Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Месть мундира

Полиция, которая прекрасно ладила с рыночными торговцами, вдруг бросилась их «декриминализировать»

«Газета.Ru» 30.07.2013, 21:49
С сотрудниками полиции торговцы разобрались как с хулиганами Артем Геодакян/ИТАР-ТАСС
С сотрудниками полиции торговцы разобрались как с хулиганами

На публичную расправу с собственным сотрудником полиция реагирует как умеет — кампанией массовых проверок, чисток и задержаний. Однако их результативность сомнительна, пока представители власти на преступления одних граждан закрывают глаза, а к провинностям других относятся со всей строгостью закона.

В Москве проходят массовые проверки рынков, количество задержанных достигает тысячи человек. Рейды начались в связи с конфликтом на Матвеевском рынке: в минувшую субботу был избит оперативник, пытавшийся задержать подозреваемого в изнасиловании 15-летней девочки. Проломили череп полицейскому родственники подозреваемого. На видео, запечатлевшем избиение оперативника Антона Кудряшова, бросаются в глаза тактичность и осмотрительность коллег потерпевшего. Они даже не пытались остановить Магомеда Расулова, который спокойно покинул место преступления и был схвачен позднее при попытке уехать из Москвы.

Само собой возникает предположение, что если не сами полицейские, то их начальство было настроено поддерживать консенсус с рыночными торговцами даже в самых скользких ситуациях. Задержанный на рынке парень из Дагестана, за которого «заступился» его родственник Расулов, подозревается в тяжком преступлении — изнасиловании несовершеннолетней. Не исключено, что та дерзость, с которой торговцы пытались отбить задержанного, проистекала из их уверенности, что они в своем праве, поскольку все спорные вопросы наперед решены. Возможно, как раз об этом свидетельствует решение шефа столичного главка МВД Анатолия Якунина уволить или строго наказать местных полицейских чинов среднего звена. Теперь генерал Якунин называет происшедшее «вызовом» для всей полиции и в согласии с министром внутренних дел Колокольцевым осуществляет кампанию по «декриминализации» как рынков, так и связанных с ними этнических сообществ. Спецоперация осуществляется большими силами и с демонстративной решительностью. В сводках сообщается о все новых и новых сотнях задержанных, а также об успешно пресекаемых точечных попытках сопротивления: в ходе зачистки на том же Матвеевском рынке один из торговцев бросился на полицейских с ножом.

Однако на возможности и перспективы этой кампании надо смотреть трезво. Если столичная полиция освободится хотя бы от части коррумпированных кадров, слившихся в коммерческом сотрудничестве с рыночными верхушками, это, конечно, станет плюсом. С одной оговоркой.

В нашем деловом климате дружба полиции с торговым бизнесом, будь он кавказским или нет, не только покрывает преступления, совершаемые некоторыми из торговцев, но одновременно дает возможность всему этому бизнесу функционировать в более или менее безопасном режиме. Поголовная «декриминализация», которой обещают подвергнуть не только опасных и агрессивных, но и вполне мирных людей, легко может выйти из берегов и превратить нынешнюю, кое-как работающую систему рыночной торговли в нечто дезорганизованное и в значительной мере совсем уже нелегальное. Ведь спрос на ее услуги никакая полиция не отменит.

Сеть переполнена видеоматериалами, в которых приезжие, и особенно дагестанцы, будучи обвиненными или заподозренными в каких-либо нарушениях, сыплют оскорблениями, демонстрируют презрение ко всем другим и вообще всячески стараются настроить окружающих против себя. Однако рассуждения о «нулевой терпимости» к незаконным действиям гостей столицы, о необходимости задействовать какие-то этнические диаспоры, приказам которых приезжие якобы станут подчиняться, остаются всего лишь заклинаниями. К сожалению, это не обещает ничего, кроме добавочных выгод для так называемых этнических профессионалов, выдающих себя за лидеров своих соплеменников. Часть приезжих и в самом деле подчинена суровой дисциплине, но эта дисциплина исходит не от виртуальных «диаспор», а от клановых авторитетов, которые в большинстве своем не так уж стремятся стать публичными фигурами.

Нужна не «нулевая терпимость» к отдельно взятым лицам, а одинаковое отношение хранителей порядка, будь то полиция, следствие или суды, ко всем поголовно.

Сейчас господствует диаметрально противоположный подход. К каждой группе граждан особое отношение. Повышенная снисходительность к рыночным торговцам сменилась вдруг воинственно-усмирительными мероприятиями, но ведь потом волна запросто может откатиться далеко назад. В то же время ко всякой уличной протестной активности, хотя бы и абсолютно безобидной, подход предельно враждебный, и притом во всех звеньях охранительной цепочки. На подмогу оперативникам, которых окружили агрессивно настроенные родственники подозреваемого, приезжают всего два сотрудника группы немедленного реагирования. Наряду с этим любое скопление активистов, будь то немногочисленные сторонники «Стратегии-31» или геи, заведомо собирает значительные силы ОМОНа. А уж к тем, кто вольно или невольно согрешил мелкими или мельчайшими стычками с ОМОНом, отношение власти демонстративно беспощадное. Пока сохраняется такая диспропорция, говорить о правовом поведении граждан не приходится.

Невозможно поддерживать порядок, одновременно отказываясь признать, что порядок для всех один.