Exxon подвели к могильнику

Государство поднимет атомную подлодку К-27 со дна Карского моря

Алексей Топалов, Ольга Алексеева 25.09.2012, 21:36
Погрузка ядерных отходов на корабль Reuters
Погрузка ядерных отходов на корабль

Старту шельфовых проектов «Роснефти» и Exxon Mobil будет предшествовать расчистка Карского моря от радиоактивных отходов. В акватории затоплены реакторы, подлодки и 17 000 контейнеров. Подъем сложного объекта со дна занимает около года. Профинансировать программу, в том числе подъем атомной подлодки К-27, может государство. Если этого не сделать, акватории угрожает масштабное радиоактивное заражение, предупреждает норвежское Государственное агентство по защите от радиации.

Анализ рисков освоения шельфа Карского моря во вторник опубликовала профильная российско-норвежская комиссия. Экспедиция стартовала в августе на судне «Иван Петров». Она стала первой после серии совместных миссий России и Норвегии в начале 1990-х.

Экспедиция имеет межгосударственный статус — в ней приняли участие эксперты норвежского Государственного агентства по защите от радиации, Института морских исследований, Института энергетических технологий, а также представители Росгидромета, Курчатовского института и «Южморгеологии» — от России. В качестве международных наблюдателей участие в миссии принимали эксперты МАГАТЭ.

Места захоронения радиоактивных отходов//Роснефть
Места захоронения радиоактивных отходов//Роснефть

Последние данные обследования в частности залива Степового свидетельствуют, что в дополнение к жидким отходам, в акватории моря находятся следующие объекты: три атомных судна с топливом, реактор судна с топливом, части кормы и топливо атомного ледокола «Ленин», пять ядерных секций атомных кораблей и ледоколов, девятнадцать кораблей с твердыми радиоактивными отходами, 735 других ядерных объектов и более 17000 контейнеров радиоактивных отходов.

Один из самых опасных объектов на дне Карского моря — затопленная атомная подлодка К-27.

«Предварительные результаты исследования показывают, что уровень радиации не повысился (со времени последних российско-норвежских экспедиций — «Газета.Ru»). Однако затопленные объекты — это потенциальный источник радиоактивного заражения в будущем. Экспедиция важна для будущих исследований, для углубления знаний об Арктике. Мы сможем оставить море чистым для будущих поколений, объявил глава департамента чрезвычайных ситуаций Норвежского государственного агентства по защите от радиации Пер Штранд.

Исследования контейнеров проводились с помощью батискафов. Опасных признаков коррозии видеосъемка не выявила. «Но существует гипотетическая возможность того, что в экстремальной ситуации отработанное топливо может спровоцировать неконтролируемую цепную реакцию, которая может привести к возгоранию и выбросу радиации», — цитирует Bloomberg слова Штранда.

Поэтому власти России и Норвегии должны в первую очередь определиться с возможностью безопасной утилизации К-27, указывает он.

Могильник расположен на территориях, близких к шельфовых проектам, которые планирует разрабатывать совместное предприятие «Роснефти» и американской корпорации Exxon Mobil.

Ранее «Роснефть» и Exxon договорились о разработке трех участков в Карском море, подписи под соглашением поставили Эдуард Худайнатов, занимавший тогда пост президента госкомпании, и глава американского концерна Рекс Тиллерсон. Общие ресурсы проектов оцениваются в 4,9 млрд тонн нефти и 8,3 трлн кубометров газа. Для сравнения, годовое потребление нефти в мире составляет около 4,4 млрд тонн нефти и примерно 3,3 трлн кубометров газа. Первоначальные инвестиции в проект оцениваются от $1,4 млрд до $2 млрд. Общий объем вложений, как говорил в прошлом году Владимир Путин, занимавший тогда кресло премьер-министра, может достигнуть $200—300 млрд. Путин уточнял, что речь идет только о прямых инвестициях. «А если говорить об инфраструктуре, строительстве необходимых сооружений, обустройстве территории, то инвестиции могут дойти до $500 млрд», — отмечал премьер.

Ближайшие к району работ захоронения радиоактивных отходов находятся примерно в 10 милях от границы лицензионного участка, говорится в материалах «Роснефти»: Это реатор атомной подводной лодки с невыгруженным топливом и баржа с радиоактивными отходами.

«В случае реализации худшего сценария, то есть неконтролируемой реакции, радиация распространится по Карскому морю и крайне затруднит любую промышленную деятельность. Поэтому компании должны убедиться в отсутствие радиационного мусора перед началом разработок», — уверен Игорь Кудрик из норвежской экологической группы Bellona.

В техасском офисе Exxon «Газете.Ru» заявили, что перед бурением компания всегда изучает окружающие морские территории на предмет потенциальных угроз - это стандартная промышленная практика.«Все работы в Арктике будут вестись в полном соответствии с экологическими и природоохранными нормами с учетом лучших мировых практик», — заявил «Газете.Ru» и представитель «Роснефти» Рустам Кажаров.

Путин неоднократно заявлял о том, что будет проведена «генеральная уборка Арктики» — в том числе очистка акватории Карского моря от ядерных отходов.

На днях завершилась организованная МЧС России параллельная экспедиция, которая занималась изучением проблемы ядерных отходов в Карском море. «Все точки захоронений известны и инвентаризованы, – рассказывает источник, близкий к экспедиции. – Их запас ресурсонадежности – около 500 лет, но речь сейчас не идет о том, чтобы оставить контейнеры и АПЛ на несколько сотен лет на дне».

По словам источника, в настоящее время рассматривается возможность подъема всех объектов. «Если будет принята программа по очистке ядерных захоронений, ее профинансирует государство. Стоимость работ пока неизвестна. Заниматься реализацией этой программы будет национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами. Им в конце марта 2012 года было назначено ФГУП «НО РАО».

Непосредственно подъем одной лодки К-27 может занять около года, еще неколько лет потребуется для переправки объекта в док.

Глава российского отделения Фонда дикой природы (WWF) Игорь Честин напоминает, что Балтийскому морю глубоководные работы пошли только на пользу. «При прокладке газопровода «Северный поток», акционеры проекта вынуждены были вычистить акваторию Балтики от оставшихся со Второй мировой войны противокорабельных мин и захоронений химического оружия, — рассказывает эколог. – В результате Балтийское море стало чище». Но на арктическом шельфе ситуация принципиально другая — по словам Честина, при соблюдении минимальных норм экологической безопасности добыча углеводородов в Карском море может стать нерентабельной.