Восемь месяцев войны

Приобретения и потери России в украинской кампании

«Газета.Ru» 13.10.2014, 16:58
__is_photorep_included6258549: 1

Отвод российских войск от украинской границы демонстрирует если не конец военной кампании, то как минимум паузу в горячем конфликте. Этот период от Сочи до Сочи (от Олимпиады до «Формулы-1») наверняка войдет в учебники истории: за восемь месяцев Россия кардинально изменила свои позиции в мировой политике, отношения с братской Украиной и общественный договор внутри страны.

На минувших выходных Владимир Путин поручил министру обороны отозвать военнослужащих с украинской границы, сам Порошенко заявил о возможном полном прекращении огня в Донбассе в течение трех дней.

Если это еще и не окончание войны, то как минимум демонстрация миролюбивых намерений и переход обеих сторон на путь переговоров.

Решение об отзыве российских войск было озвучено, когда Владимир Путин открывал в Сочи первый Гран-при России «Формулы-1». Всего восемь месяцев назад там же, в Сочи, при куда большем скоплении иностранных делегаций и болельщиков, Владимир Путин наблюдал за проведением зимней Олимпиады. С трибун олимпийцев приветствовал теперь уже беглый и бывший президент Украины Виктор Янукович.

Спустя неделю при обстоятельствах, которые до сих пор расследуются, произошли самые кровавые столкновения «евромайдана» и расстрел 82 человек. Спустя еще сутки Янукович подпишет «Соглашение об урегулировании политического кризиса» и исчезнет в неизвестном направлении, в дальнейшем появляясь публично лишь с короткими заявлениями из Ростова.

Дальше события стали развиваться так, что есть стойкое ощущение — прошло не несколько месяцев, а целая эпоха. Присоединение Крыма, референдум на юго-востоке, президент Порошенко, малайзийский «Боинг», Минские соглашения.

Спустя восемь месяцев после последнего публичного появления вместе с Виктором Януковичем, которого уже даже в России перестали называть единственным легитимным президентом Украины, Владимир Путин встречает спортсменов в Сочи один.

Если действительно в понимании российского руководства настало время если не заканчивать, то хотя бы делать перерыв в противостоянии последних восьми месяцев, то уже можно подвести промежуточные итоги.

Что получила Россия? Россия, судя по всему, точно получила Крым. Хотя формально еще очень долгое время легитимность присоединения территорий мало кто в мире будет признавать, но морально полуостров числится за Россией.

Россия де-факто получила в придачу к Крыму и часть Донбасса — без выхода к порту, как, судя по всему, планировалось, но частичное признание существования пророссийской группы влияния на Украине состоялось. Донецкая и Луганская области в тех границах, которые сейчас размечают демаркационными линиями, становятся отдельными субъектами страны с правом серьезно влиять на внешние и внутренние политические решения украинских властей. О том, насколько серьезным будет это влияние, переговоры еще впереди, но в любом случае само существование этого анклава затрудняет какую-либо евро- или атлантическую интеграцию Украины.

Отдельный вопрос — кто будет кормить этот анклав по типу абхазского? Уж экономическую независимость Украина предоставит ему с радостью, но и Россия пока не жаждет брать на свой бюджет такую нагрузку. Ответ на этот вопрос, видимо, должны дать очередные переговоры Путина и Порошенко.

Россия получила серьезные западные санкции, которые уже негативно сказываются на ее экономике. Вопрос о смягчении санкций из политических соображений российское руководство вряд ли поставит, но и нарываться на более жесткие меры тоже, судя по всему, желания нет.

Россия понесла человеческие потери, точную цифру которых вряд ли кто сегодня назовет. Правозащитники приводят цифры до четырех тысяч погибших — не то добровольцев, не то военнослужащих.

Россия получила миллион украинских беженцев, которые долгое время не смогут вернуться в разрушенные военными действиями дома и в преддверии зимы должны быть расселены и трудоустроены.

В отношениях с Украиной Россия получила закрытие проекта «Украина и Таможенный союз» с одной стороны и сильные переговорные позиции по газу — с другой. Выборы в Раду должны будут продемонстрировать способность российских кураторов реализовывать в дальнейшем политику «мягкой силы» в отношении Украины.

В отношениях с собственными гражданами российское руководство получило массовую поддержку «русской национальной идеи» и концепций «русского мира» среди населения.

Общественный договор «колбаса в обмен на свободу» можно считать расторгнутым: в тренде теперь не колбаса, не свобода, а национальное самосознание.

Правда, в зависимости от аккуратности дальнейших действий, эта поддержка может обернуться в равной степени как недовольством за «предательство», «переговоры с хунтой» и «слив Новороссии», так и долгой имперской эйфорией. Впрочем, пока аккумулятором недовольства особо воинствующе настроенных вполне успешно выступает таинственная «пятая колонна».

В отношениях с Западом — новый виток «холодной войны», разворот на Восток, курс на самодостаточность и обеспечение собственной безопасности в условиях глобального кризиса.

В целом экономические потери от неприятия Россией переворота на Украине существенны. Политические же приобретения еще не очевидны, хотя, как известно, в политике, в отличие от экономики, всегда играют «в долгую». Не исключено, что, добившись большой кровью малых целей в виде признания Крыма (пусть пока только морального), теперь снова наступило время политики договоренностей.

Если же диалог окажется невозможным — не исключен новый виток конфликта после того, как Украина переживет первую зиму после революции.