Карнеги для Путина

«Газета.Ru» 12.11.2004, 16:07

Регулярность внешнеполитических проколов Кремля связана в том числе и с тем, что новая администрация уже давно не встречает серьезного сопротивления внутри страны

Прямохождение, ставшее важным этапом в становлении сравнительно окончательного, с точки зрения эволюции, вида — человека, в других процессах оказывается не столь видимым признаком цивилизации. Особенно если это касается областей, в наибольшей степени требующих не только прямых, но и различных обходных способов. Речь, понятно, идет, в первую очередь, о политике и политиках.

Спешно организованный и явно незапланированный визит российского президента на Украину, возможно, даст ответ на вопрос, который должен интересовать не столько украинцев, сколько граждан России: что для Владимира Путина важнее — отстаивание во что бы то ни стало однажды принятого решения (поддержка Януковича) или политическая гибкость с учетом складывающейся ситуации (вариант сотрудничества с Ющенко). Во внутрироссийской практике гибкостью, как, впрочем, и реальной политикой, уже и не пахнет, теперь стоит посмотреть, что происходит во внешних взаимоотношениях.

Участие России в выборах президента Украины отличается от аналогичного опыта в Абхазии только масштабом проблемы, созданной трудом кремлевских политиков. Изначально и победа Януковича, и победа Ющенко в равной степени оставляла России простор для политического маневра и диалога с победителем. Надо-то было всего ничего — отказаться от явного и бесцеремонного вмешательства в соседские дела и поддерживать контакты со всеми серьезными игроками. Однако решено было действовать по-другому: российская власть и ее самый главный начальник — Владимир Путин — всеми доступными им ресурсами выступили на стороне Виктора Януковича.

Ставка не сыграла. Шансы кандидата украинской «партии власти» на победу во втором туре не так велики. Вполне возможно, что к концу ноября на Украине появится новый президент, отношения с которым придется налаживать явно не с чистого листа.

Аналогичный опыт у Кремля уже есть. В 2003 году, перед выборами в Грузии, представители антишеварднадзевской коалиции приезжали в Москву, чтобы установить контакты с российскими властями. С эмиссарами оппозиции и разговаривать никто не стал. Через несколько недель Москва была поставлена перед необходимостью налаживать отношения с новыми властями республики. И делать это было ой как непросто. Регулярность внешнеполитических проколов связана не с тем, что в Кремле воспринимают СНГ как свою вотчину, с которой можно и не церемониться. Проблема гораздо глубже.

Администрация Путина уже давно не встречает серьезного сопротивления внутри страны. Население в любой момент можно убедить в том, что все делается правильно. Политических оппонентов нет. Независимых влиятельных СМИ тоже нет. Непогрешимость власти уже давно стала практически аксиомой.

Шальной воздух свободы уже со многими сыграл злую шутку. Кремлевская администрация не исключение. Из арсенала ее приемов уже давно исчезли необходимые для реальной политики гибкость и тонкий политический расчет.

Аналитические продукты, поступающие на самые главные столы, составляются исходя из сугубо чиновной логики: главное — чтобы доложенное не рассердило начальство. Даже если Путин или кто-то из его команды и допускает ошибки — их если и исправляют, то уж точно не признают. Лучший способ действия — давление, любимый тон — крик или зловещий шепот, самое короткое расстояние между тремя точками — все равно прямая.

И вот этот внутриполитический опыт все чаще переносится на отношения с соседними странами. В случае с Украиной официальная Москва, видимо, даже и не могла представить себе, что административный ресурс может не сработать. Кремлевским экспертам и в голову не приходило, что обращение Владимира Путина к населению может быть воспринято неодобрительно теми самыми избирателями, на которых оно и было рассчитано. Исходили-то, прежде всего, из своего, глубоко российского опыта.

Украинский провал должен многому научить российские власти. Например, признавать свои промахи. Или научиться налаживать разрушенные отношения.

В общем, придется вспомнить законы Карнеги — в той его части, где даются рекомендации о том, «как заводить новых друзей и не терять старых». А если гражданам России очень повезет, то, возможно, часть новообретенного опыта будет распространена и на них.