Кого слушает президент

Перемирие до победного

Насколько прочными окажутся минские договоренности

«Газета.Ru» 05.09.2014, 20:48
ИТАР-ТАСС/ Михаил Почуев

Достигнутое 5 сентября в Минске соглашение о формально бессрочном перемирии на юго-востоке Украины, несомненно, самая решительная попытка остановить кровопролитие с момента начала украинского кризиса. Тактическая выгода в этом перемирии есть и для Петра Порошенко, и для Владимира Путина. Однако объективных оснований ждать окончательного прекращения огня пока нет.

Представители Украины, ДНР и ЛНР подписали в Минске протокол из 14 пунктов о прекращении огня. Кроме того, идет выработка меморандума с пошаговым планом деэскалации вооруженного противостояния в Донбассе. И, конечно, вопрос, станет ли это перемирие прологом к полноценному миру, волнует всех, кто не получает дивидендов от войны.

Вскоре после своей инаугурации Порошенко уже пытался объявить перемирие, но оно по факту даже не вступило в силу. Естественно, каждая из противоборствующих сторон обвинила в его срыве противника. Тем более что ни украинские власти не контролировали действия всех частных батальонов, ни у ДНР с ЛНР не было единой армии с единым командованием. На сей раз если не в войне, то по крайней мере в договоренностях о достижении мира активно участвует и Россия: собственно говоря, мирный план Путина и стал основой минского протокола. То есть к миротворческому процессу подключилась единственная сторона, имеющая авторитет для ополченцев.

У каждой из сторон в этом перемирии есть свой интерес.

Для Путина это попытка показать миру, что Россия не участвует в этой войне — напротив, имеет миротворческие устремления. Заодно президент РФ утвердил в праве вести переговоры о своем будущем статусе самопровозглашенные ДНР и ЛНР. Примечательно, что сразу после заключения перемирия представитель Луганской народной республики заявил о продолжении курса на отсоединение от Украины. Фактически на фоне успешного наступления ополченцев в последние недели был принят тот вариант мира, который предложил накануне Путин.

Для Порошенко перемирие просто военно-политическая неизбежность: украинская армия отступает, шансов взять под контроль Донбасс с помощью антитеррористической операции у Киева в обозримом будущем нет. Вопрос, является ли такой мир политической капитуляцией для Порошенко. Скорее, выбором между плохим и худшим. Потери украинской армии при неизбежной сдаче новых городов представляли бы для него куда большую политическую опасность, а хороших вариантов решения проблемы юго-востока для украинской власти сейчас нет.

Делают ли эти обстоятельства перемирие, если оно наступит, прочным? Едва ли. Перемирие сразу будет подвергаться серьезнейшим испытаниям. В частности, пока предусмотрен не международный контроль за прекращением огня, а двусторонний.

При этом представители ЛНР и ДНР тут же заявили, что перемирие закончится после первого выстрела украинских силовиков.

В условиях, когда нет независимых эффективных внешних контролеров (ОБСЕ будет осуществлять лишь внешний мониторинг — точно так же было в Грузии в 2008 году, когда эта организация «не заметила» обстрела грузинскими войсками позиций российских миротворцев в Южной Осетии), каждая из сторон в любой момент может обвинить другую в этом самом «первом выстреле».

Еще один очевидный способ сорвать перемирие — обвинить противника в нарушении пункта об обмене пленными по принципу «всех на всех».

Поскольку точных данных о количестве пленных у сторон нет, это обвинение невозможно будет ни доказать, ни опровергнуть.

Опять же по логике перемирия должно быть немедленно приостановлено наступление ополченцев на Мариуполь, но, когда город уже почти в их руках, они могут и не захотеть остановиться, а украинские батальоны — отступить.

В любом случае минское перемирие – это лишь передышка, а не окончание войны. Для достижения мира неизбежно придется вести длительные и сложные переговоры о статусе ДНР и ЛНР.

Сможет ли согласиться с отделением Донбасса Петр Порошенко, неясно. При этом не факт, что изменить позицию самопровозглашенных республик сможет даже Путин.

В патовой для Украины ситуации свою миротворческую роль должны сыграть западные страны и НАТО: остановить военную помощь и инструктаж нацгвардии, отказаться от планов по размещению так называемых ударных группировок альянса в Прибалтике, Польше и Украине. Но мир также не наступит, если и Россия продолжит оказывать активную поддержку силам ополчения.

Пока мы имеем примерно такую «рекогносцировку»:

Путин добился тактического успеха и фактически оставил возможность отделения как минимум двух областей от Украины. Порошенко пока де-юре не отдал эти области и сохранил лицо.

Мы получаем буферную зону как раз у тех границ, которые устраивают все стороны в ближайшей перспективе. Украину они устраивают потому, что, пока Киев не контролирует Донбасс, за снабжение его всем необходимым на зиму де-факто будет отвечать Россия. ЛНР и ДНР пока имеют все основания считать себя участниками переговорного процесса и рассчитывать на помощь Москвы – гуманитарная катастрофа на этих территориях зимой одинаково не выгодна ни Киеву, ни Москве, ни Западу.

Но решения ключевых вопросов, из-за которых идет эта война, минское перемирие не дает. Киев не смирился с потерей двух областей, по крайней мере официально. Руководство ЛНР и ДНР не намерено вести переговоры о сохранении этих территорий в составе Украины.

Однако тяжелые дипломатические бои, которые только начинаются, все равно лучше тяжелых артиллерийских.