Пиар на инвестициях

«Газета.Ru» 26.07.2004, 16:39

Экслюзивные сделки крупных корпораций с администрациями авторитарных режимов превращают эти корпорации в агентов влияния этих режимов.

Эксперты и комментаторы наперебой обсуждают очередной российский парадокс: с одной стороны, деловые элиты в России и на Западе откровенно шокированы поведением российских властей в «деле ЮКОСа», а с другой — прошедшая неделя принесла весть о двух крупных инвестиционных сделках.

Американская нефтгазовая компания ConocoFillips собирается купить госпакет в 7,59% нефтяной компании «ЛУКойл», а затем еще и увеличить свою долю за счет покупки части акций менеджмента «ЛУКойла». А германский концерн «Сименс» получит 71% акций машиностроительной компании «Силовые машины», принадлежащей холдингу «Интеррос» Владимира Потанина и Михаила Прохорова. Этот пакет передается совместному предприятию, которым немцы будут управлять. Доля «Сименса» в совместном предприятии составит 50% минус одна акция.

Обе сделки совершаются при прямом посредничестве первых лиц российского государства. Руководителей ConocoFillips и «ЛУКойла» Джеймса Мальву и Вагита Алекперова в Сочи усадил за стол переговоров лично Владимир Путин. А вице-президент «Сименса» Клаус Кляйнфельд перед политическим одобрением сделки Кремлем один на один встретился с премьером Михаилом Фрадковым и двумя министрами — Германом Грефом и Виктором Христенко.

И это многое объясняет. Ведь обе сделки нельзя назвать в прямом смысле рыночными. В значительной степени они являются политическими и демонстрируют принципиально новую ситуацию в России и новый статус российской экономики.

Политические, причем личные гарантии первых лиц государства теперь — необходимое условие всякой крупной инвестиции в как бы рыночную экономику России.

И действительно, топ-менеджмент такого глобального бизнес-гиганта, как Siemens, наверное, выглядел бы легкомысленным и несерьезным, если бы решился приобретать что-нибудь у Владимира Потанина, не заручившись гарантиями президента. На протяжении последнего года путинские ястребы несколько раз «намекали» владельцу «Интерроса», что его империя может быть разрушена в любой момент. А как только информация о готовящейся сделке проникла в печать, появилась утечка, что, мол, президент схему сделки не одобряет. И вот после еще одной серии консультаций руководства Siemens с высокими чиновниками сделка счастливо завершена.

Речь идет о становлении принципиально нового инвестиционного режима. Как это бывает в слаборазвитых странах, формальные юридические процедуры не являются здесь гарантией легальности сделки. Чего стоит хотя бы история «Сибнефти», владельцам которой удалось в легкую при помощи судов вернуть себе полный контроль над компанией, которую они вроде бы продали ЮКОСу и за которую получили $3 млрд.

Гарантией инвестиции могут быть только личные гарантии тех, кто контролирует государственную бюрократию, силовые структуры и номинальное правосудие.

Это значит, что и российские собственники, и иностранные инвесторы признают ограниченный характер частной собственности в России. Любая крупная собственность в условиях созданного правового режима находится, как демонстрирует «дело ЮКОСа», под угрозой экспроприации. А потому и не является в полном смысле собственностью: номинальный собственник может распоряжаться ей лишь при условии полной политической лояльности Путину и выстраиваемой им авторитарно-бюрократической системе.

Мировые гиганты, привыкшие работать в странах с разными инвестиционными и правовыми режимами, вполне могут позволить себе подобные эксклюзивные политические сделки. Есть в них свой интерес и у Владимира Путина.

Фактически подобные сделки есть род концессии.

Иностранные концерны смогут извлекать прибыль из своих инвестиций, однако вряд ли могут и станут рассматривать себя как полноправных владельцев бизнеса. Например, им вряд ли дадут без согласия Кремля свободно перепродать свою долю. Условия же ведения бизнеса и фактический режим налогообложения также будут, скорее всего, оформлены в виде индивидуального соглашения и тем застрахованы от рисков, связанных с состоянием общей правовой среды.

И наконец, еще одно, очень важное. Подобные эксклюзивные сделки, заключаемые крупнейшими корпорациями с администрациями авторитарных режимов, превращают эти корпорации в агентов влияния таких режимов. Принятый в сочинской резиденции российского президента г-н Мальва должен нести Америке благую весть о путинской России, о том, что инвестициям там ничего не угрожает, о надежности и выгодности партнерства.

Все это — такое же непременное условие политической бизнес-сделки, как гарантии особого правового режима и отказ иностранной корпорации от публичного лоббизма и внимания к вопросам инфраструктуры.