Кто с ними, тот против нас

Отныне вся политическая борьба переводится на язык борьбы с врагами народа

«Газета.Ru» 22.10.2012, 19:08
В свете «дела Удальцова» участие в митингах протеста скоро будет приравнено к измене... Reuters
В свете «дела Удальцова» участие в митингах протеста скоро будет приравнено к измене родине

Ход расследования политического уголовного дела, затеянного по мотивам телефильма «Анатомия протеста-2» на НТВ, показывает: власть активно пытается превратить оппозиционеров из мирных противников режима в полноценных врагов народа.

Следственный комитет подтвердил, что левый активист Леонид Развозжаев, помощник депутата Госдумы от «Справедливой России» Ильи Пономарева, арестован. В сообщении ведомства утверждается, что Развозжаев сам пришел с повинной (по версии украинского объединения «Боротьба», помогавшего Развожаеву оформить в Киеве статус политического беженца, это было похищение) и признался, что вместе с Сергеем Удальцовым и Константином Лебедевым занимался организацией массовых беспорядков. Он также заявил, что Удальцов и Лебедев причастны к беспорядкам на Болотной площади 6 мая, а их финансирование осуществлялось председателем парламентского комитета Грузии по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе.

Правда, сам активист, выходя в воскресенье из здания Басманного суда, крикнул журналистам, что его похитили на Украине и двое суток пытали. Таргамадзе уже назвал обвинения абсурдными.

Одновременно со странной историей показаний Развозжаева, весь смысл которых сводится к буквальному подтверждению крайне невнятной телекартинки «Анатомии протеста-2», власть словно взялась экранизировать в ходе следствия еще одну часть этого фильма.

В Челябинской области в офисе внесистемной оппозиции, где располагался региональный выборный комитет (РВК) по выборам в координационный совет оппозиции, сотрудники УФСБ быстро обнаружили литературу запрещенной организации «Хизб ут-Тахрир». В сообщении пресс-службы сказано, что обнаруженные материалы принадлежат женщине, которая появляется в фильме «Анатомия протеста-2». Отмечается, что ей удалось войти в доверие к некоторым лидерам оппозиции, в частности Сергею Удальцову и Борису Немцову.

Само сообщение УФСБ выдержано вполне в духе сообщений о сталинских показательных процессах над врагами народа: «Политическая близорукость и неразборчивость оппозиционеров позволила женщине войти в число активных участников либерального движения, чьи цели в части изменения сложившейся в России политической системы, вероятно, являются очень близкими».

Судя по челябинскому эпизоду и делу Развозжаева, у власти есть четкая установка подгонять уголовное дело под заранее расписанный сценарий. Он предусматривает не просто посадку лидеров оппозиции, но инкриминирование им самой тяжелой политической статьи — «измена Родине».

То есть, попыток насильственного свержения власти на деньги представителей иностранных государств. Правда, никакого более солидного иностранного спонсора новой русской революции, чем глава парламентского комитета маленькой Грузии, кремлевские сценаристы не придумали.

Однако при всей абсурдности обвинения лидеров оппозиции в организации беспорядков на Болотной площади 6 мая качественно меняют ситуацию политического противостояния в России. Лояльное, а точнее, политически индифферентное большинство, публику главных российских телеканалов, пытаются убедить в том, что оппозиционеры не просто не согласны с курсом Путина. Они, по версии власти, враги государства и народа. Это четкий сигнал обывателям: выйти на любую акцию протеста — хоть по поводу тарифов ЖКХ, хоть по поводу экологических проблемы — значит, солидаризироваться с врагами народа.

Это четкий сигнал нынешним участникам уличных акций и выборов в координационный совет оппозиции: участие в митингах и акциях против власти отныне приравнивается к государственной измене.

В России больше нет никаких политических разногласий, борьбы идей и платформ, нормального демократического процесса, предусматривающего, в том числе, свободу собраний. Отныне вся политическая борьба переводится на язык борьбы с врагами народа, каковыми могут быть назначены не только идейные противники режима, но каждый, кто посмеет публично выступить против отдельного конкретного действия отдельных представителей власти.

Сравнения со сталинской трактовкой политической оппозиции, казавшиеся еще недавно лишь риторическим приемом критиков нынешней власти, благодаря действиям этой власти начинают приобретать пугающе реальные очертания.