сирых и убогих, и привлечение в храм новых верующих, и организация добровольческой работы в самых разных сферах жизни. Своим энтузиазмом молодые верующие заразят сверстников, и церковь будет омолаживаться день ото дня. Причем не только снизу, но и сверху. Никогда прежде в ней не рукополагалось столько молодых архиереев, порадовался патриарх.

Все эти благие намерения и хорошие слова вряд ли вызовут возражения даже у самых закоренелых атеистов. Но как их воплотить в жизнь? Какие предложены рецепты? Главный вызвал недоумение: бдительное отношение верующей молодежи к свободе информации.

Свою речь патриарх начал как раз с критики обманчивой природы информационного общества, которое беззастенчиво манипулирует самыми разными понятиями. Например, понятием «свобода», которое дорого любому человеку:

«Но если под видом свободы, в обертке свободы вам подается сильно отравленный продукт, то, будучи привлеченным этой оберткой, можно с легкостью этот продукт проглотить и отравиться». От такой опасной отравы, особенно в интернет-упаковке, и нужно бежать молодым потребителям информации. И долг церкви — помочь им в этом.

Как именно помочь, патриарх разъяснил, отвечая на вопросы слушателей. Он вспомнил 60–70-е годы прошлого века на Западе, когда протестанты и католики попали под влияние «отравленной свободы» в обертке либеральной философии. В результате произошла недопустимая либерализация христианской доктрины. И сейчас мы видим ее плоды — пустеющие храмы и благословение однополых браков.

Сама по себе подобная критика либерализма не содержит ничего нового, но патриарх привнес в нее нетривиальный поворот. Оказывается, опасная свобода была занесена в католические и протестантские храмы самой молодежью, которая первой пала ее жертвой. Старшее поколение утратило бдительность, и вот печальный результат.

Главный разносчик болезни — молодежь. И спасать ее надо от нее самой.

Вторым непреложным рецептом является борьба с врагом в лице распоясавшейся западной культуры. Бойкоты и протесты против «сатанистов-рокеров» и «богохульных выставок» — богоугодное дело. Патриарх вспомнил об «особах, бесновавшихся в храме Христа Спасителя»: они, по его словам, были наказаны вовремя и за дело. Церковь не должна давать слабину, когда она подвергается таким враждебным выпадам. Вспомнил он и о молебне на площади возле храма, который собрал около 100 тыс. человек. Именно после этой демонстрации силы был принят закон о защите чувств верующих. И теперь патриарх призвал молодежь с таким же рвением защищать свою веру и русскую идентичность.

Становится понятно, почему светские спонсоры съезда с надеждой глядят на его участников.

Борьба с вредной свободой, которой пытается заразить нас Запад, стала в России делом государственной важности.

Ментальность «осажденной крепости» навязывается всеми возможными средствами пропаганды. Понятно, что православная молодежь должна быть в первых рядах защитников твердыни.

Что ж, эти надежды вполне могут сбыться. Молодежная политика церкви вполне разделяет курс на автаркию, предложенный Кремлем. Речь патриарха недвусмысленно на это указывает. Но в ней содержатся и неустранимые противоречия.

Преодоление гедонизма, нравственность, приходское строительство, к которым патриарх Кирилл красноречиво призвал свою молодую паству, невозможны без духовного дерзновения. Которое в свою очередь требует свободы.

Но именно она и вызывает самые сильные подозрения. Никто не спорит, свобода — вещь рискованная, но страх перед ней ведет в тупик. На смену творчеству приходит его беспомощная имитация. На смену христианству — безжизненная авторитарная идеология. Вот поэтому съезд православной молодежи и вызвал в памяти комсомольские съезды былых времен.