Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Крымская осень

Чем поддержать убывающий оптимизм россиян

«Газета.Ru» 02.09.2014, 22:07
ИТАР-ТАСС/ Валерий Матыцин

Спустя несколько месяцев после присоединения Крыма радость от этого события пошла на убыль. По данным свежего опроса Левада-центра, если в апреле восторг от присоединения полуострова и одобрение решения о переделе границ испытывали 23% и 46% опрошенных, то сегодня таковых 16% и 40% соответственно. Еще меньше российских граждан, даже среди одобряющих присоединение Крыма, готовы платить за него из собственного кармана. На повестке дня вопрос: как продлить ощущение победы?

Граждане по-прежнему ощущают чувство торжества и справедливости (37%), гордости за страну (30%) и все увереннее называют Крым российской территорией, но уже далеко не так безоглядно, как делали это весной, фиксируют социологи.

Всю весну и лето любая властная инициатива, особенно в отношении Крыма и Украины, имела беспрецедентный уровень поддержки и только росла. Лето закончилось, наступили осенние будни. Люди погружаются в повседневность, возвращается невеселая рутина жизни, уходит праздничная эйфория победы.

Социологи предупреждают: в условиях отсутствия публичной политики пресловутые «84% за» – зыбкая и некачественная масса. Она неустойчива, подвержена быстрым изменениям и не может служить твердой опорой власти.

Люди изначально не называют альтернативы не потому, что не хотят ее, а потому, что не знают о ее существовании: мало кто на самом деле рассказывает гражданам, кто – если не Путин, что – если без Крыма, где – если не в Сочи.

Если бы решение о присоединении Крыма широко обсуждалось разными группами граждан и политиков, сопровождалось альтернативными сценариями и анализом последствий, число безоговорочно одобряющих в соцопросах, вероятно, было бы иным. Иными словами, опрошенные голосуют за, скорее от незнания. И как только возникают сомнения, цифры меняются.

Базовых причин тому несколько. Первая давно описана социологами и едина для всего мира. Если обыватель сам не ориентируется в информации по той или иной теме, он обращается к мнению тех, кого считает авторитетом в данной области: собственной семье, телевизору, президенту, группе сослуживцев. У нас, в условиях отсутствия разных точек зрения, это зачастую и вовсе превращается в позицию «я как все».

Однако затем начинают сказываться и другие факторы: наступает дождливая осень, снова школа, дети болеют, цены растут. Надвигаются повседневные заботы и счета за ЖКХ. И искрившийся еще летом Крым отступает на второй план. Не так уж он и радует: ведь не в Крыму счастье каждого обывателя России.

Тогда в чем? А вот тут и возникает главная головная боль для власти.

Почему людей так радует Крым, победы над Украиной, восстановление имперской мощи России? Что им вообще до мест, в которых они, возможно, даже никогда не были, до решений, которые лично им никаких изменений в жизни не принесут, кроме разве что роста цен и иных последствий санкций?

Получается, что ничего за годы и десятилетия для российского обывателя не изменилось, что его жизнь столь скудна на повседневные радости и достижения, что радовать его может только что-то очень далекое и малоосязаемое. Абстрактная территория милее своей жизни, лучше чувствовать гордость за мощь страны, чем за собственные достижения, коих мало и они никем не ценятся.

Есть еще над чем подумать власти: если эйфория Крыма иссякает, а в повседневной жизни обыватель ни радости, ни гордости черпать не может, следовательно, скоро нужно будет предлагать новые поводы для проявления национальной гордости.

Объективно размышляя, негатива в ближайшее время предстоит больше, чем позитива: падение рубля, рост цен, ссоры с украинскими родственниками, содержание беженцев, повышение налогов и сокращение рабочих мест.

Абсолютное социологическое большинство на поверку оказывается довольно неустойчивым и предельно эмоциональным.

Перед властью встает проблема, как поддержать эти эмоции, продолжая направлять их в нужное для себя русло. Вариантов немного: либо предложить внутреннюю позитивную повестку дня, либо продолжать нагнетание негатива, поддерживая тезис о врагах «среди нас» и по периметру страны.

Хотя, возможно, лучшим вариантом было бы отправить обывателей в свою собственную жизнь, унылую и рутинную. Это позволит и остудить накал общенациональных страстей, и самим отдохнуть от ежедневного производства новых рапортов о достижениях. Благо никаких судьбоносных выборов – за исключением нескольких по субъектам РФ – в ближайшее время не намечается. А следовательно, можно не держать нацию в тонусе.

Но сможет ли обыватель уже просто довольствоваться беспросветной рутиной? Не пойдет ли энергия, которую всколыхнул Крым, в иные сферы?

Тогда получается, что эмоционально раскачанному, но весьма неустойчивому в своих пристрастиях большинству просто необходимо будет подарить еще одно чудо. Что может быть таким чудом в глазах мобилизованного электората – мирное признание Крыма США и ЕС, обретение Новороссии, танки на Крещатике или, не дай бог, где еще, — социологи пока не выясняли.

Может, хватит пока чудес? Возможно, пришло время заняться собственными жизнями.