Заберите вашу банку джема

Большинству россиян не нужна свобода выбора: ни гастрономическая, ни политическая

«Газета.Ru» 08.08.2014, 20:41
Виталий Аньков/РИА Новости

Реакция российских граждан на все новые запреты, которые буквально ежедневно ограничивают нашу возможность выбирать — политиков, еду, места для отдыха, — с предельной наглядностью выпятила главную скрепу «нового» большинства. Это большинство предпочитает одну-единственную свободу — свободу от собственного выбора.

На фоне запрета импорта части продовольствия из стран ЕС, США, Австралии, Канады и Норвегии российские власти, похоже, готовы на «продолжение банкета». В Совете Федерации предлагают ограничить поставки иномарок, лекарств, имеющих российские аналоги, а также ввести повышенный сбор для выезжающих за границу. Об этом заявил замглавы комитета верхней палаты Федерального собрания по бюджету и финансовым рынкам Николай Журавлев. «Наше государство еще не исчерпало ресурс ответных мер, введение которых позитивно скажется на отечественной экономике», — пообещал сенатор.

Несмотря на традиционно низкую оценку российского автопрома, а также привычку многих отнюдь не самых богатых россиян отдыхать за пределами родины, можно практически не сомневаться, что и эти запреты в случае их введения могут быть поддержаны большинством. Или по меньшей мере — не вызовут никаких возражений.

Любая возможность выбора — действительно не только свобода, но и испытание для человека. Проверка его способности думать и отвечать за свои поступки.

…В 1995 году профессор Колумбийского университета Шина Айенгар провела эксперимент. Посетителям универмага предлагалось в один день попробовать 6 баночек джема, выбрать понравившийся и купить. А в другой день им предлагали уже 24 баночки. Результаты оказались неожиданными: сомневаясь между 24 баночками, покупатель в итоге ничего не приобретал вовсе, переключаясь на другой товар.

Очень многие люди, независимо от того, живут ли они в демократических или авторитарных странах, искренне впадают в ступор, когда сталкиваются с необходимостью выбирать между сотней моделей телевизоров, десятками сортов сыра, семью-восемью партиями, рвущимися в парламент, или пятнадцатью кандидатами в мэры своего городка.

Это породило теорию, согласной которой слишком огромный выбор — это тоже плохо. Выбор должен быть соразмерным человеческим возможностям и потребностям выбирать.

Выбирать из двух — плохого и хорошего, особенно если тебе заранее подсказали, что такое «хорошо» и что такое «плохо», куда легче. А еще легче — выбирать из одного, как это происходило долгие годы на советских выборах. К этому тотальному ментальному упрощению нас сейчас стремительно возвращают. И большинство не только не против, оно вовсю за — с его плеч снимают последний груз личной ответственности. Начальство сказало «мы великие», значит, «мы великие». Начальству всегда виднее, оно пусть и думает.

С одной стороны, людям в России оставляют все меньше и меньше выбора в разных сферах — совсем не только по части баночек с джемом. А с другой, мы сами за четверть века формального отсутствия «совка» (который, как неопровержимо доказано в последние месяцы, никуда в людях и не девался), в сущности, так и не научились пользоваться этой свободой выбора. Для российского обывателя она обуза.

А когда человек не дорожит своим правом выбирать, у него легко можно забрать и другие права. И государство этой возможностью охотно пользуется — ведь ему ее охотно предоставляют. Проголосовали депутаты — и забрали. Постановило правительство — и забрали.

Едва не вся российская история доказывает: подавляющему большинству российских жителей не нужен вообще никакой выбор.

Им главное, чтобы все было просто, понятно и однозначно. Так было в СССР, пусть так будет сейчас.

Вам какое мясо: австралийское, новозеландское, аргентинское? Вино какой страны вы предпочитаете в это время суток? Какой вид работы и самореализации вы для себя видите? Хотите ли вы добираться до офиса на автобусе или велосипеде? Телеканалы какой направленности вы хотите смотреть в будни и в выходные? В какую страну вы предпочтете отправиться на отдых с детьми зимой и летом?

Эти вопросы для большинства жителей страны звучат как пустой звук или и вовсе нечто чужеродное. И не только потому, что люди не могут себе это позволить из-за нехватки денег — как раз многие за эти годы вполне наладили свой быт. Они просто не хотят иметь этот выбор. Выбор между красной юбкой и синей — да, между машиной с автоматической коробкой и ручной — да. В остальном же — дайте нам один путь, одну истину и отстаньте. Укажите, куда идти, зачем, что делать и во что верить.

Социологи любят напоминать, что, даже имея чисто теоретическую возможность выбора, люди все равно ее ценят, и как только ее начинают отнимать — паникуют. Запрети выезд из страны — и закричат даже те, кто никогда никуда не ездил. Введи обратно в анкету графу об обязательном членстве в единственной, конечно, партии или молодежной организации — и люди тут же запротестуют.

Глядя на сегодняшнюю реальность, кажется, что социологи сильно переоценили пусть даже гипотетическую ценность выбора для российского человека.

Приписали ему собственные ожидания, в соответствии с которыми среднестатистический житель России наконец должен стать взрослым и ответственным гражданином.

Совсем небольшой процент граждан ценит приобретенное Россией за годы после развала СССР. Кто понимает, какая цена заплачена за возможность ездить, свободно обменивать валюту, выбирать политиков, получать не поровну, за необходимость думать самому, решать и нести за это всю полноту ответственности.

Российское же большинство в принципе не воспринимает запрет как личное лишение: ведь лишиться можно только того, чем дорожишь. Поэтому каждый новый запрет, независимо от его реальных последствий и степени нелепости, вызывает либо равнодушие, либо воодушевление.

И вот уже контуры этого единственно верного пути вырисовываются все отчетливее: какую позицию можно занимать по известной территории, какие данные представлять в интернете и где их хранить, что делать, если захотелось провести массовую акцию протеста, как относиться к сокращению выбора продуктов питания и… самого выбора. В политике, в экономике, в общественных отношениях, в личной жизни.

Ну что же, тогда вот он — один путь. И зашагают по нему колонны. Безликих, бесправных, бессмысленных.