Кто может покинуть правительство

«У украинцев есть иммунитет к обнищанию»

Украине можно не платить по долгам, главное — слушаться МВФ

Петр Орехин 16.06.2015, 19:54
Раздача продовольственных пайков Андрей Стенин/РИА «Новости»
Раздача продовольственных пайков

Украина, вполне вероятно, в ближайшее время объявит мораторий на выплату по долгам частным кредиторам. Договориться с ними не получается, но МВФ дал понять, что, несмотря на это, не прекратит кредитовать Киев. Для фонда важнее, чтобы украинские власти продолжали выполнять программу реформ, которая в сочетании с конфликтом в Донбассе скорее убивает, чем лечит.

Украина предложила частным кредиторам списать 40% номинальной стоимости своих облигаций, сообщают The Wall Street Journal и Bloomberg. Комитет держателей украинских облигаций (объединяет Franklin Templeton, BTG Pactual Europe, TCW Investment Management и T.Rowe Price Associates, которым принадлежат бумаги на $8,9 млрд) не согласился с такой инициативой. Но и Киев не устраивает встречное предложение кредиторов – продлить срок погашения гособлигаций до 2025 года и снизить процентные выплаты.

Можно не платить

Стороны будут продолжать искать компромисс, но теперь он не так уж и нужен Украине. Если раньше представители Международного валютного фонда (МВФ) увязывали выделение очередного транша из кредитной программы в $17,5 млрд с необходимостью реструктуризировать долг перед частными кредиторами, то сейчас фонд готов дать деньги просто так.

«Если переговоры с кредиторами закончатся безрезультатно и страна решит, что не может обслуживать свои долги, МВФ сможет кредитовать Украину», — заявила глава МВФ Кристин Лагард.

Ранее Украина приняла закон о праве вводить мораторий на выплаты по частным долгам. Министр финансов Наталия Яресько в интервью «Зеркалу недели» сказала, что реструктуризация долга не является необходимым условием для получения очередного транша от МВФ. По ее словам, дефолт осложнит выход страны на международные рынки заимствований, но никак не отразится на жизни простых украинцев. «Для народа это не негатив, это не повлияет на его жизнь», — уверена она.

Премьер-министр Украины Арсений Яценюк, который на прошлой неделе провел переговоры в США с представителями МВФ и американской администрации, заявил, что Украина тратит на обслуживание внешнего и внутреннего долга так же много, как и на оборону. «Этого не может позволить бюджет», — заметил Яценюк.

Под угрозой находится и выполнение Украиной обязательств перед Россией, которой она должна вернуть в этом году $3 млрд.

Российский долг попал под закон о моратории, и хотя он, очевидно, является государственным, никто в МВФ не будет возражать, если Киев пустит его под откос вместе с «частниками». Ближайшая купонная выплата на $75 млн должна пройти 20 июня, и если она не будет осуществлена, то это будет означать дефолт. Но, повторим, это, вероятнее всего, уже никак не повлияет на выделение МВФ денег Украине.

Трагическое противоречие

Для МВФ и западных стран гораздо важнее на настоящий момент, чтобы Киев выполнял взятые на себя обязательства по реформам.

Суть реформ простая – это оздоровление финансового сектора, бюджетная экономия, сокращение регулятивных и контрольных функций государства, приватизация, структурные реформы (прежде всего, либерализация рынка труда и модернизация пенсионных обязательств, включающая повышение пенсионного возраста).

В идеале на выходе должна получиться компактная, конкурентоспособная экономика, в которой остались преимущественно эффективные предприятия, госсектор охватывает только жизненно необходимые сферы, условия функционирования бизнеса максимально благоприятные.

Все это обеспечивает приток инвестиций и устойчивый рост, а главное, позволяет стране выплачивать долг перед фондом.

Цель МВФ – помочь стране пережить трудности с платежами, которые касаются экспорта, импорта и платежного баланса, поясняет аналитик Международного центра перспективных исследований Александр Желудь.
«Украина должна жить по средствам, а для этого обязана сократить расходы и в дальнейшем расплатиться с фондом», – подчеркивает эксперт.

«МВФ простая организация. Они дают деньги на решение временных проблем, но они хотят получить их обратно, поэтому и выдвигают свои условия», — соглашается директор Института экономики РАН Руслан Гринберг.

Но у программ МВФ есть один существенный недостаток — они ведут к сокращению и без того низкой покупательной способности людей, говорит Гринберг. Александр Желудь отмечает, что де-факто МВФ не заинтересован в развитии экономики страны, поэтому такой подход приводит к сокращению потребления и, как результат, к падению ВВП.

Этот тезис наглядно иллюстрируется примером Греции. Страна вошла в кризис в 2008 году с объемом госдолга на уровне 120% ВВП, а спад экономики составил лишь 0,4% (данные Евростата). Но приняв помощь МВФ и ЕС, страна еще пять лет пребывала в рецессии, пик которой был достигнут в 2011 году, когда падение ВВП составило 8,9%. По итогам прошлого года экономика выросла на 0,8%. Госдолг же на сегодня составляет 315,5 млрд евро, или 176% ВВП.

Положение населения с 2008 года катастрофически ухудшилось. По словам греческого экономиста Наполеона Маравегиаса, «средняя греческая семья потеряла более 40% своего дохода за время кризиса, некоторые семьи даже больше» (его цитирует Euronews). Без работы уже несколько лет находится свыше четверти греков.

Украинский сценарий

Киев сегодня идет проторенной Грецией дорогой. Реформы запланированы во всех секторах, и масштаб планов впечатляет. Проблема все та же – падение уровня жизни населения.

Одним из ключевых условий предоставления кредитов было повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги и газ. Их уровень вырос с 1 апреля от нескольких процентов до примерно трех раз (стоимость газа увеличилась на 285%). Дорожают вода и электроэнергия.

По словам замминистра финансов Артема Шевалева, тарифы продолжат расти еще два года, пока не сравняются «с рыночным уровнем», и «это будет серьезным облегчением для бюджета». Вместо субсидирования тарифов в бюджете в этом году заложено 24,5 млрд гривен на компенсации малоимущим гражданам, но хватит ли их всем нуждающимся — неизвестно.

По оценке министра социальной политики Украины Павла Розенко (его цитирует агентство «Лигабизнесинформ»), к концу года число обратившихся за субсидиями семей может увеличиться до 4 млн (численность населения Украины около 43 млн человек). Это значит, что каждой семье может достаться по 6 тыс. гривен. Впрочем, порядок получения субсидии сложный, бюрократическая машина работает медленно. Из примерно 900 тыс. обратившихся в органы соцзащиты госпомощь была назначена только 346 тыс. Власти обещают вскоре упростить порядок оформления субсидий.

Эти субсидии для многих просто последний шанс на выживание, ведь рост тарифов идет «в пакете» с упавшей почти в три раза гривной, взлетом потребительских цен (по информации Госстата Украины, они увеличились по итогам мая на 58,4%) и замороженными зарплатами, пенсиями и соцвыплатами. По данным статведомства, средняя зарплата в апреле этого года составила 3,9 тыс. гривен, что на 16,5% больше, чем в апреле прошлого года, но ее реальный уровень (с учетом инфляции) снизился на треть.

Министр финансов Наталия Яресько заявила, что в бюджете нет денег на индексацию соцвыплат. Между тем в первом квартале бюджет был профицитным (плюс 3,6 млрд гривен), но эти деньги идут на долги и войну. Она также подтвердила планы сократить 20% госслужащих до конца текущего года.

Нельзя не вспомнить и о том, что в прошлом году для населения вырос налог на вклады, был введен налог на пенсии свыше 3,6 тыс. гривен в месяц, а также полуторапроцентный «военный» сбор при купле-продаже валюты (отменен 11 июня этого года).

В то же время значительная часть реформ носит, безусловно, позитивный характер.

Во-первых, власти собираются резко сократить число налогов и снизить общую фискальную нагрузку. Во-вторых, есть задача избавиться от избыточного госрегулирования. Глава Государственной регуляторной службы Украины Ксения Ляпина считает, что разработанный ее ведомством план дерегуляции позволит бизнесу сэкономить 10 млрд гривен, которые «не будут потрачены на лишнюю отчетность, администрирование, платы за разрешения и тому подобное».

В-третьих — масштабная приватизация.

По данным украинского минэкономразвития, в стране 1,8 тыс госпредприятий. На их поддержку из бюджета тратится около 6% ВВП, поскольку 40% компаний убыточны.

Впрочем, у «большой распродажи» много противников, считающих, что сейчас реализация активов возможна лишь по заниженной стоимости, что выгодно инвесторам, но не государству.

Реформы идут и в других важнейших областях – здравоохранении, образовании, пенсионном обеспечении, силовых структурах – как правило, они направлены на перестройку систем по европейскому образцу, хотя пока все часто сводится к тем же сокращениям персонала или зарплат.

Военный фактор

Реформы идут уже около года, но никакого улучшения не видно. Напротив, все стало совсем плохо.

Если в прошлом году падение ВВП составило, по данным Госстата, 6,8% (без учета Крыма и зоны проведения АТО), то в первом квартале случился настоящий обвал – минус 17,6%. Вместе с 60-процентной инфляцией это настоящая катастрофа.

В целом по году ожидания все еще достаточно «оптимистичные» — правительство страны и международные институты прогнозируют спад в 5,5–9% (прогноз минэкономразвития – сокращение ВВП на 8,3% и инфляция 44,8%).

В ключевых отраслях – металлургии, машиностроении, угледобыче – падение также двузначное. Экспорт в первом квартале этого года упал с прошлогодних $14 млрд до $9,4 млрд. При этом впервые за много лет в структуре экспорта на первое место вышла сельхозпродукция, а металлургия оказалась второй – экспорт металлов упал на треть, до $2,6 млрд.

Причина всех этих бед в сочетании реформ с девальвацией гривны, конфликтом в Донбассе и разрывом отношений с Россией, на которую приходилась треть украинского экспорта. По оценке Национального института стратегических исследований, в 2014 году выручка от их экспорта в РФ снизилась в 2,4 раза, до $7 млрд. С учетом того, что Россия была ключевым потребителем машиностроительной продукции, прекращение выполнения контрактов (прежде всего в оборонной сфере) привело к остановке таких гигантов, как знаменитый «Южмаш». Кроме того, правительство собирается закрывать убыточные госпредприятия, в том числе угледобывающие шахты.

Конфликт в Донбассе привел к полной или частичной остановке промышленных предприятий региона (хотя заводы, принадлежащие Ринату Ахметову, худо-бедно работают и платят налоги в украинский бюджет). Некоторые объекты физически разрушены, уничтожено много инфраструктуры (прежде всего транспортной). Экономическая блокада Киевом Донбасса усугубляет ситуацию. По экспертным оценкам, неподконтрольные территории давали примерно 15% ВВП и около четверти экспорта.

В общем, деиндустриализация сегодня вполне осязаемая перспектива.

Идущая с апреля прошлого года «антитеррористическая операция» и борьба с «российской агрессией» вынуждают власти тратить деньги на армию и ее оснащение. По подсчетам Александра Охрименко, главы Украинского аналитического центра, за январь — апрель расходы госбюджета на оборону выросли по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в 2,6 раза, а на соцзащиту и соцобеспечение сократились на 5%.

На настоящий момент военные расходы составляют около 5% ВВП. Президент Петр Порошенко в своем недавнем послании Верховной раде заявил, что и в следующем году объем трат на оборону и нацбезопасность не снизится.

А ведь есть еще около миллиона беженцев из зоны АТО, которых надо хотя бы минимально, но поддерживать.

Неудивительно, что, по данным опроса Центра социальных исследований «София», 61,8% опрошенных украинцев считают, что военный конфликт надо прекратить даже ценой отказа от некоторых районов Донбасса, а за продолжение войны лишь 22,9%.

Спасительная тень

Почему же украинцы не выходят на новые акции протеста, хотя ситуация в экономике критическая?

«У украинцев есть серьезный иммунитет к обнищанию, потому что в стране самая большая теневая экономика, едва ли не самая большая в мире на сегодняшний день. Это пока позволяет им держаться на плаву, но выдержат ли они дальнейшее затягивание поясов, неизвестно», — полагает Руслан Гринберг.

По оценке украинского минэкономразвития, в 2014 году в тени находилось 42% ВВП – это рекордный уровень с 2007 года (в 2013 году показатель составлял 35%).

С этого объема в бюджет не платились налоги. Причем невидимыми для государства были не только торговля, операции с недвижимостью и транспорт, где велика доля частных предпринимателей, но и добывающая и перерабатывающая промышленности. Ведомство отмечает, что показатель теневой экономики на уровне выше 40% характерен для стран Латинской Америки и Африки.

Двузначное падение ВВП в первом квартале этого года свидетельствует о продолжающемся перемещении экономики в тень. Об этом же говорит и относительно низкая безработица на уровне 10–11%. В той же Греции она доходила до 27,5%.

«На Украине долгое время действовал негласный договор общества с властью – мы выживаем как можем, а вы нас не трогаете. Виктор Янукович пострадал в том числе из-за того, что стал нарушать этот договор», — говорит вице-президент, руководитель украинского бюро Центра политических технологий Георгий Чижов.

«У нас нет информации о реальном положении многих украинцев: мы не знаем ни о фактических доходах, ни о фактических расходах», — признает глава минсоцполитики Павел Розенко.

Проблема такой конфигурации общественно-экономической жизни в том, что у правительства нет ресурсов для маневра, налоги сильно повышать нельзя, чтобы не добить остатки бизнеса, поэтому приходится сокращать расходы. Но все равно не получается долги возвращать, соцвыплаты индексировать, и минобороны со Службой безопасности финансировать.

Сейчас у украинских властей есть несколько сценариев, как действовать дальше. Первый – провести реформы МВФ как можно быстрее, чтобы поскорее запустить переформатированную экономику. Но осенью пройдут местные выборы, напоминает Георгий Чижов. Правительство и парламент постараются избежать совсем уж резких шагов. Однако чем дольше идет трансформация, тем ниже ее эффективность и выше цена для граждан.

Руслан Гринберг говорит, что нужно как можно быстрее найти баланс между программой МВФ и потребностями людей. «Тупое следование монетаристским рецептам чревато тем, что просто сменится правительство, придут популисты, но они тоже пойдут в МВФ и будут просить не так жестко обращаться с народом», — отмечает экономист.

Вариант второй – признать неверность выбранной политики в Донбассе, пойти на переговоры с непризнанными республиками и Россией, вернуться на ее рынок и, возможно, получить новый кредит от Москвы. Но это совсем невероятный сценарий, уверены эксперты. В то же время если конфликт в Донбассе не прекратится, то не помогут никакие реформы, ведь инвесторы не будут вкладывать деньги в воюющую страну.

Но даже при благоприятном развитии событий Украину ждут долгие годы восстановления. Губернатор Одессы, экс-президент Грузии Михаил Саакашвили подсчитал, что при темпах роста в 4% годовых стране понадобится двадцать лет для того, чтобы вернуться на уровень Виктора Януковича.