Согласованные беспорядки

Взаимная готовность к насилию позволила превратить мирное шествие в масштабное столкновение

«Газета.Ru» 07.05.2012, 00:53
Ко всем причинам, побуждавшим людей выходить на улицы, добавилась еще одна - озлобление ИТАР-ТАСС
Ко всем причинам, побуждавшим людей выходить на улицы, добавилась еще одна - озлобление

В столкновениях на Болотной площади власть показала, как выросла цена участия в митингах. Активные оппозиционеры ответили готовностью к силовому сопротивлению. Дальнейшее развитие событий определят сторонники мирного гражданского действия.

Итогом московского «Марша миллионов», закончившегося задержаниями и столкновениями протестующих с полицией, стала определенность с позициями сторон. События произошли накануне инаугурации Владимира Путина, и степень жесткости действий полиции не могла быть определена без согласования с руководством страны. Накануне вступления в должность нового президента общество получило предельно ясный сигнал: власть готова идти на обострение конфликта с протестным движением. Причем решимость эта так сильна, что можно даже пренебречь тем, что завтрашняя церемония будет рассматриваться исключительно в связке с событиями накануне. С другой стороны, наиболее активная часть уличной оппозиции также продемонстрировала, что готова к столкновениям и чувствует тему мирного протеста «с шариками» исчерпанной.

Усилия, которые были предприняты силовыми органами, чтобы с максимальной вероятностью вызвать ответные провокации со стороны активистов протеста, настолько очевидны, что не увидеть за ними план по радикализации легального митинга просто невозможно.

Демонстрация силы, «бутылочное горлышко», в которое впихивали демонстрантов, чтобы локализовать их на Болотной, дополнительные кордоны из металлодетекторов – все это типичное поведение устроителей корриды, желающих загнать, наконец, быка. Их оппонентам, весь сезон с декабря по май страдавшим от чрезмерной законопослушности и миролюбивости своих нежданных сторонников, также требовался переход противостояния на новый уровень.

Эта взаимная готовность к насилию позволила с помощью нескольких провокаций с обеих сторон превратить мирное шествие в масштабное столкновение, подобного которому Москва не видела с девяностых. В результате по обе стороны баррикад получено доказательство: противник понимает только силу, и обходиться с ним нужно соответственно.

Мобилизация состоялась — дальше только война. Обе стороны, разумеется, рассчитывают в конечном итоге на победу.

Какая из них может чувствовать себя победителем по итогам событий 6 мая? Власть внятно показала, что цена участия в протестном движении становится все выше – до возможности получить дубинкой даже на согласованном шествии и угрозы получить повестку в армию до срока за сопротивление полиции. Однако ни одна из тех причин, что питают недовольство граждан, явившихся на мероприятие, не очень удачно названное «Маршем миллионов», не растворилась в воздухе после воскресных событий. К ним только добавился рост взаимного озлобления. В чем это выразится, можно только гадать, однако весьма вероятно, что многие из тех, кто придерживался идеи мирного протеста, сегодня пересмотрели свои взгляды. Сторонники конфликта в оппозиции получили доказательство своей способности мобилизовать значительное число граждан, готовых драться с полицией. Однако их активная роль в эскалации конфликта может оттолкнуть от них тех, кто разделяет ценности мирного протеста.

Таким образом, для сторонников прямого противостояния с обеих сторон выходит ничья: захвачены важные рубежи, понесены определенные потери.

Парадокс в том, что определять дальнейшее развитее события будут не они, а те, кто пока выглядят статистами процесса, – люди, желающие перемен, готовые ради этих перемен открыто высказывать свою позицию, действовать, выходить на шествия, но не готовые бросать «зажигалки» в ОМОН. Таких людей в оппозиционном движении большинство. Очевидно, что после событий 6 мая этим людям придется решить, как действовать дальше. Что они выберут, предсказать невозможно. Очевидно одно: «Марш миллионов» ясно показал десяткам тысяч людей, вольно или невольно ставших в воскресенье участниками беспорядков, как велика пропасть между политическими интригами и честным гражданским действием.