Олимпийское беспокойство

Есть ли жизнь за пределами Сочи

«Газета.Ru» 09.01.2014, 17:57
Казачьи патрули станут еще одним символом Олимпиады в Сочи Александра Мудрац/ИТАР-ТАСС
Казачьи патрули станут еще одним символом Олимпиады в Сочи

Наступив на грабли террористической угрозы в минувшем году, силовики продолжают в том же духе: устанавливая тотальный контроль вокруг сочинской Олимпиады, они как будто игнорируют всю остальную Россию. Хотя именно за пределами будущей Олимпиады и произошли одни из самых трагических событий 2013 года.

Уйдя в новый год с терактами, Россия выходит из январских каникул с новыми правилами безопасности. Правда, в масштабах страны это пока касается только ограничений перевоза жидкости на борту самолетов. В Волгограде введены повышенные меры безопасности и казачьи патрули. В Ставрополье в двух районах ввели режим КТО. В Сочи высадилось четыре сотни казаков. В Сочи же теперь закрыт въезд посторонним и ограничено движение по городу, на очереди паспорт болельщика, пункты досмотра, ограничение движение через Абхазию. В перспективе, вероятно, как после терактов в Москве, уберут мусорные урны, чтобы не соблазнять обладателей самодельных бомб. МЧС будет наблюдать за Сочи из космоса.

Символизм терактов в Волгограде был воспринят властями однозначно: атака города воинской славы, национальной памяти о Сталинграде, намек, конечно же, и на сочинскую Олимпиаду.

Росавиация в сообщении об усилении мер безопасности на самолетах тоже намекает на символизм, но уже самолета как средства передвижения: мол, самолет – особо уязвимое место, «т.к. на их бортах нанесены государственные регистрационные и опознавательные знаки Российской Федерации». Таким образом, в случае совершения террористического акта террористы демонстрируют возможность нанесения ущерба не только отдельным гражданам или организациям, а всему государству, резюмирует ведомство.

В общем, есть надежда, что как раз в Сочи все пройдет мирно, так как охранять Олимпиаду будут всей страной, потому что безопасность Сочи важна для имиджа целой страны.

Но за околосочинской истерией как-то почти потерялся другой, не государственный, символизм трагических терактов. И заключается он ровно в том, что Волгоград – не Сочи. Пока мы строим заборы вокруг Олимпиады, взрывы происходят за ее пределами. Близко, но не там.

Пока мы думаем, что два раза в одно место не бьет, взрыв на вокзале происходит спустя два месяца после теракта в том же городе, и еще один – на следующий день. Даже факт взрыва перед рамками металлоискателей, а не внутри вокзала как будто сигнализирует: эй, глаза шире, смотрите и за пределами доверенного объекта.

Увы, доверенный объект в виде Сочи на ближайшие месяцы останется чуть не единственным центром притяжения. Там и безопасность, там и борьба с коррупцией, там и город-сад, там и чуть ли не главная отправная точка, после которой все ждут радикальных кадровых политических перемен.

Отставить правительство? Только после Олимпиады. Сменить глав госкомпаний? После Олимпиады. Даже предполагаемую смену медиаменеджеров связывают только с Олимпиадой. Раньше отправляли в отставку «после выборов», теперь — «после Сочи». Такое ощущение, что на предстоящие два-три месяца в стране остается только Олимпиада. Какая разница, что срывается отопительный сезон, регионы не вылезают из долгов, да в общем уже и про мигрантов все забыли – ведь на кону столь важный государственный проект.

Потому что любое ЧП на Олимпиаде в логике государства – это ЧП на главном имиджевом проекте государства. А теракт в Волгограде — всего лишь очередной теракт в Волгограде. И от этого действительно страшно.