Санкции двойного назначения

Европа решает, как нанести максимальный ущерб российской экономике

Рустем Фаляхов, Александр Орлов, Владимир Тодоров 02.09.2014, 21:33
AP Photo/Lefteris Pitarakis

Еврокомиссия представила послам стран Евросоюза пакет предложений по введению новых санкций против России. В частности, предлагается ужесточить меры против российского финансового сектора и усилить санкции в отношении товаров двойного назначения. Одновременно Европа отказалась от идеи отключить Россию от системы международных расчетов SWIFT. Аналитики S&P констатируют, что пока санкции не отразились на крупных российских компаниях.

Еврокомиссия (ЕК) предлагает усилить режим санкций в отношении запрещенных к экспорту в Россию товаров двойного назначения, передает Reuters со ссылкой на дипломатические источники в Брюсселе.

«Нанести максимальный ущерб»

Ранее был введен запрет только для российских военных импортеров, теперь же предлагается распространить действие санкций и на гражданских пользователей.

Также комиссия предложила расширить запрет на экспорт в Россию высокотехнологичного энергетического оборудования, причем новые санкции будут касаться и соглашений по техобслуживанию. Помимо этого ЕК выступает с предложением ограничить доступ российских госкомпаний к рынку капитала ЕС и сократить сроки погашения долговых инструментов госбанков до 30 дней (сейчас 90 дней).

Из всех предложенных вариантов новых санкций против России наибольшую опасность для российской экономики представляет расширение запрета на экспорт товаров двойного назначения, отмечают эксперты.

«Понятие продукции двойного назначения весьма широкое, и туда можно включить довольно много пунктов. Спектр санкций в связи с этим может быть достаточно обширным. Все зависит от политической воли структур, принимающих решение»,

— рассказал «Газете.Ru» президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин.

Пока трудно оценить масштабы негативного влияния подобных мер на экономику России — стоит подождать конкретного списка товарных позиций. Если в новом варианте санкций будут присутствовать абстрактные размытые формулировки, под которые в будущем будут подводиться те или иные виды продукции, то это станет механизмом скрытых санкций, говорит эксперт.

Предложения об ограничении экспорта товаров двойного назначения стали далеко не первыми в списке возможных «целей», которые могут попасть под санкции ЕС. Так, в понедельник Reuters сообщило, что Европейский союз может наложить запрет на инвестиции в государственные облигации РФ.

Ранее источник одной из главных немецких газет Die Welt в дипломатических кругах Брюсселя сообщал, что дальнейшие санкции против России могут затронуть импорт предметов роскоши — алмазов, икры и водки.

«Стоит отметить, что чем дальше, тем больше ЕС переходит на секторальные и сквозные санкции, которые могут оказать системный негативный эффект на ключевые сектора российской экономики, такие как ТЭК, — отмечает Шохин, -— ЕС и США не скрывают своего намерения нанести максимальный урон российской экономике. Слава богу, что пока не было принято решение отключить российскую банковскую систему от SWIFT, но даже этим ЕС показал, что у них существует запас санкций на будущее».

Главным сторонником самых жестких санкций выступает премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, заявивший, что санкции западных стран должны нанести непоправимый ущерб российской экономике.

В начале этой недели британский премьер предложил отключить Россию от всемирной межбанковской телекоммуникационной системы SWIFT. Эта система — одна из самых развитых систем межбанковских телекоммуникаций. В день она проводит платежные поручения на сумму не менее чем $6 трлн, в ней принимают участие порядка 10 тыс. финансовых организаций в 210 странах.

Во вторник источники Reuters в Еврокомиссии заявили, что еврочиновники отказались от варианта отключения России от системы международных переводов SWIFT. В Брюсселе посчитали, что данная мера является крайне радикальной.

Санкции на перспективу

Между тем санкции Запада пока не отразились на кредитоспособности крупнейших российских компаний. Об этом говорится в обнародованном во вторник отчете международной рейтинговой компании Standard & Poor's.

Запрет на выпуск долговых обязательств создает риски, главным образом связанные с задержкой реализации некоторых долгосрочных проектов, перспектив роста компаний, отмечают аналитики.

«Основной риск связан не столько с самими ограничениями, которые накладывают санкции, сколько со снижением интереса инвесторов к приобретению долговых бумаг российских корпоративных эмитентов, что в целом затрудняет доступ российских компаний к рынкам капитала»,

— считают аналитики S&P, отмечая при этом, что сокращение капитальных расходов в краткосрочной перспективе может позитивно повлиять на показатели кредитоспособности этих компаний.

Среди всех российских корпоративных эмитентов, имеющих рейтинги S&P, доля компаний с «адекватными» показателями ликвидности по-прежнему превышает 80%. Это объясняется тем, что большинство российских компаний извлекли уроки из финансового кризиса 2008 года, во время которого дефицит ликвидности на рынке спровоцировал дефолты. В последние годы российские компании сумели увеличить сроки привлечения долговых инструментов, в результате чего оказались менее подвержены риску рефинансирования: доля их обязательств, подлежащих погашению в каждом наступающем году, уменьшается.

Кроме того, еще до введения санкций S&P отмечала значительное сокращение объемов выпуска долговых обязательств.

Агентство S&P рейтингует более 60 российских компаний.

В первом полугодии 2014 года российские компании выпустили новые еврооблигации объемом на $1,6 млрд и рублевые облигации на 115 млрд руб., а также привлекли новые синдицированные кредиты на $9,6 млрд. За тот же период 2013 года российские компании разместили еврооблигации объемом $23 млрд, рублевые облигации — объемом 523 млрд руб. и привлекли синдицированные кредиты на $23,9 млрд. Общий объем российских корпоративных еврооблигаций, находящихся в обращении, составляет около $90 млрд.

Более серьезную проблему для российских компаний представляют санкции в отношении российских госбанков, доля которых в банковской системе страны составляет более 70%.

«Основной риск для крупных российских компаний заключается в том, что они теперь не могут получать дешевые кредиты на Западе и будут вынуждены для рефинансирования внешних долгов обращаться в российские госбанки, имеющие достаточный объем ликвидности. Но и госбанки сейчас тоже испытывают трудности с фондированием. На всех денег может не хватить. Крайними останутся мелкие и средние компании, не столь надежные с точки зрения госбанков», — говорит Александр Грязнов, директор группы корпоративных рейтингов S&P.

В отсутствие доступа к рынкам капитала ставки по кредитам выросли. За последние два-три месяца процентные ставки по рублевым заимствованиям выросли в среднем на 2%, подсчитали S&P. «Таким образом, в настоящий момент мы считаем повышение расходов на финансирование для российских компаний главным следствием введения санкций», — говорит Грязнов.

Пока не видно непосредственного влияния санкций на ликвидность российских компаний, согласен Сергей Мурафер, эксперт УК «Агана».

По его словам, компании с хорошим финансовым менеджментом справляются с новой реальностью, с плохим – у них и без санкций финансовое положение было катастрофическим.

«Влияние санкций на операционные результаты двоякое: с одной стороны, компании несут существенные убытки от курсовых разниц, с другой стороны (например, металлурги), получают положительный эффект из-за импортозамещения», — отмечает Марафер.

Имеющийся объем санкций напрямую не затрагивает деятельность российских компаний, за исключением импортеров продовольствия, чьи издержки существенно увеличились в текущем периоде, согласна Елена Хромова, партнер BDO в России.

В случае введения очередного пакета санкций, российским компаниям придется заимствовать на азиатских рынках, считают эксперты. Но там другой круг инвесторов: им интересны компании, которые торгуют с Азией или сами инвестируют в данный рынок. А российские компании, которые сотрудничают с Европой и США, для азиатских компаний представляют определенные риски и по этой причине замещение финансирования будет ограничено, сходятся во мнении эксперты.