Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Снизить стоимость интернета за счет инноваций невозможно»

Cовладелец «Акадо» Юрий Припачкин рассказал «Газете.Ru» о невозможности снизить стоимость интернета за счет инноваций

Анастасия Матвеева 12.04.2013, 12:11
Президент Ассоциации кабельного телевидения России, совладелец ГК «Акадо» Юрий Припачкин Сергей Пятаков/РИА «Новости»
Президент Ассоциации кабельного телевидения России, совладелец ГК «Акадо» Юрий Припачкин

Cовладелец «Акадо» Юрий Припачкин об отношениях с Минсвязи, демократичности телевидения, ценах на интернет и невозможности их снизить за счет инноваций, как хотелось бы премьер-министру Дмитрию Медведеву.

— В прошлом году Роскомнадзор предложил ввести критерии оценки качества услуг связи в России. Как оцениваете? Целесообразно ли вводить предлагаемые параметры в части интернета, могут ли они реально повлиять на качество работы?

— Несколько недель назад на эту тему от АКТР мы направили письмо заместителю министра связи и массовых коммуникаций Денису Свердлову. Мы относимся к этой инициативе настороженно.

Изучили проект нормативного акта «Требования к организационно-техническому обеспечению устойчивого функционирования сетей цифрового телевизионного вещания», целью которого является необходимость регламентирования такого показателя качества услуги, как коэффициент готовности — это вероятность того, что объект окажется в работоспособном состоянии в произвольный момент времени. В нем делается попытка законодательно установить высокие показатели качества функционирования сетей, практически недостижимые сегодня для любого оператора цифрового телевидения не только России, но и любой другой страны. И в отношении сетей кабельного и спутникового телевидения это может привести к проблемам функционирования операторов.

На основании нашего письма были выработаны рекомендации и направлены в Научно-исследовательский институт радио (НИИР), который занимается разработкой этих требований. Будем и дальше взаимодействовать с министерством по этому вопросу.

— Прошло около полугода, как участников телерынка обязали маркировать передачи, имеющие ограничения для детского просмотра. Повлияло ли это на бизнес?

— Никакого влияния на рынок мы не видим. И вряд ли оно должно было быть, потому что сетка передач достаточно устоявшаяся. Насколько я знаю, у телекомпаний тоже нет никаких изменений. «Дом-2» как шел, так и идет. Возрастные ограничения — вещь, несомненно, правильная, и ее нужно было сделать, но резкого влияния на рынок это не оказало. Затрат эта инициатива практически не вызвала.

На самом деле, у нас есть шутка. Когда к оператору обращались абоненты с вопросом «а почему все время погоду показывают плюс шестнадцать?», наши специалисты не понимали, о чем идет речь. И когда они уже начали отсматривать, то заметили, что у одного из телеканалов круглосуточно установлено возрастное ограничение 16+.

Ведь общение с абонентами, телезрителями — теперь это удел, скорее, операторов кабельного и спутникового телевидения. И сегодня мы несем самую большую нагрузку с точки зрения объяснения того, что происходит. Ведь у нас есть прямые отношения с абонентами, есть договоры, и они знают, куда звонить. Поэтому по всем проблемам, как правило, звонят либо нам, либо в местные органы власти.

— А с какими вопросами чаще всего абоненты обращаются к операторам?

— «Когда увеличится скорость интернета?»

— Насколько часто вы сталкиваетесь к претензиями Роскомнадзора к контенту телеканалов по случаям экстремизма?

— Операторы кабельного ТВ не сталкиваются с данной проблемой, потому что за контент отвечают телеканалы. Мы транслируем то, что они производят. Роскомнадзор может предписать нам не транслировать какой-либо канал, но такого в нашей практике пока не было.

— В прошлом месяце Дмитрий Медведев поручил разработать меры по снижению стоимости подключения к интернету для российских абонентов. Чтобы снизить тарифы, но при этом развивать широкополосный доступ, он предлагает использовать инновационные технологии. На ваш взгляд, какие именно технологии могут быть использованы для указанной цели? На сколько технически можно снизить стоимость тарифов для конечных абонентов?

— Телекоммуникационная отрасль в целом — и работа с обеспечением интернет-доступа в частности – сами по себе инновации. И ни один из операторов, которые вкладывают деньги, не вкладывает их в устаревшие технологии. Это могут позволить себе лишь большие государственные компании.

Во-первых, у нас все построено на инновациях, и операторы занимаются их внедрением.

Во-вторых, снизить стоимость интернета за счет внедрения инноваций невозможно.

Стоимость интернета определяется наличием технического ресурса, куда вкладываются операторы, а также большим количеством сопутствующих затрат, таких как доступ в дома, где проживают пользователи.

И продуктивнее было бы обратить внимание органов законодательной и исполнительной власти на Гражданский и Жилищный кодексы для обеспечения операторам равного доступа к домам. Ведь интернет-доступ и телевидение сегодня являются такими же коммунальными услугами, как газ, вода, электричество, канализация, и доступ к ним должен быть соответствующим образом упрощен.

Сейчас для того, чтобы войти в здание, где абонент хочет получить услугу, операторы должны договариваться с ТСЖ и УК, получать разрешение правления, которое выдвигает ничем не обоснованные счета за доступ в дом. При этом за воду или доступ к канализации, например, они денег не взимают – видимо, потому, что это монопольные услуги. А у нас рыночная услуга. И бизнес-сообщество ждет поддержки в этом вопросе. Хотелось бы отдельно отметить тему включения платежей за услуги интернет-доступа и кабельного телевидения в единый платежный документ. Услуги эти все сильнее становятся жизненно необходимыми, и нам следует выработать правила вхождения этих услуг в систему оплаты коммунальных услуг.

Заставлять коммерческих операторов, да и подконтрольных государству операторов, заниматься инновациями не нужно – они и так этим занимаются. Мы бы рекомендовали обеспечить со стороны власти доступ к жилому фонду и за счет этого снизить затраты операторов. А благодаря конкуренции стоимость услуг сама будет снижаться, без каких-либо инновационных технологий.

— Профильные ведомства предлагали участникам рынка принять участие в оценке мер по достижению задач, установленных Медведевым?

— Такого предложения нет. А вот предложение, связанное с доступом в домохозяйства, мы прорабатываем с Министерством связи, Роскомннадзором и Государственной думой. Я уверен, что эта точка зрения будет принята правительством.

— Как вы оцениваете эффективность взаимодействия с Минкомсвязи и компетенцию чиновников?

— Я считаю, что в Минкомсвязи появился очень компетентный человек в лице Алексея Волина. Нам с ним вполне комфортно, потому что он много лет проработал в индустрии, понимает проблемы, и претензий у нас нет. Более того, я считаю, что со структурой в лице Роскомнадзора во главе с Жаровым, который также компетентен и имеет многолетний опыт в отрасли, тоже комфортно работать на данном уровне власти.

— С министром сложились отношения?

— Он занят несколько другими вопросами — по крайней мере нам пока не удавалось встретиться с ним.

— Провайдеры услуг подчеркивали, что надеются на господдержку в области строительства сетей ШПД в малонаселенных регионах, а также равного доступа к инфраструктуре в крупных городах, особенно на «последней миле». На что могут рассчитывать потребители, когда доступ операторов откроется к объектам собственности в многоквартирных домах?

— Упрощение доступа обеспечит конкуренцию и уменьшение затрат. Но кроме получения доступа нужно предоставить потребителям качественный сервис. Речь не только о технических возможностях доступа, но о качестве услуг. Выиграет тот, кто предоставит наилучший сервис. Здесь необходимо отметить, что небольшие операторы, например домовые сети или маленькие кабельные операторы, на своих территориях достаточно уверенно конкурируют с крупными игроками именно за счет того, что они обеспечивают местный сервис. Наше преимущество состоит в том, что у нас высококонкурентный технологичный рынок, где есть место и для крупных игроков, и для мелких. Они все время конкурируют, и абонент за счет этого выигрывает. В России даже одни из самых низких цен на услуги интернет-доступа и платного ТВ в Европе — именно за счет того, что у нас конкурентный немонопольный рынок.

— Как вы оцениваете эффективность московских властей в вопросе решения проблемы крышных конструкций? Вопрос отложен — устраивает ли это операторов?

— Тема «завяла» в том числе благодаря нашим усилиям. Наша позиция простая. Воздушные конструкции используются во всем мире – это норма. В США, в Азии и даже Европе воздушно-кабельные сооружения используются для прокладки оптического и любого другого кабеля. Другое дело, что это должно быть упорядочено. Проблема воздушного пространства, его неправильного использования, с сетями связи, по нашей оценке, связана только на 20–25%. Все остальные кабели – это обычно бесхозные кабели, электрические, сигнализация и др. Поэтому надо провести инвентаризацию и дальше разделить: те, кто сделал конструкции законно, согласовав проект, получив разрешение, оплачивая аренду, имеют право, на мой взгляд, продолжать работать; а у тех, кто сделал это незаконно или это последствие советского периода, надо навести порядок.

Наша позиция согласована с властями. И мы как оператор и как отраслевая организация считаем, что то, что сделано законно и в соответствии с текущими нормами и правилами, имеет право на жизнь. То, что сделано незаконно, должно быть приведено в порядок.

Но для того, чтобы провести инвентаризацию, кто-то должен за это заплатить и провести соответствующие работы. А сделать это могут и местные органы власти, как инициаторы процесса. Но источники финансирования для проведения инвентаризации и демонтажа пока не определены. Существует и организационная проблема. Например, есть два ТСЖ, которые являются собственниками домов, и между ними протянут кабель по договоренности с операторами. У домов есть собственники, они этот вопрос решили, а воздушное пространство не может быть чьей-либо собственностью, оно требует простого упорядочивания.

— А насколько дорого могут обойтись работы?

— В условиях Москвы, а тем более России это достаточно крупные затраты. Сотни миллионов долларов.

Ведь даже если убрать воздушный кабель, его где-то нужно разместить. Проблема Москвы и других крупных российских городов – это отсутствие или ограниченность телефонной канализации, особенно внутридворовой и внутридомовой. Поэтому нужно не только убрать, а еще и понимать куда. Поэтому затраты должны быть не только на инвентаризацию, но и на то, чтобы обеспечить прокладку.

— Расскажите о диалоге с представителями «Общественного телевидения». Сообщалось, что они обращались в том числе в «Акадо» по поводу трансляции передач. На каком этапе переговоры, есть ли взаимопонимание по условиям передачи сигнала?

— Насколько мне известно, проблем нет, потому что ОТВ уже в первом мультиплексе и является обязательным для распространения каналом. Поэтому любой из операторов обязан его передавать. А условия включения – частный вопрос. Он находится на стадии обсуждения. Переговоры также ведутся на предмет соглашения между «Общественным телевидением» и АКТР.

— Какие тренды станут определяющими для развития телевизионной отрасли в 2013 году? Что будет драйвером развития для участников рынка и провайдеров услуг? Какие препятствия будут для их развития в этом году?

— У всех компаний есть своя стратегия развития и бюджет, поэтому препятствием может стать только какой-либо очередной искусственно установленный барьер. Пока никаких особых препятствий я не вижу. Отрасль развивается динамично – на 19% в прошлом году — и достаточно либеральна. Объемы продаж растут.

Мы ожидаем, что эта тенденция сохранится на ближайшие три года, поскольку развитие рынка и его освоение продолжаются. Сохраняется много желающих в нем поучаствовать и крупных игроков телекомрынка, что способствует повышению капитализации всей отрасли.

Если говорить о том, что определяет развитие, – это появление новых технологий, переход на HD-вещание, появление новых телевизоров с возможностью подключения к интернету как массового продукта, удешевление доступа, в том числе декодеров и приставок, что будет влиять на снижение порога входа, появление новых интерактивных сервисов.

— С появлением новых технологий, в том числе гаджетов, с помощью которых потребители могут просматривать программы без подключения ТВ-услуг, существует ли риск с этой точки зрения? Фиксируете ли вы смещение абонентов «Акадо» по подключению кабельного ТВ в сторону доступа в интернет?

— Это разные потребительские услуги. Это зависит от того, что смотреть и какие поколения смотрят. Есть потребительские качества. Например, футбол все предпочитают смотреть на большом экране, желательно в компании друзей. Новостные программы — может быть. Но все, что связано с телевидением высокой четкости (HD), вряд ли вы будете смотреть на планшете.

Несколько лет назад кричали, что интернет победит телевидение и вообще традиционные СМИ. Но нет, телевидение развивается бурно. Появление телевизоров с доступом в интернет становится стандартом. Это ответ производителей на вызов рынка. Через Smart TV можно выйти в интернет и прекрасно себя чувствовать.

Я хочу подчеркнуть, что телевидение более демократично, чем интернет. Телевизор есть у всех, а доступ в интернет имеет 50% населения. Мы приходим в семью. Абонент для нас — это квартира, где живут люди разных поколений, потребностей услуг и так далее. На кухне могут смотреть одно, в гостиной — другое, в спальне — третье, в детской – четвертое.

— Каким 2012 год был для «Акадо», какова выручка компании по итогам года, вышла ли компания в прибыль?

— Мы ожидаем аудированных результатов в апреле, пока мы ничего не можем объявлять. Но все очень хорошо.

— Как распределились доходы «Акадо» по сегментам: кабельное ТВ, доступ в интернет?

— Примерно пополам. Это стандартная практика, которая практически не меняется.

— Какова инвестпрограмма компании на 2013 год и ее приоритетные направления?

— Бюджет на 2013 год пока на стадии корректировки. Когда он будет принят окончательно, тогда и будем объявлять. Но он будет отвечать всем потребностям развития рынка и необходимости удовлетворения потребностей наших абонентов. Вопрос бизнес-стратегии будет решен в ближайшие несколько месяцев.

— Планируется ли запуск принципиально новых сервисов для генерации прибыли за счет распространения новых технологий?

— Это тоже вопрос стратегический. Он будет утверждаться вместе с бизнес-планом компании на ближайшие три года. Пока об этом рано говорить.

— Остается ли актуальным вопрос привлечения капитала, рассматривается ли возможность привлечения стратегического инвестора или IPO?

— Акционерами эти вопросы всегда рассматриваются. Но на данный момент это не актуально.

— Отразилось ли почти полное вовлечение Виктора Вексельберга в работу инновационного центра «Сколково» на его роли как акционера «Акадо»? Стабильна ли структура акционерного капитала компании?

— Лучше этот вопрос адресовать самому Виктору Феликсовичу, не буду комментировать деятельность моего бизнес-партнера.