Кого слушает президент

Пена золотого века

Если ничего не изменится, мы так и будем жить посреди горящей, ломающейся от старости, бездорожной страны

«Газета. Ru» 29.12.2009, 10:45
ИТАР-ТАСС

Главный итог уходящего года, да и всего путинского десятилетия – осознание того, что страной никто не занимается. Оказавшись на попечении ржавой вертикали власти и погруженного в политический анабиоз народа, она дряхлеет и разрушается на глазах.

Год назад, накануне 2009 года, главной проблемой России казалось резкое уменьшение количества денег в стране. Хотя большинству россиян от «сытых нулевых» особо не перепало, доходы казны и властных элит росли в геометрической прогрессии. У государства появились деньги, чтобы существенно увеличивать социальные расходы, строить дороги, больницы, обновлять запущенный донельзя жилой фонд и коммуникации в жилищно-коммунальном хозяйстве. Ничего или почти ничего этого сделано не было.

В канун 2010 года пожар в ночном клубе Перми, который, по признанию Владимира Путина, мог произойти в любом российском городе, и авария, в считанные мгновения разрушившая крупнейшую гидроэлектростанцию страны, кричат нам о совершенно иных проблемах. Мировую экономику накачали деньгами, спекулятивный спрос на нефть стал восстанавливаться. В результате Россия вовсе не осталась без денег в одночасье, хотя такая угроза выглядела в конце 2008 года вполне реалистичной.

Деньги у страны все еще есть – у нее нет хозяев. Не Хозяина с большой буквы (их у нас сейчас формально даже целых два), а реальных хозяев, тех, кто занимаются обустройством страны как своего дома.

Вся российская элита под несмолкаемую истерически-патриотическую риторику вывозит на «ненавистный» Запад детей и капиталы и обзаводится там недвижимостью. А внутри страны пилит куски собственности, те, что пожирнее, и оберегает их от конкурентов из других провластных группировок с помощью правоохранительной системы, которая окончательно перестала охранять безопасность граждан. Население, обменявшее казавшееся непонятным и абстрактным право участвовать в управлении страной посредством выборов на невмешательство государства в свои личные дела, по мере возможностей (которых больше явно не становится) занимается обустройством собственной жизни. Равнодушно наблюдая, по каким критериям получают должности люди в современной России, и утверждаясь в мысли, что профессионализм точно не входит в число необходимых достоинств.

Власть убедила население жить так, чтобы ему не было дела до страны. Самой власти до страны тоже нет дела, потому что борьба за собственность и лихорадочная конвертация полномочий в нефтедоллары захватывают властное сословие целиком.

Поэтому неслучайно в этом году россияне узнали, что в стране некому балансировать и качественно ремонтировать турбины гидроэлектростанций. И противопожарная безопасность что в армии, что на «гражданке» либо просто не соблюдается, либо не соблюдается за небольшое вознаграждение контролирующим органам. Что закон и порядок у нас — антонимы, потому что порядок, которого придерживается власть всех уровней и подчиненные ей силовые структуры, никоим образом не основан на законе.

В 2009 году пропагандистские мантры про «встающую с колен» державу и «островок стабильности» по понятным экономическим причинам мы слышали из уст начальства чуть реже. Зато часто слышали слово «модернизация» в обрамлении признаний, что экономически и инфраструктурно страна абсолютно запущена, что только на нефти и газе развиваться невозможно и что нельзя до бесконечности использовать советский научно-технологический потенциал. Все эти констатации и призывы на фоне руин Саяно-Шушенской ГЭС или просто на фоне наших дорог, постоянных взрывов бытового газа в разрушающихся жилых домах или взрывов на военном арсенале в черте областного центра Ульяновска выглядели актуально. Только, увы, практически не имели адресата.

Правительство во главе с Путиным вынуждено было спасать бизнес-империи олигархов, поскольку все они фактически и создали путинский режим, а заодно и подкармливали (точнее, конечно, кормили) его элиту.

Население четко уяснило, что инициативу проявлять не перед кем и незачем. А модернизация — это просто очередная словесная фишка власти вроде перестройки или ускорения.

Квинтэссенцией атмосферы, в которой Россия провожает 2009 год и первое путинское десятилетие, стали слова только что отставленного губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя во время получения ордена «За заслуги перед Отечеством» первой степени: «Свердловская область может исполнить любое поручение». Готовность исполнить любое поручение, не вдумываясь в его смысл, а точнее просто доложить об исполнении, чтобы начальство отстало, — верный признак того, что до происходящего в России колесикам и винтикам властной вертикали дела нет. А население резонно полагает, что у него нет никакой власти, то есть и ответственности тоже никакой.

Если ничего не изменится, мы так и будем жить посреди горящей, ломающейся от старости, бездорожной страны с безудержными амбициями и полным безразличием к собственному дому.

Потому что дом нашего рядового гражданина — та самая «моя хата с краю». А дома государственных мужей — закрытые территории с особой жизнью и своей инфраструктурой, государство в государстве или хоромы далеко за пределами горячо любимой на словах Родины.

Никого не охраняющая милиция, выдающие разрешения на эксплуатацию сомнительных объектов пожарные чиновники, спасающее «своих» олигархов правительство, разбитые автодороги, электростанции повышенной опасности… Никому не нужная Россия под безграничной властью «патриотических сил» — такова пена «золотого века», упущенного страной десятилетия для реформ, которые могли бы превратить ее в развитое демократическое государство с достойным уровнем жизни граждан.