Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Полстраны одних дипломов

Образование не является приоритетом для российских властей ни в материальном, ни в идейном смысле

«Газета.Ru» 12.09.2012, 20:33
Высшее образование в России масштабно, но качество его сомнительно ИТАР-ТАСС
Высшее образование в России масштабно, но качество его сомнительно

Хотя в России процент людей с высшим образованием больше, чем в любой другой стране мира, это не конвертируется ни в высокую производительность труда, ни в прогресс новейших отраслей экономики. Миф о необычайной образованности россиян лишь маскирует нежелание и неумение властей сделать образование государственным приоритетом.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), клуб 34 высокоразвитых государств, выпустила доклад «Взгляд на образование-2012», сопоставив постановку дела как в собственных рядах, так и еще в восьми больших странах, включая и Россию.

И выяснилось, что в этом передовом сообществе наша страна, еще только планирующая вступить в ОЭСР, самая высокообразованная.

По доле людей с высшим образованием среди тех, кому от 25 до 64 лет, Россия оказалась первой, обойдя Канаду, Израиль и США, которым пришлось удовольствоваться вторым, третьим и четвертым местами.

Мы и в самом деле близки к тому, чтобы превратиться в страну с всеобщим высшим образованием. В государственных и негосударственных вузах России обучаются около 6,5 млн студентов — примерно столько же, сколько во всем Советском Союзе в последние годы его существования.

В прошлом году на 1000 выпускников 11-х классов приходилось 438 очных бюджетных мест на первых курсах вузов. Если прибавить вечерников, заочников и обучающихся на коммерческой основе, то понятно, что диплом о высшем образовании в конечном итоге получит преобладающее большинство выпускников российских средних школ.

Казалось бы, такая концентрация высокообразованных людей гарантирует стремительное развитие страны и в особенности самых передовых, инновационных, высокотехнологичных отраслей экономики.

Чтобы понять, почему это не так, недостаточно просто сослаться на то, что одним профессионализмом карьеры у нас не сделаешь, а те, кто что-нибудь хорошо знают и умеют, в большом числе уезжают в другие страны, более открытые для их талантов. Это правда, но не вся.

Другая часть правды, и даже еще более грустная, заключается в том, что

качество нашего высшего образования, как и образования вообще, соотносится с мировыми стандартами примерно так же, как и структура нашей экономики с экономикой технологически продвинутых стран.

Российская высшая школа — это сравнительно узкий круг отличных вузов и множество вузов посредственных, а иногда и просто фиктивных, деловито торгующих дипломами.

Настоящее высококлассное образование, и не только высшее, но и среднее, получает у нас меньшинство. А большинство просто обзаводится документами о высшем образовании, какой-либо серьезной подготовки не гарантирующими, и в дальнейшем овладевает профессиональными навыками уже на рабочих местах, сплошь и рядом не имеющих никакого отношения к их вузовским специальностям.

Что и понятно. Средние бюджетные расходы на обучение одного студента, даже и пересчитанные по паритету покупательной способности, в России втрое ниже, чем в среднем в странах ОЭСР. Не говоря о том, что за средней цифрой стоят вполне приличные расходы в хороших вузах и символические — во многих прочих.

Причем «дешевое» высшее образование — только верхняя часть системы. Ведь

на все уровни образования вместе взятые российский консолидированный бюджет направляет в нынешнем году лишь 4% ВВП. Эта доля почти не растет с середины прошлого десятилетия.

Между тем в «отставших» от нашей страны Канаде, Израиле и Соединенных Штатах эти расходы составляют соответственно 4,9%, 5,9% и 5,5% ВВП, а в странах, ориентированных на быстрое преодоление технологического отставания, не редкость и уровень в 6—8% ВВП.

Хотя высшие должностные лица охотно рассуждают о ярких достижениях и еще более блестящих перспективах российского образования, оно вовсе не является для них приоритетом ни в материальном смысле, ни, тем более, в идейном. Первый приоритет российского бюджета — военно-охранительные расходы. Второй — саммиты, олимпиады и чемпионаты. Образование далеко позади.

Не говоря о том, что хорошо образованные люди вызывают у властей уже почти нескрываемое раздражение, поскольку обоснованно подозреваются в склонности самостоятельно мыслить. Выражение «креативный класс» официальная пропаганда использует как ругательство.

В такой атмосфере упадок российской системы образования происходит сам собой. Хотя с внешней стороны картина выглядит вполне благостно и даже удостаивается похвал солидных международных организаций.