«Здесь нет задачи вернуть вложенные деньги»

Сергей Капков рассказал «Газете.Ru» о новой концепции Парка Горького

Петр Канаев 31.03.2011, 09:11
Кирилл Лебедев

В московском Парке Горького снесут незаконные здания и реставрируют заброшенные, вывезут часть аттракционов и проведут бесплатный интернет. Новую концепцию парка пишут архитекторы «Стрелки» и бюро Рема Колхаса. Проект стоит около $2 млрд и инвесторы едва ли вернут вложенные деньги, говорит в интервью «Газете.Ru» директор ЦПКиО Сергей Капков.

— Сергей Александрович, ваш приход в ЦПКиО означает, что инвестором проекта выступят структуры Романа Абрамовича?

— Роман Абрамович будет одним из инвесторов парка Горького. Сейчас он изъявил желание восстановить на территории парка исторический объект «шестигранник».

— Будет несколько инвесторов?

— Это может быть любой человек, который хочет восстановить исторические объекты парка Горького и Нескучного сада.

— А такие есть, кроме Абрамовича?

— Такие будут. И московские власти станут одним из крупнейших инвесторов проекта. Это решение мэра Сергея Собянина.

— Определена ли концепция развития парка?

— Мы не будем торопиться. Создадим общественный совет, в него войдут жители Москвы: деятели культуры, архитекторы, ученые, журналисты. В понедельник я издал соответствующее поручение. Вместе мы будем разрабатывать концепцию. Это невозможно сделать за один день.

— Инвесторы приходят без четкого плана?

— Здесь нет задачи вернуть вложенные деньги. В данном случае это не бизнес. Парк Горького – это памятник федерального и регионального значения, с огромным количеством архитектурных объектов. Среди них есть хорошие и разные, красивые и менее красивые. У нас есть здания постройки 1790 и 1709 годов на территории Нескучного сада. Здание администрации, в котором мы находимся, — это сталинский конструктивизм. Главная аллея тоже является памятником. Все это нужно восстанавливать.

— Все памятники заслуживают реставрации?

— Сейчас здесь остались только те памятники, которые достойны восстановления. Многое утрачено: деревянные постройки просто сгнили.

— Объем расходов просчитан?

— Парк – это 110 гектаров. Около 50 гектаров – зеленые насаждения, которые надо чистить. В Нескучном саду в соответствии с утвержденными нормами должно быть 200 насаждений на гектар. У нас сейчас есть гектары, на которых по 900 зеленых насаждений. А в среднем около 600. Это произошло потому, что после войны сад долго не вычищался. Там был основной садовый центр Москвы.

— То есть будет вырублено около трети деревьев?

— Не больших деревьев, а кустарников, которые выросли между деревьями. Это нужно делать, потому что сейчас Нескучный сад погибает.

— Расчистка – это, вероятно, не главная строка в расходном бюджете?

— Одна из главных. Это стоит десятки миллионов долларов. Надо благоустроить 50 гектаров. Не только вырубить кусты, но и расчистить дорожки, обеспечить освещение и ретрансляцию звука, смонтировать сеть видеокамер. Аллеи тоже в непригодном состоянии. Коммуникации были построены до 1923 года. Их надо вынимать и закладывать новые. На территории много заброшенных объектов – павильоны «Кавказ» и «Шестигранник», скульптурные группы, сам вход в парк, который тоже является памятником. Он в безобразном состоянии. Мы будем реставрировать.

— Демонтируете рекламные растяжки и щиты?

— Будем снимать, чтобы вычистить парк. Вы видели растяжки на Большом театре? Почему в парке Горького можно? Парк – это символ Москвы.

— Вы консультируетесь с архитектурными бюро по проекту концепции парка Горького?

— Мы встречались с различными архитекторами. В частности, общаемся со «Стрелкой». Они предлагают интересные вещи и помогут нам провести архитектурный конкурс. Накануне я встречался с Ремом Колхасом. Застройка «пятнами» возможна, но традиционного девелопмента не будет. Возможно, появится центр современного искусства, должны быть детский центр и сеть кафе. Но классической коммерческой застройки не будет. Торговли тоже не будет.

— Абрамович раньше говорил о желании создать аналог лондонского Гайд-парка.

— Что есть в Гайд-парке, чего не может быть в парке Горького?

— Во сколько вы оцениваете общий объем расходов?

— Сумма в $2 млрд похожа на правду.

— Инвестиции разделят город и частные предприниматели?

— Конечно.

— Будет ли создаваться специальная управляющая компания для реализации этого проекта?

— Нет. Сейчас это ГУК — государственное учреждение культуры. Так и останется.

— По какой схеме будет привлекаться частный капитал?

— Как благотворительность или как инвестиции. Москва имеет право передать в аренду памятник архитектуры. Например, обсерваторию. Вопрос в том, кто ее захочет взять. Я надеюсь, что бизнес, например какой-нибудь банк, сделает там настоящую обсерваторию, а не ресторан. В Нескучном саду есть библиотека 1790 года постройки – это 520 квадратных метров. Возможна аренда с обременением, но не для развития бизнеса, а для других целей.

— Для каких?

— Вас, например, Сколково удивляет?

— Очень.

— А мне все понятно. Мы же живем в этой стране и в этом городе. В Нью-Йорке есть Центральный парк — почему в Москве не может быть так же?

— До сих пор не было.

— А сейчас все по-новому. Мы хотим сделать самый большой каток в Москве, а может быть, и в Европе. Обеспечить безопасность, дать возможность сходить в нормальный туалет, а не в убогий пластиковый вагончик за 10 рублей. Если здесь все почистить, деревья посадить, асфальт на дорожки положить, то люди пойдут. У нас есть и технически сложная идея – обеспечить бесплатный интернет на всей территории парка.

— Ведете переговоры с телекоммуникационными компаниями?

— Они пока не понимают, как это можно сделать. Выход в интернет должен быть с любого компьютера — в мире пока такого проекта не было. Но здесь он нужен. Вокруг парка много институтов — для студентов нужно сделать входы с их территорий, я уже встречался с ректорами.

— Вход будет платным?

— Да, если нам будет что показать. Мы можем брать деньги только за услуги, за посещение event-событий. Сейчас вход бесплатный, на роликах и велосипедах можно будет бесплатно кататься всегда.

— Как вы оцените состояние парка?

— Мне досталась профессиональная команда, династии специалистов. Специалист по озеленению занимается парком 32 года. Но состояние парка при этом удручающее. Износ всего превышает 80%. Есть проблема незаконного строительства — это конюшни в Нескучном саду. По закону там нельзя поставить даже лавочку. Как туда попала конюшня, даже не спрашивайте меня. По предварительным оценкам, на территории парка может быть от 40 до 60 незаконных построек.

— Что будете с ними делать?

— Сносить или узаконивать. Но весомых причин узаконивать я сейчас не вижу. У многих построек собственник не определен. Вы хотите, чтобы я их искал? Снос таких строений вернет геометрию парка. Если аллея была запланирована талантливыми архитекторами, а на ней построили кафе, то это надо менять. Это не только моя позиция, это позиция мэра Москвы Сергея Собянина. Он уверен в необходимости изменить атмосферу в городе, а атмосфера меняется через общественные места. Парк Горького – это центральный парк Москвы и самое видное место.

— Вы подключаете к работе Департамент экономической безопасности МВД?

— Я это не комментирую.

— Парк аттракционов будет меняться?

— Здесь не будет «диснейленда»: если сюда поедет много людей, не исключен транспортный коллапс. Здесь будет единственный объект – колесо обозрения уровня колеса в Лондоне. Это часть архитектурной концепции. Проект профинансирует или город, или частная компания-спонсор, если колесо будет ассоциироваться с ее брендом.

— А арендная стратегия?

— Большинство арендаторов не компенсируют парку деньги за коммунальные платежи на протяжении двух лет — мы пойдем в суд. Задолженность превышает $1 млн. Здесь пока не сформировалась культура вовремя платить.

— Компании-арендаторы имеют отношение к бывшему менеджменту парка?

— Я не знаю, но обычно за каждым ларьком стоит какой-то полковник. Третий этаж у нас в администрации сдан компании, связанной с Bosco di Ciliegy. Половина здания сдана компании «Комтек», дистрибьютору бассейнов. Какое отношение они имеют к парку, как они сюда попали? На территории парка останутся компании, которые имеют отношение к парку.

— Резкий подход разделяют чиновники московского правительства?

— Это не мой подход, и не подход Абрамовича. Это подход самого московского правительства, а я московский чиновник. Я не хожу клянчить. Все понимают, что Собянин поставил задачу – сделать отличный парк за 3–5 лет.

— Парк способен приносить деньги городу?

— Способен. Но город не будет забирать эти деньги. Они будут направляться на благоустройство и развитие. Сколько ни подметай – лишним не будет. Парк не может окупать себя: это не строительная площадка. Он может быть чистым и аккуратным.

— Название менять не планируете?

— Нет, конечно. Это же «Парк Культуры Ордена Ленина…»

— Возможен ли заход на соседнюю территорию – в парк Музеон и территорию у здания «Третьяковки» – в рамках развития парка Горького?

— Пока парк развивается самостоятельно.

— Проект футбольной академии для вас завершен?

— Академия футбола продолжает работать: там есть своя команда. Я определял идеологию, а сейчас идеология доработана.

— Почему вы ушли из политики?

— Я не ушел из политики. Парк Горького – это очень большая политика. В Госдуме 450 депутатов, а такой парк один.

— Какие зарубежные парки вам нравятся?

— Есть любимые парки. Но их опыт из-за российского климата не применим к парку Горького. Беговая дорожка в Центральном парке Нью-йорка – 10 километров. Мы можем сделать такую же. Но из-за погоды в межсезонье она не будет востребована. Для нас нужны уникальные проекты — центр современного искусства, другие объекты массового интереса. Парк будет работать с 10.00, и хотелось бы, чтобы к открытию здесь были бабушки с внуками и няни с детьми. К обеду подойдут студенты. А вечером будет начинаться большая культурная жизнь. Сейчас мы общаемся с Cirque du Soleil по вопросу организации уличных программ.