Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Рублёвка за копейки не сдается

Федеральный арбитражный суд подтвердил решение ФАС об отмене аукционов по продаже права на аренду лесных участков на Рублевке

Игорь Бахарев 29.07.2010, 16:18
ИТАР-ТАСС

Арбитражный суд Московского округа подтвердил законность решения ФАС об отмене результатов аукционов, по итогам которых огромные участки Рублевского леса ушли в аренду меньше чем по 1000 рублей за сотку. Это влечет признание недействительными договоров аренды спорных земель. Такие аукционы не редкость, а решение об их отмене пока единично, говорят эксперты.

Федеральный арбитражный суд Московского округа подтвердил законность решения Федеральной антимонопольной службы (ФАС) об отмене аукционов по продаже права на аренду лесных участков в районе Рублево-Успенского шоссе. В официальном сообщении, опубликованном на сайте ФАС, уточняется, что незаконным признан аукцион по аренде участков, находящихся в госсобственности, проведенный 19 и 20 декабря 2007 года Управлением лесного хозяйства по Московской области и Москве (Мослесхоз). «Мы приветствуем решение суда. Это решение позволит распределить участки среди заинтересованных лиц, обеспечив им равный доступ», — заявил руководитель Московского УФАС Владимир Ефимов.

Всего признаны незаконными аукционы по правам аренды сроком на 49 лет 69 лесных участков площадью 991 га, в основном на западе от Москвы. Инициатором аукционов выступал Рослесхоз, организатором — Мослесхоз.

«В аренду передается значительная часть территории по Рублевке, то есть вырезается лоскут от МКАД до 28-го км», — рассказывал о предстоящем аукционе представитель Минприроды Ринат Гизатулин. Стартовые цены были низкими. Например, аренда участка в 3 га в Подушкинском участковом лесничестве начиналась от 184 275 руб., 29 га в Красногорском оценивались в 1,78 млн руб., а 12 га, примыкающие к Истринскому водохранилищу, — в 789 750 руб. При том что реальная рыночная стоимость аренды подобной земли, по оценкам экспертов, составляла на тот момент $5000—10 000 за сотку. Хотя в конкурсной документации было указано, что участки разрешено использовать только в рекреационных целях, то есть капитальное строительство или вырубка леса там запрещены, на аукцион поступило порядка 5000 заявок.

Неприятности у желающих принять участие в аукционах начались даже до подачи заявок. Было непонятно, где именно и когда именно будут принимать заявки. На сайте Моссельхоза не было никакой информации о предстоящих торгах. В итоге принимали их всего один день с 10.00 до 14.00. Делалось это так медленно, что люди, занимавшие места с 6 утра, не могли зарегистрироваться. Но даже когда немногие зарегистрированные участники, пожелавшие поторговаться за лакомые куски, явились в назначенную дату в Мослесхоз, их попросту не пустили в здание. «Правильных» участников пропускали по специальным спискам, остальных задерживали на входе в здание. В помещения, где проходил аукцион, смогли попасть только те люди, которых пригласили специально», — рассказывает партнер компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Виталий Можаровский. Торги закончились почти без борьбы. «На все лоты претендовали по 1—2 организации. Максимум было три шага по лоту, а где-то был и один шаг в 5%», — жаловался в открытом письме президенту России Дмитрию Медведеву заместитель председателя ЦК КПРФ Владимир Кашин.

Таким образом, права аренды лесных участков были проданы «за копейки». В частности, приводит пример Кашин,

2 га около своего домовладения в поселке «Лесная поляна» в Одинцовском районе получил президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Право аренды он получил по 768 руб. за сотку. А актриса Юлия Рутберг получила 20 соток в Ступинском районе по цене в 447 рублей за сотку.

«У меня нет участка на Рублевке. Это фальшивая информация», — ответила Юлия Рутберг на вопрос «Газеты.Ru», отказавшись от дальнейших комментариев. Александр Шохин не отвечал на телефонный звонок. «Люди, которые не смогли попасть на аукцион, возмутились и начали искать возможность его оспорить, — рассказывает продолжение истории Можаровский. — Ведь публичные торги на то и публичные, чтобы в них могли принимать участие все желающие». Однако, несмотря на разбирательство министра природы Юрия Трутнева и увольнение руководителя Мослесхоза Сергея Сопина, дело дальше не двигалось. Генеральная прокуратура «не нашла существенных нарушений в проведении аукционов».

В поисках правды несостоявшиеся аукционеры обратились в ФАС. И 16 июня 2008 года ФАС России признала Мослесхоз нарушившим часть 2 статьи 17 закона о защите конкуренции (запрет органам власти на непредусмотренные законодательством ограничения доступа к участию в торгах). «ФАС России установила, что Мослесхоз, объявив о приеме заявок на участие в аукционе, не сообщил в опубликованных извещениях о необходимости предварительной записи для их подачи. Заявки же принимались в здании ведомства. Кроме того, сотрудники Мослесхоза принимали документы у желающих лично. При этом другой возможности подать их, например по почте, не было. Мослесхоз, таким образом, установил незаконные ограничения для заявителей, желающих принять участие в этих аукционах», — говорится в сообщении службы. Мослехоз, не согласившись с этим решением ФАС России, обратился в суд. Однако 27 апреля 2009 года третья судебная инстанция — Федеральный арбитражный суд Московского округа — подтвердила законность и обоснованность выводов службы. В ответ ФАС сама обратилась с исками в суд, требуя признания торгов и заключенных по их результатам сделок недействительными.

В результате «федеральный арбитражный суд Московского округа подтвердил позицию ФАС, что так принимать заявки некорректно, признал аукцион незаконным и отменил его результаты», рассказывает Можаровский. «Судя по состоявшимся судебным актам, ФАС удалось собрать достаточную доказательную базу», — считает адвокат юридической компании «Юков, Хренов и партнеры» Андрей Лебедев.

Руководитель департамента недвижимости компании Sameta Ростислав Агапов напоминает, что признание конкурса недействительным влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим конкурс. Соответственно, деньги за аренду земли будут возвращены «удачливым аукционерам». Как и сумма, потраченная на аукционе. «Впрочем, эти суммы, скорее всего, особой ценности представлять не должны», — иронизирует Можаровский. Повторного же выставления этих земель на аукцион ждать не стоит, считает Агапов. Поскольку в период проведения оспоренного аукциона действовали правила, в соответствии с которыми на аукцион выставлялись участки, не прошедшие кадастровый учет, а сведения, подтверждающие существование таких участков в графической и текстовой форме, воспроизводились в плане лесного участка. «С 1 января 2010 года для проведения аукциона необходим кадастровый паспорт земельного участка, в связи с чем в случае отсутствия кадастрового учета повторное выставление данных участков на аукцион представляется маловероятным», — добавляет Агапов.

Теоретически у арендаторов земли есть шанс оспорить сегодняшнее решение суда. Для этого нужно внести соответствующий протест в президиум ВАС. «Но вовсе не факт, что это сработает. В президиум попадают особо сложные, неоднозначные и запутанные дела. Здесь же с юридической точки зрения, похоже, картина очень ясная», — заключает Можаровский. Каким образом будет исполняться решение суда пока неясно. В управлении Федеральной службы судебных приставов по Московской области «Газете.Ru» сказали, что пока решения суда они не видели и исполнительного листа у них нет.

По словам партнера юридической фирмы UDP Consulting Ильи Новикова,

в Московской области подобные аукционы бывают регулярно, так как там торгуется множество земли под дачные участки.

Обычно они проходят незамеченными, но вот «тут нашла коса на камень», говорит Можаровский. Тем, кто проиграл или не смог попасть на такой аукцион, Новиков предлагает либо идти в суд и оспаривать торги, либо сразу обращаться в ФАС. «Идти через суд может не получиться. — сразу же уточняет он. — Дело в том, что арбитражные суды в нашей стране обычно принимают очень формальные решения. Например, было объявление о торгах — значит, было, вне зависимости от того, сколько экземпляров было в газете, где об этом сообщалось». А вот ФАС может отслеживать подобные ситуации, исходя из сути дела.