Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Бюрократ режет аппарат

Правительство сокращает штаты и ликвидирует ведомства

Петр Орехин, Юлия Калачихина 11.02.2016, 00:02
Кадр из мультфильма «Мистер Твистер» (1963) Союзмультфильм
Кадр из мультфильма «Мистер Твистер» (1963)

Сокращение штатов и ликвидация ведомств — так начался год для правительства. Число органов исполнительной власти будет уменьшаться и дальше. Наиболее вероятные кандидаты на выбывание — территориальные министерства и Росреестр. Впрочем, не факт, что новый виток административной реформы приведет к сокращению армии чиновников и бюджетных расходов — несмотря на традиционные обещания сократить госслужащих, их численность, а также траты на содержание неуклонно растут.

Минус 10%

Только в феврале под административную реформу попали сразу несколько ведомств. В частности, внутри Минфина объединили Федеральную службу финансово-бюджетного надзора (Росфиннадзор) и Федеральное казначейство. Это, по словам представителя Минфина, «даст сокращение чиновников». Кроме того, было упразднено Федеральное агентство по обустройству государственной границы (Росграница), чьи функции отошли Минтрансу.

Один из резонов для ликвидации Росфиннадзора и Росграницы — это экономия бюджетных средств. «Тем самым мы сможем также сократить государственный аппарат, что на самом деле в сегодняшних условиях нелишне», — считает премьер-министр Дмитрий Медведев.

«Сегодняшние условия» — это, пожалуй, главное отличие текущего этапа административной реформы от того, что происходило раньше. Минфин ищет любые способы сокращения расходов и подстегивает вялотекущие изменения в госаппарате.

В конце прошлого года Дмитрий Медведев подписал постановление о сокращении численности гражданских госслужащих на 10% с 1 января 2016 года. «Нам необходим компактный аппарат, — сказал он. — Проблема заключается в том, что аппарат имеет свойство эластичности. Если не следить за его размером, то он расширяется».

Сокращения коснутся центральных аппаратов и территориальных органов федеральных министерств, а также федеральных служб и агентств, подведомственных правительству.

Ведомства пошли по обычному в таких случаях пути — порезали незанятые вакансии и не стали продлевать трудовые договоры с пенсионерами. Резервы здесь были: по данным Росстата на январь--сентябрь 2015 года, штаты в центральных аппаратах федеральных органов исполнительной власти были укомплектованы на 84,1%.

Часть министров, выйдя на работу после январских каникул, отчитались о выполнении поставленной задачи. «Мы сократили 10% численности министерства, оно стало более компактно», — заявил министр связи Николай Никифоров. Министр образования Дмитрий Ливанов говорил, что сократит «где-то» 30 вакансий и «35–37 сотрудников».

Заместитель министра обороны Николай Панков пояснил, что «у нас будет десятипроцентное сокращение одной категории личного состава — федеральные государственные гражданские служащие», по которым «мы обойдемся вакантными должностями», и «ни один военнослужащий, никто из гражданского персонала лишь потому, что надо сократить, сокращен не будет».

Хотя можно и не сокращать

Впрочем, отдельным ведомствам разрешат не сокращаться. «Министерства могут сократить численность внутри своих подразделений на 3%, 5%, а могут вообще полностью убрать ненужный, на их взгляд, департамент, агентство. Но если ведомство эффективное, от него никто не будет требовать сокращения штата», — пояснил «Газете.Ru» источник в правительстве.

Примером такого эффективного ведомства можно считать Федеральную налоговую службу. ФНС увеличила в прошлом году поступления в бюджет — за 11 месяцев 2015 года они выросли на 10%, до 12,5 трлн руб., при этом федеральный бюджет получил больше на 11,4% (6,3 трлн руб.).

ФНС становится в «сегодняшних условиях» ключевым ведомством, от которого зависит благополучие госказны и кабинета министров. По этой причине ей и Минфину (как курирующему налоговиков министерству) передали в январе контроль над Федеральной таможенной службой и Росалкогольрегулированием. ФНС замкнет на себя фискальные функции этих служб. Налоговики теперь будут отвечать и за сбор страховых взносов в Пенсионный фонд и Фонд обязательного медицинского страхования.

Росалкогольрегулирование, вероятнее всего, уже в ближайшее время прекратит свое существование, говорят источники «Газеты.Ru». Таможня продолжит работать, но уже по-новому.

«ФТС забыла, что перед ними в первую очередь стоят экономические задачи, а не правоохранительные. Поэтому часть их функционала отдали Минфину», — поясняет еще один собеседник «Газеты.Ru» в аппарате правительства.

Кто следующий?

В этой же «околобюджетной» логике административная реформа будет проходить и дальше. Наиболее вероятные кандидаты на выбывание — это кто-то из пары территориальных министерств — Минвостокразвития и Минкавказ. Напомним, что в прошлом году было упразднено Министерство по делам Крыма, просуществовавшее немногим более года. При этом возглавлял его Олег Савельев — один из критиков создания региональных министерств.

Собеседники «Газеты.Ru» уверяют, что дальнейшего тиражирования территориальных министерств точно не будет — возможна только их ликвидация, хотя «оформленного решения ни по одному из них нет». Больше шансов на выживание у дальневосточного ведомства, поскольку отвечающий за него вице-премьер Юрий Трутнев активнее в плане разработки инструментов развития региона. Часть функций Минкавказа может выполнять уже существующая Корпорация по развитию Северного Кавказа. В 2014 году было упразднено Министерство регионального развития. Полномочия Минрегиона и Минкрыма были в основном переданы Минэкономразвития.

Впрочем, и само МЭР находится в зоне риска. Его постоянное соперничество с Минфином периодически порождает слухи о слиянии ведомств (на базе Минфина, естественно). Пока Дмитрий Медведев и Владимир Путин против слияния «экономики и финансов».

«На моей памяти, когда я был в разных должностях, эту тему неоднократно предлагали высшим должностным лицам, по слиянию Минфина и Минэкономразвития. Эта идея ни разу не была поддержана. Как-то, выступая на коллегии Минэкономразвития, я сказал: не волнуйтесь, мы пока таких решений не предлагаем по простой причине — у государства должно быть два экономических ока, одно — Минфин, второе — Минэкономразвития. Только такой подход образует стереозрение, в противном случае мы будем иметь только одну точку зрения», — говорил в ноябре Дмитрий Медведев.

Но главе МЭР Алексею Улюкаеву есть над чем задуматься.

В феврале первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил о необходимости более тесной координации Минфина и Минэкономразвития. Последнему он предложил оптимизировать структуру.

«Научиться работать эффективнее с меньшим числом людей можно. Я не к тому, чтобы кого-то выгнать на улицу. Но вы можете сократить число заместителей министра, сократить департаменты», — сказал он на коллегии МЭР.

«Министерства в публичном поле смягчили друг на друга нападки. Но закрытая конфронтация продолжается. Минфин и МЭР должны научиться работать вместе на уровне замминистров, директоров департаментов, чтобы начать уже генерировать какой-то совместный продукт, направленный на рост экономики. Пока же они остаются в своих повестках», — говорит собеседник «Газеты.Ru» в правительстве.

Еще одной жертвой может стать Росреестр. Его сотрудники, по словам Шувалова, должны быть изолированы от прямого обращения с гражданами, а чрезмерный интерес чиновников к работе именно в этой структуре вызывает подозрение. «Силовики уже получили соответствующий сигнал», — говорит источник.

Вероятно, не удастся избежать перетряски и силовому блоку. В 2014 году уже были упразднены Рособоронзаказ и Рособоронпоставка, постоянно обсуждается вопрос ликвидации Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

Чиновников станет больше

«Неважно, сколько в итоге останется министерств и ведомств — должно сократиться количество жалоб от людей и бизнеса», — формулирует федеральный чиновник главную идею текущей реорганизации. Среди ее общих задач — сокращение неэффективных расходов, приведение всех административных процедур в электронный протокол, перевод части чиновников в госкорпорации, передача полномочий на местный уровень.

Однако проблема нынешнего этапа административной реформы (она идет с 2003 года, в ее рамках были, в частности, разграничены функции министерств, служб и агентств, а также внедрены электронные сервисы и начата реализация концепции «открытого правительства») заключается в том, что у нее, по сути, нет четкого плана или хотя бы концепции.

«Концепция снижения административных барьеров и повышения доступности государственных услуг на 2011–2013 годы» утратила свою актуальность, и единственным установочным документом является майский указ президента (подписан 7 мая 2012 года) «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления».

Владимир Путин давал поручение правительству представить предложения по оптимизации контрольно-надзорных органов до конца прошлого года, но этого так и не произошло.

«Первый подход к снаряду у нас успехом не увенчался. Надеемся, что второй подход к снаряду приведет к тому, что этот вес будет взят», — говорил в декабре прошлого года помощник президента Андрей Белоусов. По оценке Минэкономразвития, бизнес теряет порядка 790 млрд руб. в год только на заполнении различных форм отчетности.

«Вес» планируется взять до 1 июля этого года, но пока очередная комиссия по административной реформе во главе с вице-премьером Сергеем Приходько пытается что-то придумать, процесс идет своим чередом.

Причем совершенно не очевидно, что новый виток административной реформы приведет к сокращению армии чиновников и бюджетных расходов. За десять лет, с 2003 по 2013 год, общая численность работников госорганов и органов местного самоуправления выросла с 1,3 млн до 1,6 млн человек. В частности, численность работников, замещающих государственные должности и должности гражданской службы в органах госвласти, за этот же период увеличилась почти на 120 тыс.

Что характерно, в 2015 году, несмотря на кризис, зарплата работников центральных аппаратов федеральных ведомств не снижалась, а росла. По данным Росстата, среднемесячная начисленная заработная плата гражданских служащих в январе — сентябре (более свежих данных пока нет) составила 100,1 тыс. руб., что на 3,8% больше, чем в январе — сентябре 2014 года.

Выросли зарплаты не только у сотрудников периферийных служб и агентств, но и у главного адепта теории бюджетной экономии — Министерства финансов. Сотрудники ведомства в среднем получали 107,5 тыс. руб. в месяц, что на 12,4% выше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.