Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Следственный лес

История с главой СК Бастрыкиным и журналистом Соколовым удивляет только рангом оказавшегося в центре скандала должностного лица

«Газета.Ru» 13.06.2012, 17:48
Поиски истины в лесу - не лучшая реклама для Следственного комитета visualphotos.com
Поиски истины в лесу - не лучшая реклама для Следственного комитета

Когда должностные лица, призванные обеспечивать законность, сами открыто попирают закон и используют свои полномочия для сведения личных счетов с оппонентами вне правового поля, это разрушает базовые основы государства сильнее, чем любая оппозиция.

«Новая газета» в открытом письме главного редактора Дмитрия Муратова обнародовала историю, беспрецедентную даже для российских весьма причудливых отношений представителей власти и журналистов. По словам Муратова, глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин приказал своей охране вывезти в лес заместителя главного редактора газеты Сергея Соколова и в крайне резкой форме угрожал ему. «Вы в запале грубо угрожали жизни моего заместителя. И даже удачно пошутили, заметив, что сами же это дело и будете вести», — пишет Муратов. Такой была, со слов Муратова, реакция Бастрыкина на статью Соколова по приговору одному из фигурантов получившего всероссийский резонанс дела «банды Цапка» — Сергею Цеповязу, которого приговорили к 150 тысячам штрафа за сокрытие убийства 12 человек в станице Кущевская. Соколов в интересах безопасности даже вынужден был временно покинуть территорию России.

В принципе преследования журналистов и угрозы со стороны властей — вещь в России распространенная и никого, увы, не удивляющая. Но беспрецедентен ранг угрожающего и способ, которым он эти угрозы высказывает.

Глава Следственного комитета по должности олицетворяет собой состояние законности в стране наряду с главами Верховного суда и Конституционного суда, генеральным прокурором и министром внутренних дел. Он обязан отдавать себе отчет в том, что не имеет права транслировать кому бы то ни было свой личный эмоциональный запал и личные обиды ни при каких обстоятельствах. В этом конфликте был очевидный цивилизованный способ выяснения отношений: если главу СК Бастрыкина задела заметка журналиста Соколова, надо подавать в суд. Учитывая особенности нашего правосудия, даже нет особых сомнений в том, кто бы выиграл этот процесс. Но человек, по должности являющийся одной из ключевых фигур репрессивной машины государства (само по себе наличие такой машины совершенно нормально, если она карает преступников за доказанные преступления в точном соответствии с законом), предпочел неправосудную расправу, занимаясь фактически сведением личных счетов, а вовсе не отстаиванием интересов государства. Хотя и отстаивать интересы государства можно только законным путем, особенно если речь идет о самих представителях государственной власти.

Российские власти очень любят поминать всуе «лихие 90-е» как время правового беспредела и войны всех против всех. Сейчас, судя по нравам, царящим в полиции, по нескончаемым скандалам с работниками других силовых структур, которые чувствуют себя не просто стражами закона, но и владельцам эксклюзивных прав на его каждодневное попрание, главным источником этого правового беспредела окончательно стало само государство. Оно, что называется, задает стандарты разборок по понятиям. Учитывая, что Следственный комитет ведет не только чисто криминальные дела, но и дела политические (сейчас, например, занимается делами лидеров оппозиции и задержанных по делу о беспорядках на Болотной площади 6 мая), стандарты пугают.

Государство, представители которого открыто попирают закон, лишается моральных и политических оснований требовать от граждан уважения к власти и к закону. Если история с Бастрыкиным и Соколовым, изложенная в «Новой газете», подтвердится (отдельный вопрос, будет ли она расследована), это гораздо более тяжелый удар по самим основам государственности, чем любые акции оппозиции.

Не удивительно, что закон в России идет лесом. Что власть воспринимает законодательство лишь как инструмент решения прикладных и, как правило, сугубо корыстных задач — запугать оппозицию, снять неугодного начальника или кандидата на выборах, переделить бизнес.

Правовое поле не может возникнуть в «чистом поле беспредела». Стандарты уважения к закону в любой стране задает прежде всего сама государственная власть. И ответственность представителей правоохранительных, следственных, судебных органов за неукоснительное соблюдение закона в силу занимаемых ими должностей еще выше. Соответственно, и тяжелее последствия от непонимания этой ответственности.

Если в России возникают такие «частные» случаи, надо ли удивляться «казанскому» и «игорному» делам, «басманному» правосудию и многим другим историям из жизни органов правопорядка.