Террористический конвейер

Борясь с терроризмом, российская власть не учится не только на чужих ошибках, но и на своих

«Газета.Ru» 25.01.2011, 11:02
Кирилл Лебедев

Взрыв в Домодедово показал, что поглощенные дележом властных полномочий и распилом денег силовики не в состоянии наладить сколько-нибудь эффективную борьбу с терроризмом.

Взрыв в Домодедово не просто оказался самым кровавым терактом в аэропортах мира в ХХI веке. Второй раз за два месяца российские власти продемонстрировали, что не контролируют крупнейшую российскую воздушную гавань.

Первый раз это проявилось во время декабрьского блэкаута, погрузившего Домодедово в полный коллапс. Более того, этот аэропорт уже второй раз в этом веке становится и местом теракта: в августе 2004-го террористки - смертницы, заплатив местным милиционерам 1000 рублей, пронесли взрывные устройства в два самолета и взорвали их в воздухе.

По частоте и повторяемости однотипных терактов Россия стоит в ряду таких стран, как Афганистан, Ирак или Пакистан, где орудуют главные международные террористические организации и идут затяжные религиозные конфликты. При этом можно уверенно утверждать, что,

несмотря на засилье в российской власти выходцев из спецслужб, практически безраздельно правящих страной уже второе десятилетие, в России в принципе не создана система борьбы с терроризмом.

Резонансные теракты на Кавказе вообще стали обыденностью. Повторяются они и в Москве, причем, даже в метро и аэропортах, которые по определению должны охраняться особенно тщательно. После террористической атаки 11 сентября 2001 года США уже десять лет не знают, что такое теракты на американской территории (подобное можно сказать и о Мадриде и Лондоне, также пострадавших от террористических атак). В России за это время террористы не только захватывали школу, театральный центр, взрывали госпитали, рынки и стадионы, но и сумели взорвать самолеты, трижды — московское метро, дважды — поезда (было еще несколько подрывов железнодорожного полотна), несколько раз автобусы, ГЭС, а теперь крупнейший аэропорт страны. Притом, что все известные спецслужбам главари террористов вроде бы уничтожены.

Каждый раз после терактов, подобных нынешнему в Домодедово, мы слышим из уст первых лиц государства грозные слова о необходимости усиления безопасности на транспорте и других стратегических объектах. В итоге на некоторое время такие меры если и предпринимаются, то скорее для показухи, а затем все возвращается на круги своя. Более того,

взрыв в Домодедово показал, что спецслужбы не только не в состоянии предотвращать такие теракты, но и совершенно не знают, как действовать после атак террористов.

Для сравнения: во всех цивилизованных странах малейшее подозрение о возможном теракте приводит к моментальной эвакуации всех граждан из опасной зоны. Это не значит, что в той же Франции, Германии или Великобритании не существует террористической угрозы. Но жители и гости этих стран видят, как местные власти стараются не допустить терактов. В России же, если верить официальным сообщениям, никакой борьбы с терроризмом кроме периодически повторяющихся рапортов спецслужб о якобы предотвращенных терактах вроде как нет. И каждая реальная трагедия девальвирует любой такой рапорт: когда происходит так много резонансных террористических атак, неважно, сколько их уже было предотвращено.

Между тем не выдвигающие никаких политических целей организаторы терактов вроде произошедшего в аэропорту Домодедово, самим фактом взрывов доказывают абсолютную несостоятельность российской власти. В стране, где слово «безопасность» является едва ли не ключевым в политическом лексиконе власти, силовые структуры совершенно разложились из-за тотальной коррупции и полной безответственности перед обществом. Власти не в состоянии противопоставить терактам ничего, кроме пустой риторики о происках международного терроризма и необходимости «усилить безопасность». Добиться же этого усиления, проконтролировать его власть не хочет или не может.

Теракт в Домодедово едва ли изменит эту практику. После него не произойдет отставок ни в руководстве МВД, ни в руководстве ФСБ, как не произошло их ни после взрыва самолетов, ни после «Норд-оста», ни после захвата школы в Беслане, ни после взрывов в метро.

Власть в принципе не думает о безопасности граждан как о своей первоочередной задаче, а силовикам крышевание или даже прямое участие в бизнесе стало важнее исполнения прямых должностных обязанностей.

Террористический конвейер, существующий в России, не меньше чем беспомощность власти при тушении лесных пожаров или отключении электричества в аэропортах, свидетельствует об отсутствии у нас государства как такового. Российская власть в борьбе с терроризмом не учится не только на чужих ошибках, но и на своих. В современном мире угроза терактов очень высока в принципе. В России она еще выше из-за полной неспособности спецслужб, дорвавшихся до политической власти и контроля над бизнес-активами, заниматься тем, для чего они предназначены.