Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Залезайте в долги

Российские заемщики взяли слишком мало кредитов, считают микрофинансовые организации

Наталия Еремина 14.11.2013, 17:40
Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

Хотя ЦБ уже год пытается остудить рынок потребкредитования и даже достиг успехов на этом поприще в отношении банков, микрофинансовые организации продолжают наращивать свои портфели. Около 50% экономически активного населения России не имеет долгов, а кредитная нагрузка на россиян ниже, чем в европейских странах, утверждают они.

В среднем на каждого экономически активного россиянина сейчас приходится всего $1,3 тыс. потребительских кредитов. Это почти на 30% ниже, чем, к примеру, в Польше. При этом в Чехии на одного жителя приходится долг в $1,6 тыс., а в Турции почти как в России – $1,3 тыс. Такую статистику приводят в своем исследовании микрофинансовые организации Moneyman.ru и «МигКредит».

Если же сравнивать процент дохода, который направляется на обслуживание долга, то статистика показывает, что он также в России значительно ниже, чем в странах Центральной и Восточной Европы. Так, у нас он составляет 17%, в Польше – 23%, в Венгрии – 28%, говорится в исследовании.

Кроме того, если посмотреть на эмиссию кредитных карт, то Россия находится в «подвале», говорят в МФО. Так, по данным на 2012 год, у нас было выпущено 155 кредитных карт на тысячу человек, в Словении — 782, в Австралии – 667, в США – 1701, в Великобритании – 870. Даже в Китае и Колумбии население более закредитовано. Там выпущено по 261 и 233 кредитные карты на тысячу человек.

В целом, как отмечают в микрофинансовых организациях,

у 52% экономически активных граждан в России вообще нет долгов.

Часть банкиров также считает, что россияне еще не слишком сильно закредитованы. «В США порядка 88% населения живет в кредит, причем очень распространено кредитование под залог недвижимости, которую американцы исторически используют как ликвидный актив. У нас до сих пор большая часть населения с недоверием относится к кредитам и предпочитает копить», — говорит Александр Черствов, банкир, член всероссийского объединения предпринимателей «Клуб Лидеров».

По данным Центра социологических исследований Российской академии народного хозяйства и государственной службы, всего 10% россиян выстраивают долгосрочные отношения с банками, хранят в банках вклады и оформляют кредиты, говорит начальник департамента кредитования малого и среднего бизнеса Солид Банка Геннадий Фофанов.

Впрочем, Банк России совсем не считает, что россияне взяли мало кредитов в банках и займов в МФО. Особенное внимание, чтобы остудить пыл своих подопечных, в 2013 году регулятор уделил банкам.

В этом году ЦБ дважды пытался охладить рынок банковского кредитования, и это регулятору частично удалось. Так, в начале января темпы роста потребительского кредитования были на уровне 53% в год, а в августе уже снизились до 39%. К октябрю необеспеченные потребкредиты в годовом выражении выросли на 36%, до 5,6 трлн руб.

В значительной степени темпы замедлились благодаря последней инициативе ЦБ — повышению требований к создаваемым резервам по необеспеченным ссудам, выдаваемым по высоким ставкам. Так, в 2014 году для рублевых ссуд, выдаваемых по ставке выше 60% годовых, существующий коэффициент 200% повышается до 600%, для ссуд с 45–60% годовых – со 170 до 300%, для ссуд от 35–45% годовых – со 140 до 160%. Изменения должны вступить в силу с 1 марта 2014 года и начнут применяться с 1 апреля, однако банки заранее начали готовиться к грядущим ужесточениям.

«Банки стали более активно использовать дополнительные инструменты риск-менеджмента. Было усилено взаимодействие банков и бюро кредитных историй, введена дополнительная верификация клиентов, некоторые участники рынка ввели ограничения на частоту получения новых кредитов. Все это дало ожидаемый эффект, и рынок начал замедляться», — говорит Станислав Дужинский, аналитик Банка Хоум Кредит. По состоянию на 1 октября прирост портфеля в годовом выражении составил 35,7%, а по итогам 2013 года ожидается, что этот показатель не превысит 25%, говорит он.

Банкиры с пониманием отнеслись к озабоченности ЦБ. «Действия ЦБ вполне прагматичны, адекватны и своевременны. В своей риск-политике мы изначально исходили из довольно жестких параметров, которые в целом совпадают, а порой и жестче центробанковских, — говорит директор департамента розничного бизнеса СБ Банка Герман Белоус. — Хотя согласно показанной статистике, нагрузка вроде бы на заемщиков невысока, но это магия цифр при общем подходе, когда отсчет идет по всему трудоспособному населению или по нагрузке на домохозяйства. При детализации, а именно при анализе заемщиков, которые имеют кредиты (не берем те 50% активного населения, которые никогда не брали кредитов), ситуация совершенно иная: кредитная нагрузка довольно внушительная».

Впрочем, в отношении МФО ЦБ не был так жесток. Обсуждаемые поправки в закон о потребительском кредитовании, которые должны были ограничить максимальную ставку по выдаваемым МФО займам, просто исчезли из последней версии законопроекта о потребкредитовании. Так что микрофинансовые организации могут продолжить активно наращивать портфель, считая россиян недокредитованными.

«В России зарегистрировано уже 4287 МФО, их число за год выросло на 80,7%. Они плодятся как кролики»,

— говорит начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий.

Так, рынок МФО увеличился в объеме с 30 млрд руб. в 2010 году до 48 млрд руб. в 2012 году. По данным «Эксперт РА», по итогам 2013 года объем рынка займов МФО может составить 85 млрд руб. «Мегарегулятор на базе ЦБ был создан не так давно, поэтому и рынок МФО не так жестко регулируется», — говорит главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова. Впрочем, эксперта успокаивает, что если сравнивать объем рынка МФО по отношению к банковскому кредитованию, — это капля в море. Так, совокупный портфель микрофинансовых организаций составляет всего 0,18% от объема банковского потребкредитования.

По словам Осадчего, повышение ЦБ коэффициентов риска по необеспеченным потребительским кредитам может активизировать процесс создания банками МФО для того, чтобы выдавать займы уже от их имени. «На рынке возник правовой арбитраж: с одной стороны — зарегулированные банки, находящиеся под пристальным надзором регулятора, а с другой стороны — вольница МФО, слабо регулируемая и почти бесконтрольная. Такая ситуация неминуемо ведет к перетоку денег «из света в тень», из прозрачного банковского сектора на рынок МФО», — считает Максим Осадчий.