Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Бесплатный урок

Аркадий Дворкович нашел средство от традиционного российского иждивенчества

«Газета.Ru» 19.01.2011, 16:58
ИТАР-ТАСС

Помощник президента предлагает отучать от патернализма со студенческой скамьи: отменить стипендии, чтобы молодежь усвоила, что всего «нужно добиваться своим трудом».

Помощник президента Аркадий Дворкович предложил отменить стандартные стипендии студентам. Сказать, что это, как выразился сам Дворкович, «непопулярное мнение», – ничего не сказать. Выйди с подобной инициативой профильный министр, и нас ждал бы новый раунд общественной истерики насчет разрушения основ российской государственности. Причем со всех сторон – что охранительной, что либерально-оппозиционной, что патриотической. Но

Дворкович, хоть и сотрудник президентской администрации, но, можно сказать, чиновник-эксперт. И можно быть уверенными, что как раз у чиновников, распределяющих соответствующие ресурсы, его мнение тем более непопулярно.

Ресурсы же, с одной стороны, не Бог весть какие – базовая стипендия у нас составляет чуть более тысячи рублей, студентов на очных отделениях ВУЗов и в техникумах – около 6 млн человек, и даже если бы все они эту стипендию получали, это составило бы максимум 79 млрд рублей в год, то есть чуть менее четверти расходов бюджета на образование в целом. А в действительности, конечно, гораздо меньше. Но, разумеется, при желании можно заклеймить Дворковича как типичного представителя скаредных бухгалтеров, удушающих национальный дух жесткой монетарной политикой.

Лишить получающих стипендию студентов 1000 бюджетных рублей в месяц – это и для них должно быть несмертельно. Работы за эти деньги вообще-то полно. Заодно можно порешать и больные вопросы, которые вроде бы заботят нашу молодежь, – а именно поконкурировать с мигрантами-гастарбайтерами, предлагая свою рабочую силу еще дешевле. За зарплату в 1100 рублей даже жадные начальники из ЖКХ, надо полагать, согласятся нанять отечественного студента в дворники вместо таджика.

Но проблема в том, что предложение Дворковича оскорбительно с мировоззренческой позиции. Во-первых, это отказ от советского наследства, которое у нас сейчас принято ценить. А во-вторых, сама идея, что государство не должно быть для гражданина ни кормушкой, ни надзирателем, по-прежнему глубоко чужда для России.

Во всяком случае, сколько ни проводят на тему симпатий к патернализму опросов, диагностировать можно только устойчивое их проявление на уровне в две трети населения и выше.

Предложение Дворковича наверняка проинтерпретируют как призыв вообще не платить стипендии студентам. Это, конечно, не так. Помощник Медведева ведь предлагает отказаться от «стандартных стипендий», не запрещая ни образовательных кредитов, ни грантов талантливым ученикам. Но имей его инициатива аппаратные перспективы, и критики оказались бы совершенно правы – уж если соответствующие ведомства лишатся бюджетной строки, они сделают все, чтобы за это расплатился их поднадзорный контингент.

В этом и проблема всех российских борцов с патернализмом. Они говорят, что патернализм неэффективен и достаточных благ гражданам предоставить не в силах, и инициативу не стимулирует, а то и прямо душит. Согласившись с этим тезисом, тем не менее приходится признать, что патерналистские настроения в России – реальность.

Ведь вырывая его основания, любой реформатор должен понимать, что, прежде всего, он бьет не по выгодоприобретателю – ведомству или иной группе интересов, распределявшей соответствующие государственные ресурсы, – а по потребителю. Выгодоприобретатель же с успехом найдет другие схемы освоения казенных денег. В конце концов, российская экономика, во всяком случае, в своей несырьевой части, так устроена, что именно перераспределение государственного бюджета и есть главная наша коммерческая ниша.

Уменьшение бюджетных расходов на выплаты стандартных студенческих стипендий при нынешнем устройстве властного аппарата приведет к росту таковых по другой строке – скорее всего, увеличатся возможности, к примеру, Росмолодежи, которая, компенсируя студентам ущемление, выдаст тогда не один, а сто пятнадцать Селигеров.

В этом контексте особенно мило, что Аркадий Дворкович выдвинул свою непопулярную идею, отвечая на несколько другой вопрос – о своем отношении к главе этой самой Росмолодежи Василию Якеменко. Про отношение не сказал, но где найти денег, да еще чужими руками, указал вполне определенно.