Кого слушает президент

На границе хмуро

Каков «план Москвы» в Крыму?

«Газета.Ru» 28.02.2014, 16:25
РИА «Новости»

По объективным политическим и экономическим причинам России на Украине меньше всего нужна сегодня «маленькая победоносная» война, не говоря уже о большой и затяжной. Разумной альтернативой может быть только долгосрочная стратегия выстраивания связей с пограничными регионами, которые интересуются расширением сотрудничества с Москвой.

Пресс-конференцию находящегося в бегах президента Украины Виктора Януковича решили провести на территории России — в Ростове-на Дону, ближайшем к Крыму российском областном центре. С учетом того что Россия предоставила Януковичу не только убежище, но и трибуну, любые его действия теперь будут восприниматься миром и Украиной как напрямую согласованные с российской властью. Другими словами, Янукович, которого Россия, судя по всему, решила использовать в качестве «легитимного президента», становится частью стратегии Москвы в отношении воцарившейся в Киеве власти. Напротив, «майданное правительство» описывается сейчас российскими официальными лицами как нечто сомнительное и требующее дополнительной юридической экспертизы.

Но каков же сам этот «план Москвы»? Горячие головы, включая депутатов Рады, кричат о том, что «Россия готова начать войну». Министр «правительства Майдана» Аваков сегодня на своей странице в Facebook заявил о «вооруженной агрессии», а Верховная рада приняла обращение к ООН, требуя созыва Совета Безопасности.

Между тем формально в Крыму нет ни стрельбы, ни даже столкновений демонстрантов, представляющих различные лагеря. События там развиваются по тому самому сценарию, что и до того в большинстве областей Украины — правда, административные здания захватывают люди совсем под другими флагами.

В Крыму наблюдается то самое, к чему апеллировали организаторы киевского Майдана, — широкая поддержка происходящего населением. Крымские татары пока, пусть и к удивлению многих, скорее сохраняют нейтралитет. Потому никаких внутренних предпосылок для возникновения кровавого конфликта в Крыму сейчас нет. Любая нестабильность может прийти сюда только извне.

В этой ситуации Москве выгоднее не «вводить войска» — непонятно куда и зачем, — а просто выжидать, время от времени демонстрируя миру «легитимного президента» Януковича и помогая финансово своим союзникам на Украине, будь то Крым или Донбасс.

Военная операция, скажем, по захвату Крыма, помимо громадных дипломатических минусов, окажется, скорее всего, и бесполезной. Реальная задача Москвы сегодня — не контролировать центральную украинскую власть, а выстраивать тесные связи с региональными лидерами, что в условиях коллапса власти центральной требуют себе новых полномочий. Перспективна с этой точки зрения и инициатива выдачи украинцам российских паспортов по упрощенной процедуре. Как сообщил на днях украинский посол в Москве, едва появилась эта информация, в посольство стали поступать сотни запросов от украинских граждан с просьбой прояснить, когда именно и как можно будет получить российский паспорт.

Прямой военный конфликт крайне опасен для Москвы и с экономической точки зрения. Ситуация в России сегодня кардинально отличается от той, в которой Москва пять с лишним лет назад проводила операцию по «принуждению к миру» Грузии, отвоевав у нее Абхазию и Южную Осетию и затем признав их независимость.

Тогда наша страна была на самом большом с начала века экономическом подъеме, глобальный экономический кризис еще не наступил. При этом за пятидневную войну с маленькой Грузией Россия заплатила оттоком из страны по меньшей мере $50 млрд.

Сейчас Россия вступила в полосу стагнации, причем вызванной во многом именно внутренними причинами. Что признают и сами российские власти, вплоть до президента. И одномоментный отток даже $50 млрд (а в случае войны с Украиной и без того не прекращающееся бегство капитала из России может стать просто паническим) для нее окажется крайне болезненным экономическим ударом. Уже в четверг, на фоне новостей из Крыма, российский фондовый рынок упал на 1,7%.

События на Украине оказывают дополнительное негативное воздействие на рубль, и без того слабеющий рекордными за последние годы темпами. Серьезные столкновения на границе двух стран-соседей могут привести к панике на валютном рынке.

Россия только что провела очень дорогую Олимпиаду и должна провести через четыре года не менее дорогой чемпионат мира по футболу. Дефицит региональных бюджетов в 2013 году по сравнению с 2012-м увеличился вдвое и достиг 700 млрд руб. Покрывать его нечем. Страна рискует оказаться в ситуации, когда не сможет выполнить социальные обещания президента, содержащиеся в его майских указах 2012 года. Не на что будет повышать пенсии и зарплаты бюджетников, впервые при Путине может начаться реальное падение доходов населения. Сам Крым тоже политически и национально неоднороден: в случае прямого вмешательства Россия рискует получить еще одну «горячую точку», к тому же создав прецедент для роста сепаратистских настроений внутри страны.

Попытка военного вторжения на Украину — это и прямой путь России к полномасштабной холодной войне с Западом. Напротив, в нынешней ситуации Москве разумнее апеллировать исключительно к нормам международного права. Тем более что нежелание победы на Украине откровенно профашистских сил наблюдается сегодня и в Европе. Недаром многие европейские политики осудили отмену закона, который давал русскому статус регионального языка в восточных регионах страны. Кроме того, под давлением ОБСЕ Рада отказалась от своей идеи запретить на территории Украины вещание российских телеканалов. Сегодня в той же Германии есть серьезные опасения относительно роста ультраправых настроений, и появление контролируемого «Правым сектором» государства с населением в 45 млн человек явно не входит в планы Ангелы Меркель. Кроме того, у Европы сейчас просто нет финансовых возможностей помогать Украине, неслучайно в четверг министр иностранных дел Германии Штанмайер призвал Москву оказать Украине финансовую помощь.

Используя эти общие интересы, Россия и Евросоюз постепенно наверняка смогут прийти к консенсусу о том, каким образом можно помочь появлению стабильной и независимой Украины, которая была бы не «яблоком раздора», не пороховой бочкой, а, напротив, объединяющим две части европейского континента элементом.