22 ноября 2014 02:59

ЦБ USD 45.7926 (-0.9121); EUR 57.4377 (-1.1440)

Москва: -8...-6 °С

18+

АВТОРЫФедор Лукьянов

Урегулирование на халяву

Край Косово вновь в центре всеобщего внимания. Вашингтон и его европейские союзники подготовили новый, теперь уже последний проект резолюции Совета Безопасности ООН по косовской проблеме, согласно которой решение откладывается на четыре месяца. Предполагается, что за это время сербы и албанцы, как того требует Россия, снова попытаются договориться. Если же компромисса не случится, то тогда мирный план будет навязан извне.

Согласись Москва на такой сценарий, дальнейшее развитие событий очевидно. За отведенный срок сдвигов не произойдет. Мировое сообщество с чистой совестью умоет руки - мы сделали, что могли. После этого косовары фактически провозглашают независимость, а США и ЕС ее признают, пуская в действие план Ахтисаари по управлению и стабилизации в крае. При этом и Вашингтон, и европейские столицы настаивают, что действуют в строгом соответствии с резолюцией СБ ООН, ибо никакого нового документа больше не нужно. Подобный ход событий повторит то, что было в 1999 году: по версии НАТО, военная акция против Югославии была осуществлена на основе принятой несколькими месяцами ранее ооновской резолюции. Россия до сих пор убеждена, что та резолюция никаких бомбардировок не предусматривала. Трудно предположить, что Москва этого не понимает, поэтому новый проект постигнет та же участь, что и предыдущие.

Международная ситуация вокруг Косова представляется довольно абсурдной. Начать с того, что главными противостоящими сторонами в этой коллизии выступают Россия и США, две державы, которые по большому счету серьезных интересов в данном регионе не имеют.

А Европейский союз, которому придется расхлебывать плоды блистательной дипломатии на Балканах, в панике мечется между Москвой и Вашингтоном.

Выступая десять дней назад в Тиране, президент Буш эффектно заявил о том, что пришло время дать Косову независимость. По-человечески американского лидера можно понять: так, как его принимали в Албании, его давно не принимают нигде, и, судя по всему, уже никогда принимать и не будут. Однако прозрачное указание на возможность одностороннего признания косовского суверенитета (на это ранее намекали и менее высокопоставленные представители США) переполошило европейцев.

Евросоюз - крайне специфическая организация, в основе которой - совокупность большого количества юридических норм и правил. Общеевропейская идентичность в той степени, в какой она существует, строится на праве. Его неукоснительное соблюдение позволяет функционировать почти трем десяткам крайне разнородных государств. В силу этой особенности ЕС органически не может делать что-либо без правового обоснования, каковым в обсуждаемом случае является резолюция Совета Безопасности ООН. Суверенная держава может просто взять и признать кого-то. А Европейский союз парализован, если у него нет бесспорной легитимации.

Европе резолюция по Косову нужна как воздух, но что сделать, чтобы ее получить, в Старом Свете не знают.

Проблема, как представляется, в том, что западные, прежде всего европейские, страны хотят получить нужный результат, грубо говоря, «на халяву». Позиция Москвы, если очистить ее от дипломатических наслоений, проста: договоритесь с Белградом, и мы не будем возражать. Министр иностранных дел Сергей Лавров не раз говорил о том, что Россия не собирается быть «большими сербами, чем сами сербы».

Понятно, что добиться согласия (в какой-либо форме) Сербии на отторжение одной из исторических провинций - задача очень нелегкая. В то же время ни у кого, в том числе и в Белграде, нет иллюзий того, что Косово действительно можно вернуть. Поэтому вопрос, сколь ни цинично это звучит, - в цене, которую Запад может предложить за избавление от серьезной головной боли. В чем будет номинирована эта цена - в гарантиях остающимся и переселяющимся сербам, деньгах, статусе (какая-то форма сближения с ЕС) или во всем одновременно - предмет переговоров. Понятно, что она должна быть достаточно существенной, чтобы сербские власти имели весомые пропагандистские аргументы для собственных сограждан.

Заявления о том, что национальной гордостью (одни) и принципами (другие) не торгуют, не выдерживают проверки даже самой недавней историей. Ровно шесть лет назад, в конце июня 2001 года, экс-президент Югославии Слободан Милошевич был депортирован в Гаагский трибунал за день до начала в Брюсселе международной конференции доноров, которая должна была одобрить выделение Белграду пакета помощи на 1,25 миллиардов долларов. Цинизм и крайне неприглядный характер такого рода сделки был очевиден, как и отсутствие у сербских властей альтернативы.

Однако сейчас Европейский союз и США рассчитывают обойтись без крупных финансовых и интеллектуальных инвестиций.

Мол, Косово и так уже де-факто отделилось, что толку упираться, давайте закроем эту надоевшую всем тему. Так, скорее всего, не получится, поскольку теперь уже многие и в Европе понимают: создание прецедента отделения территории без согласия государства, под юрисдикцией которого она находится, - вещь весьма опасная.

Ключевой является, конечно, позиция России, и западные дипломаты выдвигают различные версии ее мотивов. Как правило, все рассуждают о желании Москвы продемонстрировать силу и влияние, а также опасаются того, что Россия будет настаивать на прецедентности косовского случая. Относительно последнего американские дипломаты уже несколько раз говорили, что они этого не допустят.

Вообще-то, пока Москва делает все возможное для того, чтобы такого прецедента не возникло. Причем ей он, судя по всему, в самом деле не нужен. Признание Косова, в особенности вопреки желанию Белграда, увеличит давление на российское руководство представителей непризнанных государств (Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья), а также их союзников в российской политике.

В предвыборный год Кремлю совершенно ни к чему усиление неконтролируемых сверху реваншистских настроений на электоральном поле.

К тому же возникает проблема Карабаха. К нему гипотетический косовский прецедент тоже применим. Однако, учитывая особое ныне значение Азербайджана, карабахские устремления Москва воспринимает иначе, чем, скажем, абхазские. В косовской проблеме, как в зеркале, отражаются сбои, которые дает мировая дипломатия. При всей сложности и болезненности проблемы, такого рода коллизий в истории было очень много. Испокон веку великие державы, поторговавшись, заключали некоторую сделку, которая в большей или меньшей степени учитывала интересы собственно конфликтующих сторон. Кстати, в кемп-дэвидских соглашениях по Ближнему Востоку конца 1970-х годов говорилось: палестинцы имеют право принять участие в решении своей судьбы. То есть имелось в виду, что решать-то ее будут не они.

В случае с Косовым, как это ни трагично с точки зрения истории и гуманитарных аспектов, стоит вопрос цены.

Одна сторона должна проявить готовность ее заплатить. А другая, соответственно, принять плату.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal
  • Комментарии

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

[an error occurred while processing this directive]
РАНЕЕ:




/nm2012/ssi/right_stuff/else.shtml

Читайте также


5 самых смешных новых сериалов


«Божоле Нуво пить легко, но утром невозможно поднять голову»


Какую шубу вам нужно купить


Вилкой в Glass


Чем заняться в кризис


Депутаты против пиратов


17 нехороших вещей, которым Карлсон учит наших детей


Что можно сделать из любви и страха


Почему вам нужно срочно уехать в Швейцарию


Интернет на крыльях