26 июня 2016

 $65.15€72.53

18+

ЭКОНОМИКА РОСТА

«Экономика роста» для «чайников» №3: Зачем нужна промышленность

Почему США и Европа задумались о необходимости возрождения промышленности

Американские компании переводят свои заводы из Китая обратно на родину. Европа также призывает к реиндустриализации. Какая теоретическая база лежит под данными действиями, выясняла «Газета.Ru».

Американские корпорации сокращают инвестиции в экономику Китая. К такому выводу приходят эксперты Американской торговой палаты в Китае в ежегодном отчете по состоянию делового климата в КНР. Основными причинами снижения инвестиционной активности послужили созданные правительством КНР барьеры для входа на рынок, а также замедление темпов роста китайской экономики. «С замедлением экономики КНР изменяется и модель поведения инвесторов», — говорит председатель Американской торговой палаты Грег Гиллан.

Выводы Американской торговой палаты подтверждает и опрос, который провела The Boston Consulting Group среди крупного американского бизнеса. В конце 2013 года более 50% американских компаний с годовым оборотом свыше $1 млрд планировали начать возвращать производственные мощности из Китая в США или активно изучают этот вопрос.

Исследователи Boston Consulting констатируют: решоринг — процесс возврата ранее выведенных за рубеж производств — становится тенденцией.

Рост привлекательности Соединенных Штатов для размещения промышленности во многом обусловлен тем, что в результате разработки сланцевого газа снизились цены на энергоносители. Это произошло как благодаря новым технологиям, которые позволили разрабатывать сланцевый газ в промышленных объемах, так и за счет сознательного ограничения его экспорта.

«Газета.Ru» нашла пять причин, почему развитые страны задумались о необходимости восстановления промышленного потенциала.

Промышленность и ВВП

«Наш будущий успех зависит от наличия сильной, диверсифицированной и устойчивой модели роста, где промышленность играет ключевую роль. Обновленная и усовершенствованная промышленная база сделает реальный сектор лидером экономического восстановления Европы». С таким заявлением в 2012 году выступили министры промышленности пяти европейских стран в своей совместной статье, опубликованной на страницах The Washington Post.

А в январе 2014 года Европейская комиссия выпустила специальное коммюнике «За европейский промышленный ренессанс», в котором призвала принять срочные меры для реиндустриализации Европы. «Сегодня Европа восстанавливается после самой продолжительной в своей истории рецессии, которая подчеркнула важность сильного промышленного сектора для обеспечения устойчивости экономики», — говорится в документе. К 2020 году Евросоюз намерен довести долю промышленности в ВВП с 15 до 20%.

Между темпами роста промышленного производства и темпами роста ВВП есть прямая взаимосвязь. К такому выводу пришла компания Deloitte в 2013 году, проанализировав данные по росту ВВП и промпроизводства в 19 развитых и развивающихся странах с 2005 по 2010 год.

Как отмечается в одном из докладов Всемирного экономического форума, промышленный рост является драйвером экономического роста вне зависимости от того, каков вклад промышленности в общий ВВП (будь то 10 или 30%).

Эта зависимость особенно наглядна в развивающихся странах с высокими темпами роста промпроизводства (Китай, Индия, Сингапур и т.д.) и, соответственно, высокими темпами роста экономики. Однако и в развитых странах (США, Канада, Германия и т.д.) низкие темпы роста промпроизводства, как правило, означают, что и темпы роста ВВП будут низкими. Например, в Южной Корее в течение указанных шести лет средний рост промпроизводства составлял около 6% — и экономика росла примерно на 4% в год. В то же время, например, в Канаде промышленность все это время демонстрировала отрицательный прирост — и ВВП тоже снижался (в среднем на 2% в год). В России в 2013 году промпроизводство стагнировало (+0,4%), и ВВП, соответственно, вырос всего на 1,3%.

Причина этой зависимости кроется в сильной взаимосвязи между отраслями промышленности, и упадок одной неизбежно приводит к упадку других. Если деградирует автомобилестроение, то деградирует литье и высокоточная механическая обработка. А они также нужны в производстве тяжелой техники, научного оборудования, современных материалов. Поэтому, если какое-то производство выводится за рубеж, то постепенно туда перемещаются и поставщики компонентов.

Более того, как отмечают эксперты, решоринг приводит не только к упадку или даже гибели смежных отраслей, но и к тому, что страна утрачивает потенциал для появления инноваций и развития новых отраслей в будущем. Когда 40 лет назад американские компании начали выводить производство электронных устройств в Азию, вряд ли кто-то ожидал, что через какое-то время там же окажется и центр разработки и производства самых важных компонентов будущих электронных приборов – аккумуляторов. Размещение производств на заводах малоизвестных тогда японских компаний в конечном итоге привело к тому, что и НИОКР переместились в Японию, а потом в Южную Корею и Тайвань. Поскольку потребители требовали, чтобы новые компьютеры и телефоны были все более легкими, компактными и мощными, нужны были новые аккумуляторы. В результате Азия стала лидером в разработке и производстве компактных, перезаряжаемых литий-ионных аккумуляторов, которые изначально были придуманы в США.

Однако промышленность является не только важным источником инноваций и новых рабочих мест. Промышленность также вносит огромный вклад в повышение производительности труда, а промышленные товары составляют основу экспорта всех стран.

Промышленные инноваторы

По данным McKinsey, именно на промышленность приходится 89% затрат частного бизнеса на НИОКР в Германии и Южной Корее. Для Китая и Японии этот показатель составляет 87%, для США — 67%, для Мексики — 69%. В Германии, США и Японии именно промышленные компании в период с 2007 по 2009 год зарегистрировали от 53 до 73% всех патентов.

Представление о том, что промышленное производство и инновации являются прямо противоположными полюсами деятельности — якобы низкооплачиваемая и низкоквалифицированная грязная работа, с одной стороны, и высокооплачиваемый умственный труд, с другой, — ошибочно.

НИОКР являются важной частью процесса инноваций, но это далеко не весь процесс. Инновации — это долгий путь от появления идеи до ее практической реализации. Для сложной продукции (например, биотехнологических препаратов, дисплеев и прочих) переход от НИОКР к собственно производству — очень тяжелый процесс. Он требует четкой координации и передачи знаний от тех, кто придумал, к тем, кто будет производить. Если инженер не понимает, как устроено производство, он не сможет ничего разработать.

Очень часто есть потребность в том, чтобы научно-исследовательские центры и центры производства находились рядом — инженер должен иметь возможность дойти до завода пешком, а не лететь в другую страну, чтобы решить проблему. Поэтому не бывает так, чтобы производство находилось в одной стране, а НИОКР — в другой. Как только «синие воротнички» оказываются в Китае, там же оказываются и «белые воротнички»,

отмечают многие исследователи.

Промпроизводство как драйвер производительности труда

По данным McKinsey, с 1995 по 2005 год в 15 европейских странах и США вклад промышленности в повышение производительности труда составил более трети — 37%. Он непропорционально велик относительно доли занятых в промышленности в общем объеме занятости (доля занятых в промышленности --16%).

Рост производительности труда благодаря промышленности происходит как напрямую, так и опросредованно. Это можно проиллюстрировать на примере производства тракторов. В машиностроении производительность труда может вырасти за счет улучшений в самом процессе производства тракторов, а в сельском хозяйстве — благодаря применению новых, более производительных тракторов. Еще один пример — система GPS, изначально разработанная для военной промышленности, сейчас широко используется в самолетах, смартфонах и так далее.

Как отмечает профессор Принстонского университета Дэни Родрик в статье «Промышленность – основа жизнеспособной демократии», опубликованной в The Wall Street Journal, в США вследствие деиндустриализации доля занятых в промышленности упала почти на 5 процентных пунктов.

«Это не было бы так плохо, если бы производительность труда (и прибыль) в промышленности не была примерно на 75% выше, чем в остальной экономике. Основная масса новых рабочих мест приходится на «социальные и персональные услуги» — самую малопроизводительную сферу. Подобная миграция рабочих мест вниз по шкале производительности ежегодно начиная с 1990 года обходится США в 0,3% роста производительности. Это примерно 1/6 роста производительности в стране за этот период. Отсюда и рост социального неравенства. В Великобритании, где упадок промышленного производства почти приветствовался, цифры еще более печальные. С 1990 по 2005 год доля сектора в общей занятости упала на 7 п.п. Перераспределение работников в менее продуктивные секторы обходилось британской экономике в 0,5% роста производительности ежегодно, четверть от общего роста», — отмечает Дэни Родрик.

От роста производительности труда выигрывают как простые потребители, так и компании. Конкуренция побуждает производителей постоянно совершенствовать продукцию, сокращать издержки через улучшение технологий и использование более дешевых компонентов. В результате на рынок выходят товары лучшего качества по более низким ценам.

Рабочие места

В специальном коммюнике «За европейский промышленный ренессанс» подчеркивается, что развитая промышленность не только служит основой для экономического роста, но и позволяет создавать новые рабочие места.

Почти 25% рабочих мест в Европе в частном секторе, прежде всего высококвалифицированных, создаются промышленными предприятиями. При этом каждое новое рабочее место в промышленности создает 0,5–2 новых рабочих места в других секторах.

Промышленные товары – основа экспорта

По данным McKinsey, в 2010 году промышленные товары составляли 70% в структуре экспорта 28 стран (20 развитых и 8 развивающихся).

В условиях глобализации ни одно государство, за исключением разве что Северной Кореи, не живет исключительно тем, что производит само. Потребность в товарах и услугах закрывается за счет импорта, который оплачивается в иностранной валюте.

Если у страны нет развитого экспорта, она вынуждена оплачивать импортные контракты либо из средств резервных фондов, либо покупая иностранную валюту, что давит на курс национальной валюты (ослабляет ее). Наличие собственного развитого экспорта позволяет избежать этого и содействует устойчивости экономики.

Очевидно, что далеко не все можно экспортировать (никак не экспортируешь, например, парикмахерские услуги). Поэтому основу экспорта составляет ограниченный круг товаров – прежде всего это промышленные товары и продукция сельского хозяйства. При этом также очевидно, что предпочтительнее иметь диверсифицированный, высокотехнологичный, а не сырьевой экспорт, который подвержен разного рода колебаниям (ценовым шокам, падению спроса).

ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ
  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ