Кого слушает президент

Оранжевый цугцванг

Украина оказалась в чрезвычайной и непредсказуемой внутриполитической ситуации

Аркадий Мошес 10.09.2008, 10:29

Из-за неумения или нежелания поставить интересы страны выше собственных амбиций бывшие вожди майдана расписались в своем несоответствии исторической задаче реализации европейского выбора Украины.

На саммите ЕС — Украина европейцы сделали почти невозможное. И это не ирония. Расколотая по украинскому вопросу и в лице своих лидеров физически и морально уставшая после перелетов в Москву и Тбилиси, Европа все-таки смогла показать, что судьба Украины ей не безразлична.

Не подписав никаких обязывающих документов, а лишь пообещав некое аморфное соглашение «об ассоциации», ЕС парадоксальным образом создал условия для проведения в адрес Украины так называемой политики условий:

вы делаете то-то и то-то, а мы взамен можем дать вам то, что вам нужно, — современный вариант пряника без кнута. Честно говоря, еще более «сильным сигналом» в этом направлении был бы отказ ЕС от саммита, поскольку договариваться со страной, у которой на данный момент нет ответственной власти, по меньшей мере рискованно. Но в свете грузинских событий это было бы слишком.

С точки зрения сегодняшних интересов Украины саммит, конечно же, закончился провально. Дело не в том, что ЕС по-прежнему отказывается предоставить Украине перспективу членства. А в том, что он вообще не берет на себя никаких конкретных обязательств. Вместо решения об отмене визового режима продолжается диалог по этому поводу, и пока граждане Украины будут находиться под жесточайшим прессингом визовых процедур. Вместо плана действий Украина — ЕС (срок которого, к слову, давно истек, и не продлевался он именно потому, что ожидалось новое рамочное соглашение) будет разработан какой-то новый план и т. д.

Ответственность за этот провал несет прежде всего лично президент Украины Виктор Ющенко. Это у него и представителей его политической силы «Наша Украина» накануне саммита в очередной раз сдали нервы, и страна снова оказалась ввергнутой в политический кризис,

даже если допустить, что сторонников президента и спровоцировали последовательные попытки Юлии Тимошенко ограничить полномочия президента. И это он не уловил динамики внутри ЕС, который к моменту своей чрезвычайной встречи 1 сентября принял бесповоротное решение не идти на обострение отношений с Россией. Понятно, что такой подход для Ющенко неприятен и как для носителя идеологии украинской независимости, и как для близкого друга Михаила Саакашвили, но можно было бы потерпеть, проявить дипломатичность, хотя бы чуть ослабить риторику и не раздражать лишний раз европейских сторонников лозунга «Россия на первом месте». В конце концов, чтобы продемонстрировать, что не все мосты сожжены, можно было бы привезти на саммит «пока еще премьера». Тем более, как минимум неофициально такие пожелания высказывались.

Президент и его окружение повели себя по-другому. И теперь им приходится демонстрировать казенный оптимизм и надеяться на подписание нового рамочного договора в лучшем случае через год, что будет драматическим по своей антирезультативности завершением пятилетней внешнеполитической эпопеи Украины под руководством Ющенко. Впрочем, вполне возможно, ничего не будет подписано и тогда. В разгар избирательной кампании Брюссель вполне может решить подождать еще.

На сегодняшний день Украина оказалась в действительно чрезвычайной, волатильной и непредсказуемой внутриполитической ситуации.

Ее нельзя считать тупиковой. Наоборот, возможны, наверное, десятки вариантов и подвариантов, мыслимые и немыслимые комбинации, и при этом поезда будут ходить, а банковские транзакции осуществляться не лучше и не хуже, чем при трижды конституционном большинстве. Но, с другой стороны, все комбинации плохи, а их чередование характеризуется шахматным термином цугцванг, когда любой ход только ухудшает положение.

Возможно ли переформатировать коалицию? Возможно в любом из трех видов. БЮТ и Партию регионов объединяет желание ослабить и президентскую власть, и лично Виктора Ющенко, создать двухпартийную систему, а также готовность на сегодняшний день договариваться с Москвой. Вместе у них это лучше получится, чем поодиночке. Но Янукович, о чем говорят меньше, вполне может пойти и на коалицию с Ющенко, поскольку в этом дуэте он будет однозначно играть первую скрипку, что было продемонстрировано в 2006–2007 годах.

В восстановление демократической коалиции, правда, поверить действительно трудно. Но, как знать, не изменятся ли взгляды нашеукраинцев, когда они окончательно осознают перспективу полного вылета из власти, если не из политики вообще?

А это возможно в случае принятия большинством ПР и БЮТ таких изменений в закон о выборах, которые установят высокий проходной барьер для партий.

Проблема в отсутствии гарантий, что любая из этих коалиций протянет хотя бы три месяца. В первом случае яркий и успешный социал-популист Тимошенко начнет отнимать у Януковича восточный электорат, что неминуемо вызовет противодействие. Во втором и третьем «ветреный» президент вскоре пожалеет об очередном новом-старом союзе, да и партнеры, можно быть уверенным, не останутся в долгу.

Тогда выборы? В стране победившей электоральной демократии выборы действительно являются наиболее честным способом решения политических споров. Но здесь все тоже непросто. На сегодняшний день выборов не хотят избиратели, которым по понятным причинам надоело бессмысленное соревнование фразеологии, повторяющееся с периодичностью раз в год или даже чаще, если вспомнить, например, майские выборы киевского мэра. По данным опроса, проведенного Центром Разумкова, противниками выборов являются 68% респондентов во Львове, 67% – в Виннице, почти 64% – в Киеве и 58% – в Днепропетровске. Сторонниками – 24%, 16%, 21% и 26% соответственно.

В условиях, когда лозунг «Нет выборам» объединяет население западных и восточных регионов как ничто другое, идти на них со старым избирательным законом чрезвычайно рискованно.

Люди могут отказать тяжеловесам в доверии, и в Верховную раду опять вернутся времена, когда там было более десятка фракций и депутатских групп.

А на изменение закона под двухпартийную систему вряд ли согласится большой бизнес. Она подразумевает однопартийное правительство (или, что для бизнеса еще хуже, реально работающий кабинет Януковича — Тимошенко, потому что договориться с обоими будет еще труднее), то есть возможность серьезного давления власти на олигархов. Последних слабый, но не совсем бессильный президент и вечный «брак на троих» устраивает больше. Вдруг в случае выборов они поддержат новое детище администрации президента – партию «Единый центр» — и предоставят в ее распоряжение финансовые и кадровые ресурсы? После исключения из Партии регионов Раисы Богатыревой, секретаря Совета национальной безопасности и обороны, считать ПР все тем же крепко спаянным монолитом уже невозможно.

Сторонним наблюдателям в этой ситуации остается только сидеть и гадать. Да, впрочем, и многим участникам процесса тоже.

Желающие порадоваться краху «оранжевого» проекта имеют для этого сегодня все основания. Из-за своего неумения или нежелания поставить интересы страны выше собственных амбиций бывшие вожди майдана действительно расписались в своем несоответствии исторической задаче реализации заявленного тогда европейского выбора Украины. Но способность украинского общества к политической самоорганизации, только укрепившаяся за последние четыре года, никуда не делась, и по-прежнему в наличии запрос на европейское будущее. Возможно, постепенно этот запрос сформирует и новых лидеров.

Автор – директор Российской программы Финского института международных отношений.