Комментарии

Болевые приемы Кремля

Бессмысленные репрессии только усугубляют для власти системный кризис

Гущин - пример того, как легко угодить в тюрьму, просто сходив на легальную оппозиционную акцию
Гущин - пример того, как легко угодить в тюрьму, просто сходив на легальную оппозиционную акцию

Фотография: Зураб Джавахадзе/ИТАР-ТАСС

Ради сведения счетов с оппозиционным активом и запугивания рядовых участников акций протеста власти готовы уже на любую потерю лица.

Фронт новой кампании преследования оппозиционеров расширяется день ото дня. После четырехмесячного перерыва возобновились аресты по «болотному делу» — еще одним обвиняемым внезапно сделался 24-летний Илья Гущин. Нарастает размах очередного «дела» против Алексея Навального: объектами следственных действий, касающихся судьбы 100 млн рублей, якобы похищенных когда-то у несуществующего ныне СПС, стала группа известных лиц, от кировского губернатора Никиты Белых и до Владимира Ашуркова, познакомившегося с Навальным уже после этой предполагаемой кражи, но зато состоящего членом Координационного совета оппозиции.

Карательные мероприятия дополняются и мероприятиями пропагандистскими, от крайне широко освещаемой стычки нацболов с Сергеем Удальцовым до старательно поднимаемого шума вокруг размышлений Максима Каца о том, не пора ли ему выйти из КСО.

Абсурдность обвинений нарастает. Если предыдущего фигуранта, вовлеченного прошлой осенью в «болотное дело», хотя бы обвинили в нанесении ударов бойцу ОМОНа, то последний по счету, Илья Гущин, отправился сейчас за решетку только за то, что девять месяцев назад схватил омоновца за форменное обмундирование.

Это, в общем, согласуется с угрозами разнообразных официальных лиц, включая высших, насчет того, что всякий, кто покусится на сотрудника охранительных органов, будет беспощадно караться, независимо от времени и места совершения этого деяния. Вопрос в том, как далеко власти готовы зайти в развитии этой идеи. Если здоровенного молодца в доспехах превращают в этакую государственную святыню и даже прикосновение к нему трактуют как святотатство, в то время как самого его наделяют правом безнаказанно калечить людей, это никак не может понравиться рядовым гражданам, даже не сочувствующим протестным лозунгам. На народное одобрение тут явно махнули рукой. Думают о чем-то другом.

Точно так же и колоссальная активность в поисках компромата, предназначенного для организации суда и последующей посадки Алексея Навального, а также нескольких других, менее известных членов КСО, заведомо не претендует на поддержку со стороны какого-то народного чувства справедливости.

Заказ, притом заказ, исполняемый открыто, любыми способами, без маскировки и безо всякой погони за правдоподобием, бьет в глаза всем, включая и самых далеких от симпатий к Навальному, да и вообще сторонящихся политики людей.

Власти готовы потерять лицо — предположительно, ради чего-то, еще более для них важного. Чего именно? Если цель – просто подавить тех, кого Кремль опасается как своих политических противников, то для прямых репрессий сейчас даже и не видно оснований. Тот оппозиционный актив, который сложился в Москве, вовсе не выглядит сегодня опасным для системы.

В организации тех протестных акций, которые в последнее время происходили (например, в многолюдном январском «марше против подлецов»), лидеры этого актива большой роли не сыграли. Созданный несколько месяцев назад Координационный совет оппозиции оказался недееспособной структурой и своей бездеятельностью и раздорами постоянно компрометировал бы себя сам, даже и без особого нажима властей. А этот нажим еще и усугубил его внутренние проблемы.

Применение разнообразных технологий давления и соблазна привело к тому, что некоторые, как Олег Шеин, вышли из КСО, а другие принялись готовиться к этому. Хотя Сергей Удальцов, в отличие от своих помощников, и не арестован, но перманентная кампания против него, с ее широким составом участников, включая Эдуарда Лимонова, довольно эффективно его изолировала. Идти на явные издержки, еще и сажая этих своих оппонентов, Кремлю теперь вроде бы уже и незачем. Видимо, он руководствуется несколькими мотивами. Во-первых, соображениями мести. Ведь

когда занимаются таким важным делом, как месть, не очень-то взвешивают политические издержки. Во-вторых, ради запугивания любого, кто хоть когда-то имел дело с оппозиционным активом, а также и наведения страха на всех рядовых участников протестных шествий и митингов.

Пусть на примере допрашиваемых по делу о хищении денег у бывшего СПС будет показано, что любое сотрудничество с Навальным – вещь опасная. А на примере Гущина демонстрируется, как легко угодить в тюрьму, просто приняв когда-то участие в легальной оппозиционной акции. Ну а третьим мотивом является, видимо, миф, придуманный для себя Кремлем ради объяснения причин протестов. Эти протесты там объясняют происками оппозиционных вождей и разболтанностью московской интеллигенции. Отсюда и рецепт: одних посадить, других запугать.

Как генералы из анекдота, власти пытаются сегодня возобновить и выиграть прошлую войну, да еще и неправильно понимая ее причины. Протесты были выражением недовольства системой. Это недовольство, быстрее или медленнее, но растет везде. Продвинутая часть москвичей стала лишь первыми его выразителями, а сложившийся на тот момент столичный оппозиционный актив – во многом случайными лидерами этой волны протестующих.

Применяя сейчас именно к ним весь свой арсенал болевых приемов, Кремль ни от чего себя не ограждает. Защита исчерпавшей себя системы – дело безнадежное. А бессмысленные, компрометирующие власть репрессии только усугубляют системный кризис.

  • Livejournal
  • Комментарии (109)

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Главное сегодня






/nm2012/ssi/right_stuff/else.shtml

Читайте также


Золотой iPad и iMac по цене машины


Что ждет русского туриста в США


33 цитаты Оскара Уайльда, с которыми невозможно поспорить


Почему у вас такое бездарное начальство


Свежие леденцы от Google


Что на самом деле сделает вас элегантным


Как получить высший балл?


На что тратят деньги очень богатые люди


Почему мужчина уходит из семьи, если о нем заботятся


Я не такая, я жду трамвая