Крылья машут не туда

«Газета.Ru» 17.02.2005, 16:31

Все смешалось в администрации Путина: премьер Фрадков выступает перед силовиками, которые ему не подотчетны, а помощник президента Иванов формулирует таможне новые ориентиры экспортно-импортной политики.

Помощник президента Виктор Иванов, отвечающий за кадровую политику, выступил на расширенной коллегии Федеральной таможенной службы с большой речью, посвященной макроэкономическим вопросам. С какими-то положениями этого выступления трудно не согласиться, например, с тем, что «не всегда действующие тарифы отвечают интересам бизнеса». Гораздо больше вопросов вызывают предположения о том, что «задачей ФТС является поддержка высокотехнологичных отраслей в России, с одной стороны, а также качественное регулирование сырьевого экспорта, с другой». И наконец, когда помощник президента начинает называть конкретные примеры неправильно установленных пошлин (а г-н Иванов высказался по лесу, древесно-стружечным плитам, авиадвигателям и самолетам в целом) — это порождает законную тревогу: не является ли это скрытым намеком на вполне конкретные интересы? Однако вопрос вопросов не в этом.

А в том, с какой стати помощник президента, отвечающий за кадровую политику, решил выступить по проблематике, которая никоим образом не касается его служебных обязанностей и полномочий.

Таможня — это структура двойного подчинения. Как силовая служба она была всегда президентской, однако все, что касалось экономического регулирования внешнеторговой деятельности, находилось в ведении правительства. Политику экспортных и импортных тарифов разрабатывает МЭРТ, а затем согласовывает на заседаниях правительства с заинтересованными ведомствами. Когда Михаил Фрадков только стал премьером, а глава его аппарата Дмитрий Козак пытался заниматься административной реформой, таможня была отнесена к сфере ответственности лично председателя правительства. Это стало поводом для столкновения между Фрадковым и Грефом, считавшим, что ставить задачи таможне должно его ведомство. В любом случае помощника президента по кадровой политике в этом раскладе не было. Поэтому экономические рассуждения Иванова на коллегии ФТС выглядят странно. И объяснять их только тем, что помощник президента в мягкой форме решил довести до таможенников свои пожелания относительно пошлин на отдельные виды продукции, наверное, нельзя.

Но этим странности российской политики не ограничиваются. В конце января и в начале этой недели премьер Фрадков посетил расширенные коллегии ФСБ и МВД. Тут ситуация прямо противоположная. Как известно, силовые структуры в России, формально являясь частью правительства, в действительности подчинены напрямую президенту. И находятся вне сферы компетенции председателя правительства. Именно в президентской администрации решаются и кадровые вопросы. На обеих коллегиях Фрадков говорил об одном и том же — в мягкой форме предостерегал силовиков от вмешательства в экономику. По слухам, в ФСБ даже могут упразднить знаменитую Службу экономической безопасности, которая в первый срок правления Путина возглавлялась генералом Заостровцевым и, как считается в бизнес-кругах, стала штабом по разработке операций против ЮКОСа и «укрощения» бизнеса в целом.

В принципе, мысли, сформулированные Фрадковым, можно было бы счесть позитивным сигналом. Но при одном условии — будь они высказаны президентом Путиным.

Ведь даже в смысле строго формальной аппаратной иерархии соображения Фрадкова никоим образом не являются для руководства ФСБ и МВД директивой или установкой. Наоборот, лишь усиливают неопределенность: а что думает Путин? И почему он не приехал? (В прежние годы президент никогда не пропускал коллегию ФСБ уж точно!) То же самое и в случае Виктора Иванова. Что должны думать таможенники, выслушивая его соображения по режиму внешнеторговой деятельности и НДС? Действовать-то они должны на основании формальных документов, утвержденных правительством. Которые, как им объяснил их новый «куратор», неправильные и не отвечают интересам государства и бизнеса.

Усиление аппаратной борьбы в большой путинской администрации — вполне очевидный факт. Границы зон влияния размыты, силовики пытаются расширить свое влияние в экономической политике, правительство несмело отбивается.

В целом проблема в том, что кадрово-силовой блок внутренней политики президента Путина, который курируют Игорь Сечин и Виктор Иванов, ориентирован на установление контроля над основными финансовыми и экономическими ресурсами, в то время как собственно экономическому крылу путинской администрации (правительству) поручено трудиться в прежнем режиме над удвоением ВВП и экономическим прогрессом. Однако эти две задачи приходят в достаточно острое противоречие. И в последнее время представители экономического крыла выступают со все более жесткой критикой политики, формируемой и проводимой из коридоров президентской администрации (ее критиковали советник Илларионов, министр экономического развития Греф, сегодня в интервью «Времени новостей» к ним присоединился и заместитель Грефа Андрей Шаронов, вполне откровенно осудивший политику Кремля в отношении ЮКОСа).

И создается впечатление, что президент Путин уже не в состоянии справиться с разболтавшейся от внутреннего напряжения административной системой.

Во всяком случае более чем странная «рокировочка», когда глава экономических ведомств отправляется со своими идеями к не подотчетным ему силовикам, а куратор силовиков формулирует новые идеи в сфере экономической политики на коллегии таможни, свидетельствует о том, что в управлении «крыльями» у президента Путина возникли определенные проблемы. Крылья не машутся. Точнее, они машут в собственном разном режиме и в разных направлениях.