Чужие деньги здесь не ходят

Борис Грызлов придумал, как перевести слово «взятка»

«Газета.Ru» 25.01.2007, 17:33

Иностранные гранты будут обезврежены.

Российские парламентарии буквально не покладая рук борются с тлетворным влиянием заграницы. Совет федерации только одобрил законопроект, запрещающий министрам иметь двойное гражданство, а коллеги из нижней палаты уже готовы предложить новое средство защиты от чужих мыслей, нравов и денег. Если политикам и высокопоставленным чиновникам нельзя иметь паспорт другого государства (закон, вводящий это ограничение для президента, премьера, сенаторов и депутатов, был принят еще несколько месяцев назад), то всем государственным служащим независимо от должности и поста нельзя будет заниматься преподавательской, научной или творческой деятельностью за чужеземный счет. Чьи это деньги — иностранных государств, граждан или международных организаций — значения не имеет. «Если госслужащие — от члена правительства до военнослужащего и судьи — получают деньги от Петрова или Сидорова, то это взятка, а если от Сороса, то это грант», — заявил спикер Госдумы Борис Грызлов.

Видному единороссу нельзя отказать в логике: если условный Сидоров платит за нужное ему бюрократическое решение, то и условный Сорос, по мысли спикера, вряд ли станет оплачивать неприятную ему «музыку». Допустить же, чтобы за деньги зарубежных спонсоров государственные служащие охаивали, к примеру, идеи суверенной демократии или ставили под сомнения президентскую доктрину энергетической сверхдержавы, разумеется, нельзя. Не факт, что даже оплаченное русскими эмигрантами в США или Израиле выступление, например, депутата-певца Александра Розенбаума так уж безобидно с точки зрения российских национальных интересов. По большому счету, не только платные контакты с иностранными партнерами, но и бесплатные научно-культурные связи состоящих на государственной службе граждан правильнее было бы ограничить. Но это уже следующий шаг в борьбе с негативным воздействием Запада на неустойчивые мозги российских госслужащих.

Весьма серьезными могут оказаться последствия уже первого шага. Хотя, возможно, и не в том смысле, в каком рассчитывают на это авторы законопроекта.

В конце концов, недостачи в петровых и сидоровых, помогающих русским бюрократам сводить концы с концами, нет.

Нынешние государственно мыслящие министры, в отличие от прежних, иностранных специалистов на помощь (как это было в начале 90-х, когда, в частности, в Госкомимуществе громко звучала английская речь) не выписывают. Депутаты-единороссы не в пример депутатам-демократам лекций в гарвардах не читают. А политологические брошюры г-на Суркова вряд ли заинтересуют западных издателей. Поэтому у всех вышеназванных людей, состоящих на службе у государства российского, отказ от иностранных грантов, гонораров и стипендий наверняка не будет сопряжен с существенными финансовыми потерями.

Чего нельзя сказать, например, о преподавателях и научных сотрудниках государственных учебных и научных заведений. Хорошо, если никому не придет в голову светлая мысль сразу или впоследствии, поправкой в закон, распространить этот запрет и на них. На том, например, основании, что ученые мужи тоже получают зарплату из госбюджета, а значит, состоят на государственной службе. Но даже если работа по иностранным грантам не будет запрещена напрямую, само существование такой законодательной нормы сделает заграничное научное и культурное спонсорство нежелательным.

Бурно расцветшая после ряда судебных процессов над учеными шпиономания в научной среде получит свое законодательное обоснование.

Можно ли верить, что ученый, ставящий химические опыты, ведущий археологические раскопки или пишущий учебники по политологии на деньги международных организаций, работает на благо своей страны? Можно ли считать такого человека патриотом и заслуживающим доверия специалистом? В истории «охота на ведьм» не раз начиналась с подобных запретов. В нашей же стране практика всегда идет куда дальше теории. Впрочем, возможно, что многие из ученых, живущих и работающих на иностранные гранты, не будут дожидаться, чем обернется депутатская инициатива на деле.

Отток специалистов прежде всего, молодых, и на «загнивающий» Запад, и на бурно развивающийся Восток от таких решений может только усилиться.

Но для спикера Грызлова, конечно, куда важнее, что останутся на месте своевременно защищенные от чужеземной идеологической заразы бюрократы.